Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Как Россия стала лидером правых христиан во всем мире   41

Человек и общество

10.02.2017 17:00  

Кейси Мичел

230

Как Россия стала лидером правых христиан во всем мире

Пока США принимали законы о правах геев, Москва упорно шла в противоположном направлении.

В начале апреля 2014 года, когда весь мир бурлил, негодуя по поводу российской аннексии украинского Крымского полуострова, ставшей первым территориальным захватом в Европе после Второй мировой войны, Патрик Бьюкенен (Joseph Patrick Buchanan) задал вопрос. Выступая на страницах Townhall, он поинтересовался: «На чьей стороне сегодня Бог?»

Когда Москва захватывала украинский полуостров, проводила референдум под дулами автоматов, когда начали исчезать крымские татары, Бьюкенен пояснил свой вопрос. Этот бывший спичрайтер Ричарда Никсона и интеллектуальный знаменосец палеоконсерватизма, как называют авторитарное направление мысли, объединяющее белых националистов и Дональда Трампа, написал, что российский президент Владимир Путин заявил претензию на то, что Москва сегодня является божественным городом. Несмотря на путинскую клептократию и на ту угрозу, которую Москва представляет для европейской стабильности, Бьюкенен бесстыдно восхваляет политику Путина, заявляя: «В войне культур за будущее человечества Путин твердо водружает российский флаг на стороне традиционного христианства».

Прошло три года, и сегодня легко не заметить эту статью Бьюкенена при обсуждении российско-американских отношений, отмеченных жирной печатью обоюдных санкций и осознанием того, что Москва на выборах пыталась склонить чашу весов в сторону Трампа. Но в статье Бьюкенена говорится о коренном сдвиге в религиозных отношениях между Москвой и Вашингтоном, а также о той роли, которую Москва играет среди правых христиан всего мира. До 2014 года Россию в основном считали импортером христианских фундаменталистов, большая часть которых прибывала из США. Но когда Кремль в 2014 году аннулировал дипломатические нормы, Москва начала выкраивать для себя новую роль у штурвала мирового правохристианского корабля.

С тех пор хватка Кремля только усилилась, и он все увереннее стоит за штурвалом возрождающихся правых сил. Российские банки финансируют зарубежные партии, такие как французский Национальный фронт; Москва проводит многочисленные международные конференции на самые разные темы, от сетевых связей неонацистов и до попыток местных сепаратистов расколоть США. Между тем, американские фундаменталисты, помешавшиеся на своем стремлении лишить меньшинства прав и мер защиты, все чаще обращаются к России за поддержкой, видя в ней образец того, что они хотят сделать у себя дома, от нападок на ЛГБТ-сообщество и до запрета абортов по всей стране.

«После того, как Россия в 2013 году приняла законы против ЛГБТ, мы видим, как аналогичные проекты законов предлагаются у нас, например, в Теннесси, — сказал мне исследователь ЛГБТ из аналитического центра Political Research Associates Коул Парк (Cole Parke). — Трудно точно сказать, кто кого вдохновляет, но между двумя движениями определенно существует связь».

***

Неслучайно то, что в статье Бьюкенена, которая повествует об участниках «культурной, социальной и нравственной войны» между Россией и «гедонистическим» Западом, упомянута малоизвестная организация под названием Всемирный конгресс семей. По словам Бьюкенена, ВКС назвал превращение России в «лидера движения в защиту семьи» одной из 10 лучших тенденций 2013 года. Чтобы понять, как Россия бросила вызов и сменила США на посту глашатая христианских фундаменталистов, надо разобраться в том, что такое ВКС, и как он в последние годы влияет на российскую политику.

Всемирный конгресс семей базируется в Рокфорде, штат Иллинойс, и является отпрыском Говардовского центра семьи, религии и общества. ВКС утверждает, что хочет «упрочить основы общества», выступая, среди прочего, в защиту «естественной семьи, основанной на браке между мужчиной и женщиной». Руководит им Брайан Браун (Brian Brown), также являющийся соучредителем и президентом крайне правой Национальной организации в защиту брака, которая резко выступает против геев. Как раз на этой неделе, сообщает BuzzFeed, Браун поехал в Москву, чтобы продолжить налаживание трансатлантических связей между Россией и американскими религиозными правыми.

За 20 лет с момента своего основания в 1997 году ВКС стал одним из основных центров притяжения крайне правых американских евангелистов, через который они распространяют свой фундаментализм, а также одной из главных в мире организаций из числа противников ЛГБТ. Как сообщает правозащитная организация «Южный центр правовой защиты бедноты» (Southern Poverty Law Center), ВКС — это «одна из ключевых движущих сил, стоящих за американскими религиозными правыми, которые занимаются распространением гомофобии по всему миру». Но ВКС на такие обвинения не обижается. Так, в 2016 году он провел конференцию в столице Грузии Тбилиси, на которой ораторы призывали участников «решительно противостоять гомофашистам» и «радужным радикалам». На конференции обсуждались самые разные вопросы — от того, как половое воспитание «подрывает семью и родительский авторитет», и до того, как судебная система проводит «идеологическую обработку людей, настраивая их против семьи». (На многочисленные просьбы прокомментировать эти моменты ВКС не ответил.)

Но ВКС это не совсем продукт американского экспорта. Это не просто какая-то попытка разрекламировать для зарубежного потребления христианский экстремизм наряду с бейсболом и яблочным пирогом. Скорее, ВКС это результат совместной российско-американской гомофобской изобретательности. Как заявил недавно аспирант Университета Южной Флориды Кристофер Струп (Christopher Stroop), ВКС стал детищем преподавателей социологии из МГУ Анатолия Антонова и Виктора Медкова, а также Аллана Карлсона (Allan Carlson), который в настоящее время является почетным президентом ВКС. Как сообщает издание Mother Jones, эти двое русских изыскивали средства, чтобы не допустить наступления в России «демографической зимы», полагая, что прогрессивное законодательство по вопросам контроля рождаемости и прав ЛГБТ приведет к цивилизационному краху. В ходе своей работы они наткнулись на материалы Карлсона. Собравшись в квартире «русского православного мистика» эта троица обозначила контуры организации, которая должна была помогать правым христианам во всем мире и вернуть Россию на те позиции, от которых она отреклась во времена советского атеизма.

После создания ВКС на Западе произошли значительные прогрессивные перемены, а вот Россия совершила мощный скачок в противоположном направлении. Во время третьего президентского срока Путина Москва не только встала у руля глобального движения против гомосексуализма, но и еще больше подорвала правила и нормы, касающиеся элементарных прав на аборт. Так, в 2011 году Кремль утвердил закон против абортов, который, как написал журнал The Nation, «многие активисты и сторонники свободы выбора посчитали первым залпом в попытке полностью запретить эту процедуру».

Но этот закон возник не в вакууме, ведь Москва в свое время первой в мире решила узаконить аборты. Скорее, те российские законодатели, которые настаивали на ужесточении правил проведения абортов внутри страны, черпали вдохновение у своих американских коллег, и особенно у ВКС. Надо сказать, что пакет мер по ограничению абортов, разработанный думским депутатом Еленой Мизулиной, был принят на следующий день после того, как руководство ВКС, включая Карлсона и управляющего директора Ларри Джейкобса (Larry Jacobs), собралось в Москве на «Демографическом саммите», который на сегодня является самым успешным мероприятием конгресса, проводимым в России. Как сказал позднее руководитель одной российской организации в защиту женских прав, «было на 100% ясно, что все [в законе против абортов] было скопировано из опыта американских фундаменталистов и консервативных кругов ряда европейских стран, где аборты запрещены или серьезно ограничены». Позднее ВКС утверждал в своих рекламных материалах: «Конгресс помог провести первый в современной истории российский закон об ограничении абортов».

***

Вскоре после завершения «Демографического саммита» Путин объявил, что в 2012 году планирует вернуться на президентский пост, сменив Дмитрия Медведева. Поскольку экономическая ситуация в стране была далеко не блестящая, он обратился за поддержкой к шовинистам, националистам и недовольным всех мастей. За первые полтора года пребывания у власти Путин загнал в угол протестующую оппозицию, удушил многие независимые средства массовой информации и сблизил Кремль с иерархами Русской православной церкви. Все эти шаги указывают на то, что в его мировоззрении произошел сдвиг вправо. Он вернулся к триумвирату времен Николая I под названием «православие, самодержавие, народность».

Христианские фундаменталисты в Америке с ликованием следили за действиями Путина — тем более, что после избрания Барака Обамы на второй срок борцы за однополые браки и права геев пошли в наступление. В 2013 году Москва протолкнула закон «о запрете пропаганды гомосексуализма», направленный прежде всего против оказавшегося на осадном положении ЛГБТ-сообщества. Хотя на Западе этот закон подвергся повсеместному осуждению, религиозные правые в Америке всеми силами поддержали Кремль. Как сообщил в своем материале вебсайт Daily Beast, закон о запрете пропаганды гомосексуализма, как и меры по борьбе с абортами до него, появились не в какой-то временной реакционной атмосфере, а стали результатом «многолетней, тщательно спланированной кампании по оказанию влияния на государства и правительства, чтобы те принимали у себя правовые механизмы «христианских правых». Эта кампания стала следствием усилий американских и российских представителей из ВКС, которые «успешно распространяли зародившуюся в США культурную войну, нанесшую ущерб женщинам и людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией во всем мире». Крайние правые в США в том году поддержали даже российский запрет на усыновление американцами детей из России, а фундаменталисты всячески превозносили этот шаг Путина, заявляя, что это помешает детям жить с однополыми родителями.

А затем в начале 2014 года Россия начала вторжение на юг Украины, заявив свои претензии на Крым, что вызвало санкции и враждебное отношение. Потом был сбит самолет MH17 — наверняка сепаратистами, пользующимися российской поддержкой. На фоне самого серьезного за несколько десятилетий разрыва между Кремлем и Белым домом ВКС подтвердил намерение провести свою ежегодную конференцию в сентябре 2014 года в Москве. Но внезапно США включили в свой санкционный список двух главных сторонников ВКС в России — Мизулину и главу РЖД Владимира Якунина. Сославшись на «неопределенность вокруг санкций», ВКС официально отказался от проведения конференции.

Но это не помешало боссам ВКС приехать на это мероприятие, которое получило новое название «Многодетная семья и будущее человечества», а также продолжить укрепление связей с близкими к Кремлю людьми. Фундаменталисты из ВКС не только продолжали налаживать отношения с радикальным православным олигархом Константином Малофеевым, но и как рассказал мне Струп, «провели конференцию именно так, как она должна была пройти». (Чтобы получить представление о взглядах Малофеева, достаточно вспомнить его мнение о том, что православные христиане не могут быть фашистами, так как «русские пострадали от нацистов больше, чем любая другая страна в мире».) Как написала в 2014 году журналистка Ханна Левинтова (Hannah Levintova), конференция прошла «почти под таким же названием, в том же месте, в то же время и по аналогичному графику». Вдобавок ко всему, официальный российский представитель в ВКС Алексей Комов рассказал российским СМИ, что конгресс несмотря ни на что помог организовать конференцию.

Но на сей раз что-то изменилось. На третьем году третьего путинского срока и спустя несколько месяцев после того, как Россия перевернула с ног на голову тот порядок, который сложился после холодной войны, она вновь начала получать поддержку от крайне правых сил Запада. Это очень разные силы, начиная с белых националистов, воодушевлявших и поддерживавших Трампа в ходе предвыборной кампании, и кончая политическими организациями, которые твердо вознамерились расколоть НАТО и Европейский Союз. Пока Вашингтон добивался легализации однополых браков, Россия, к радости христиан-фундаменталистов по обе стороны Атлантики, внезапно превратилась в главный мировой оплот «традиционных» ценностей.

Как сказал мне Струп, конференция 2014 года «стала тем моментом, когда Россия возглавила процесс национализации и экспорта таких „традиционных» ценностей». Был момент, когда Мизулина заявила, что сегодня проведение конференции такого рода в Европе или в Америке невозможно. Конечно, Мизулина ошибалась; в 2015 году эта конференция проходила в Солт-Лейк-Сити, причем состоялась она спустя всего несколько месяцев после того, как было принято решение о легализации однополых браков во всей Америке. Но в той обстановке, в тот политический момент Россия, по мнению сторонников христианского фундаментализма, вырвала из рук США пальму первенства и стала мировым вождем правых христиан. Москва вполне преуспела в этом деле и даже превзошла своих американских коллег в плане принятия реакционных социальных законов. А недавно она отменила уголовное наказание за насилие в семье. Струп, вспоминая последствия конференции 2014 года, сказал: «Россия надела на себя мантию лидера глобального общественного консерватизма…. Эта конференции дала ей возможность заявить: „Сегодня мы здесь главные«. И люди откликнулись на это, и пошли за ней».

***

Сегодня несложно найти фундаменталистов, которые рассыпаются мелким бесом перед Путиным, якобы обратившимся к Богу. Например, Брайан Фишер (Bryan Fischer), который до 2015 года был официальным представителем Ассоциации американских семей, назвал Путина «львом христианства». Евангелист Франклин Грэм (Franklin Graham) тоже восхваляет Путина, называя его «защитником традиционного христианства». А Бьюкенен, тот хвалит Путина непрестанно. Даже недавние трения, связанные с тем, что Россия приняла закон об ограничении неправославной миссионерской деятельности, и те не охладили пыл американских фундаменталистов, стоящих на стороне Москвы. А Трамп, как и все американские президенты последних десятилетий, без особого внимания относится к социальным проблемам. И если он решит исключить из числа приоритетных вопрос об отмене однополых браков и прав на аборты, то крайне правые в Америке будут все чаще и активнее обращаться к Москве за поддержкой, существенно укрепляя позиции Кремля.

Отвечая на вопрос Бьюкенена, мы можем сказать, что вряд ли знаем, на чьей стороне Бог. Но русские рады вернуть себе поддержку радикальных христианских экстремистов Америки, а также как можно дольше носить на своей голове корону лидерства христианского фундаментализма, причем даже после избрания Трампа. «Они используют историю антикоммунизма как средство убеждения, — сказал Струп. — Они говорят: „Мы пережили коммунизм, а поэтому знаем, как ему противостоять«. И они действуют в точном соответствии с этим сценарием, который является сценарием холодной войны, утверждая, что коммунизм и секуляризация это одно и то же».

Пока неясно, как изменятся трансатлантические отношения христианских фундаменталистов при Трампе, чья любовь к деньгам (как и у Путина) гораздо сильнее любви к Богу. Но на сегодня у правых христиан всего мира есть явный и неоспоримый вождь. Как сказал Джейкобс из ВКС после сборища в Москве в 2014 году, «Россия сегодня — это надежда для всего мира».

 


Оцените статью