Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Цветы на навозе: о разговоре Путина с Рукопожатным Творцом   21

Человек и общество

08.12.2016 11:07  

Роман Носиков

273

Цветы на навозе: о разговоре Путина с Рукопожатным Творцом

В Санкт-Петербурге состоялось совместное заседание советов по русскому языку и по культуре и искусству. Личное присутствие президента Владимира Путина на этом мероприятии позволило некоторым творческим натурам, занятым в совете, раскрыться во всю мощь своего дарования.

Речь, разумеется, о режиссере Александре Сокурове.  

Раскрытие мощи

Между творческой натурой и президентом состоялся небезынтересный диалог, который я приведу здесь с некоторыми купюрами.

Творческая Натура Сокуров: «У меня есть сердечная просьба к Вам, Владимир Владимирович, как у гражданина России, как у режиссера. Давайте решим проблему Олега Сенцова. 20 лет, украинский режиссер, 20 лет лагерей, в северном лагере сидит парень. Мне стыдно, что мы до сих пор не можем решить эту проблему. Умоляю Вас, найдите решение этой проблемы. Это невозможно. Режиссер, он должен со мной сражаться на кинофестивалях, если у него другая, в том числе, политическая точка зрения, но не сидя в нашей арктической практически, на севере тюрьме. Обидно и горько, что я вынужден об этом говорить».

Темнейший: «Мы должны исходить из того, что мы живем в правовом государстве, и вопросы такого рода, конечно, должны решаться судебной системой. Что касается его творчества, то он осужден не за творчество, а за то, что он взял на себя совершенно другие функции, как утверждают органы следствия и суда, а именно фактически посвятил свою жизнь террористической деятельности».

Человек С Хорошим Лицом: «Владимир Владимирович, но это же тяжелейшая политическая коллизия была. Разве простой человек просто так, простой эмоциональный молодой человек, разве он может понять хитросплетения и сложности политического момента?»

Кровавый Тиран: «Дело совершенно не в его позиции. Дело совершенно не в том, что он думает по поводу событий, которые произошли в Крыму. Дело в его намерениях и в подготовке противоправных действий, в результате которых могли пострадать наши с вами граждане».

Совесть Нации: «Владимир Владимирович, по‑русски, по‑христиански милосердие выше справедливости. Умоляю Вас. Милосердие выше справедливости. Пожалуйста».

Бездушный Сатрап: «Повторяю еще раз, никто его не осуждал за его взгляды, за его позицию. Осуждение произошло за его намерения совершать действия, которые законом относятся фактически к действиям террористического характера и которые могли повлечь за собой тяжелейшие последствия для наших граждан».

Рукопожатный Творец: «На нем смертей нет, нет гибели. И я уверен, что этого бы не произошло».

Тоталитарный Деспот: «Слава Богу, что нет, но могли быть, если бы ему позволили осуществить его намерения. В этом проблема. Совершенно дело не в том, Александр Николаевич, что он как‑то думал иначе, чем мы с Вами по этой теме, совершенно не в этом. Но тем не менее, спасибо, что Вы обратили на это внимание, знаю, что это вопрос чувствительный, буду иметь это в виду. Теперь по поводу основной темы, о которой Вы сказали...»

Режиссер и «Носорог»

Что следует отметить в этом диалоге? Лично меня более всего поразило то, как Бездушный Тиран несколько раз предлагал Творческой Натуре и, по совместительству, Совести Нации подумать о безопасности сограждан. А Совесть игнорировала все эти предложения так, словно их и не слышит. Впрочем, почему «словно»?

Совершенно очевидно, что эти самые сограждане, про которых что-то там пытается рассказывать Деспот, и их безопасность Творческой Натуре с Хорошим Лицом — до одного места. Его их судьба не интересует. Его интересует только судьба другой творческой натуры — молодого режиссера Сенцова.

Молодого в 38 лет. Режиссера, снявшего один фильм бюджетом в двадцать тысяч долларов, собравший в прокате две тысячи долларов. После этого он отснял трейлер к своему следующему хиту — «Носорог». Вот такой:

Полагаю, что степень режиссерского мастерства уважаемые читатели смогут оценить самостоятельно. С таким же основанием ваш покорный слуга мог бы претендовать на звание певца по причине соучастия в некоторых клипах группы Cannibal Bonner.

Словом, причисление Сенцова к социально близкой группе «творческая интеллигенция» произошло вовсе не в силу его талантов или творческих успехов, а в силу принятия в тусовку, которой по нраву, видимо, пришлась идея поджигать офис «Русской общины Крыма» и устраивать на полуострове взрывы памятников Ленину. Сенцов стал своим именно благодаря тому, что враждебен «согражданам», про которых все время напоминает Тиран.

Цветок на народе

Перед нами извод элитарной морали, предназначенный для творческой интеллигенции. В этой морали сама интеллигенция числится «дворянством духа» — цветком, проросшим на навозе окружающего народа, даром и объектом служения. Не какой-то там прослойкой, а единственным смыслом существования народа. В этом мировоззрении все вполне гладко и комфортно. Им вполне удобно пользоваться — если забыть о паре вещей.

Первая вещь — происхождение интеллигента, этого цветка на навозе. Чтобы на народе мог вырасти хоть один интеллигент, народ должен отнять у себя прибавочный продукт, создать за этот счет специфическую среду, где мог бы появиться интеллигент, поддерживать эту среду и содержать интеллигента до полного его созревания. Интеллигент нашего извода полагает, что все это делается народом потому, что интеллигент прекрасен и достоин того, чтобы его обслуживали. Меркантильный же народ полагает, что он вырастил интеллигенцию для себя, для своих нужд.

Цветы на навозе: Роман Носиков о разговоре Путина с Рукопожатным Творцом

И вторая вещь — честь (а «дворянство духа» тоже предполагает честь) происходит из служения чему-то внешнему и высшему. Она исходит от Бога. От искусства. От народа. Или от тусовки. Чему служишь — то тебя честью и наделяет. Чему не служишь — для того ты пустое место. Как режиссер Сокуров для сограждан.

Библиограф А. Разумов в беседе с Л. Гумилевым упоминал о легенде, ходившей в СССР в 70-е годы. Рассказывали, будто перед расстрелом офицеров-заговорщиков выстроили в ряд — к тому времени как раз поспело указание Ленина помиловать Николая Гумилева. «Поэт Гумилев, выйти из строя!» — будто бы скомандовал начальник конвоя. — «Здесь нет поэта, есть офицер Гумилев», — последовал ответ.

Так вот, если брать по чести, то «выписавшийся» из граждан России Денис Карагодин — не крестьянин. А Сенцов — не режиссер. Но никто из заинтересованных лиц этого не скажет. Просто потому, что дело мы сейчас имеем не с Гумилевым.

И честь этих людей к нам не имеет никакого отношения.


Оцените статью