Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

«У молодых вообще нет собственной позиции»   115

Человек и общество

26.02.2017 11:00  

Наталья Гранина

339

«У молодых вообще нет собственной позиции»

В этом году отмечается столетие Октябрьской революции, коренным образом изменившей судьбу России и миллионов ее граждан. Немалую роль в тех событиях сыграло студенчество. Принято считать, что эта социальная группа во все времена была самой прогрессивной и политически активной частью общества. Неслучайно в целях профилактики оппозиционных настроений в российских вузах протестировали программу выявления «нежелательных элементов». Однако как свидетельствуют многолетние исследования социологов, современные российские студенты инфантильны, лояльны к власти и всем довольны. А про свою страну практически ничего не знают. О том, что представляет собой сегодня самая прогрессивная часть общества, рассказала заведующая лабораторией политических исследований Высшей школы экономики Валерия Касамара.

Кого вы изучали?

Валерия Касамара: Мы уже четвертый год опрашиваем студентов бакалавриата лучших столичных вузов: МГУ, МГИМО, ВШЭ.

Валерия КасамараИ как они?

До недавнего времени у меня перед глазами был образ «тяни-толкая». Это молодой человек, который стоит на месте, но отчаянно хочет вперед. Его идеал — Советский Союз. Дети, родившиеся после распада СССР, то есть никогда не жившие там, говорили, как все замечательно было в советские годы. Представление о минувшем у современной молодежи восторженно-мифологическое. Все милиционеры были веселыми и добрыми, как дядя Степа; все люди жили очень дружно и весело. Мы даже говорили, что в молодежной среде наблюдается странный феномен — ностальгия по непрожитому времени.

Вы сказали — «до недавнего времени». Сейчас что-то изменилось?

В этом году мы впервые зафиксировали, что ностальгии нет. И молодые люди стали чуть другими. Это все те же «тяни-толкаи». Но только вперед они либо совсем не смотрят, либо с большим трудом. Живут здесь и сейчас. И с очень коротким горизонтом планирования.

Насколько коротким?

Для многих — сессия. Когда я говорю «здесь и сейчас» — это в прямом смысле. Но я могу их оправдать тем, что короткий горизонт у всего российского общества. У среднестатистического россиянина нет установки: «Я окончил институт и представляю, как буду жить до пенсии». Социально-экономическая нестабильность заставляет думать о выживании сегодня. Тут уж не до мечтаний и не до далеко идущих планов. Китайцы со своим представлением о будущем, в котором практически расписана вся жизнь нескольких поколений вперед, долго бы нам удивлялись.

А чего они желают добиться, чего хотят от жизни?

Когда студентов спрашиваешь: «О чем мечтаешь?», самый популярный ответ — самореализоваться. В их понимании это значит «найти хорошую работу», «сделать так, чтобы было интересно, хорошо». Хотят, чтобы эта работа позволяла вести достойный образ жизни, чтобы можно было путешествовать.

Их беспокоит то, что в стране не все хорошо с экономикой и растет количество бедных?

Мы берем студентов элитных вузов. Пусть не все, но многие — из обеспеченных семей. Хотя ребята и говорят, что некоторым вокруг стало тяжелее. Но сами чувствуют себя неплохо. Я не вижу, что они хотели бы что-то резко и радикально поменять в общественном устройстве. Есть вещи, которых они опасаются. Но это также носит бытовой характер. Например, они не представляют жизни без интернета. Они бы хотели, чтобы государство туда не вмешивалось, не цензурировало. Еще для них важны открытые границы. То есть возможность спокойно выезжать за рубеж. Пусть не у всех сейчас есть для этого финансовая возможность, они должны знать, что как только их материальное положение улучшится — никаких препятствий не возникнет.

Социальные лифты для них важны? Или их роль играют высокопоставленные родители?

Многие проговаривают, что надо решать вопрос с трудоустройством молодежи. Однако обязательное распределение после вузов, как в советское время, они считают попранием человеческих прав.

Они готовы отстаивать эти «попранные» права, протестовать?

Об этом даже речи нет. Как следует из наших опросов, российские студенты, наоборот, боятся каких-то волнений и протестов. По их мнению, оппозиционеры призывают к нестабильности. Студенты так и говорят: «Не надо нам "майданов"».

Вот что телевизор-то с людьми делает...

Просто молодые люди в силу своей меркантильности понимают, что с репутацией оппозиционера карьеру не сделаешь. Тогда как лояльность может принести дивиденды. Но у них часто звучит, что если в стране произойдут какие-то перемены, которые отрицательно скажутся на их жизни, они просто уедут. Когда говорят о прогрессивных студентах, которые борются за свои права, сразу представляют демонстрацию у стен Сорбоны. Но тут не Франция.

Вы говорите о студентах престижных столичных вузов. Возможно, их менее сытые товарищи из региональных учебных заведений думают иначе?

Мы в свое время начали со студентов именно элитных вузов, потому что верили, что они чем-то отличаются от общей массы. У этих ребят больше возможностей чего-то добиться в жизни, у них лучше стартовые условия, у них высокий балл ЕГЭ, они мотивированы, они оказываются в мощном информационном пространстве. Сейчас готовим общероссийское исследование, где будем опрашивать не только студентов региональных вузов, но и рабочую молодежь. Однако глобальных различий я не жду. По результатам наших прошлых опросов могу сказать, что российское общество очень однородное. Богатые или бедные — все одно.

И бомж, и миллионер мыслят одинаково?

Социально незащищенные больше чувствуют проблематику сегодняшнего дня. Они живут не так комфортно, как элита, но ведь они всегда жили иначе, чем их обеспеченные соотечественники. Они и мечтают соответственно своему социальному статусу. В начале 2000-х годов мы сравнили школьников из престижных московских гимназий с детьми улиц, то есть с беспризорниками. В то время в Москве они были в изобилии.

Выяснилось, что и у тех, и у других одни и те же мечты. Правда, масштабы разные. Условно — все хотят машину. Школьник грезит о Maybach, а для беспризорника хорош и ВАЗ. Беда в том, что у нас молодежь инфантильна, она ничего не хочет, кроме удовлетворения своего потребительского интереса. Разница между студентами разных вузов незначительна. Возможно, кто-то живет хуже, но у них и запросы помельче.

Но они, в отличие от «элитных», не могут сказать: «Если что — уеду».

Поэтому у них более высокая компенсаторная реакция. Свой возможный неуспех они замещают тем, что говорят: «Россия — великая страна». Причинно-следственные связи, почему жизнь не так хороша, как хотелось бы, ни у элитных, ни у обычных не выстроены.

Они не понимают, что жизнь граждан не в последнюю очередь зависит от тех, кто управляет государством? То есть от них, в скором будущем.

Современная молодежь росла в «тучные годы». Они привыкли к определенному достатку. Особенно если брать состоятельные семьи. И для них такой образ жизни — норма. Они не боролись за свою свободу. Они не понимают, что такое несвобода. А гражданина надо воспитывать. По своей природе человек ленив, инфантилен. И если можно на кого-то что-то перекинуть, он с радостью это сделает. Сегодня мы в большинстве своем видим молодежь, которая с радостью перекладывает ответственность за происходящее на некую элиту. И сразу хочется спросить: «Молодые люди, а кто, если не вы? Вообще-то, вы и есть та самая элита, которая окончит университет и станет управлять страной». Очень редко кто-то из них может сказать: «Я сейчас учусь, но потом я буду принимать решения, касающиеся моей страны».

Никто не желает стать президентом? Хотя бы гипотетически?

У нас был вопрос: «Что бы ты сделал в первую очередь, если бы стал президентом Российской Федерации?» Самые частые ответы: «Никогда не думал об этом» или «Не хочу я быть президентом, не надо мне этого». Трагедия не в отсутствии протестных настроений. Важно — планктон ты или активный гражданин. А уже потом — за белых или за красных. У многих молодых вообще нет никакой собственной позиции. У нас в исследовании уже несколько лет есть вопрос — за что вы гордитесь своей страной и за что стыдитесь. Гордятся традиционно Великой Отечественной войной — где-то около 80 процентов. А стыд по поводу репрессий испытывают 20-30 процентов. Причем, часто ребята просто не понимают, что такое репрессии, почему они были. Да и про Великую Отечественную, если честно, ничего не знают. Просто слышали, что мы этим гордимся.

Для них это просто слова?

Слово как витрина. Они не знают контекста: как это было, сколько погибло, почему. Бывают ситуации, когда тебя спрашивают о чем-то. И приличный человек должен дать условно правильный ответ. Они и отвечают, что им стыдно, за то-то, поскольку понимают: от них ждут такого ответа.

Что, никаких рассуждений, аргументов?

Для меня катастрофа заключается в огромных пробелах образования. В этот раз мы специально спрашивали — сдавали они ЕГЭ по истории или нет. Это как водораздел. У тех, кто сдавал, — в голове ясная картина, есть какая-то ось, твердая система координат. А другие просто ничего не знают. Им можно все, что хочешь рассказать, и они примут это за чистую монету.

Им точно телевизор смотреть нельзя...

Мы задавали студентам вопрос: «Скажите, с чем у вас ассоциируется...» — а дальше называли четыре года. Первым шел 1917 и далеко не все вспомнили о революции.

А раньше у школьников был рефлекс: 1917 год — Ленин, «Аврора», Великий Октябрь.

Это раньше. Сейчас и про Ленина не все знают. Современные студенты на наш вопрос по поводу 1917 года начинали усиленно вспоминать историю. Одни называли расстрел царской семьи, другие — Первую мировую войну. Затем у нас шел 1937 год. Немногие говорили про пик репрессий. У кого-то год ассоциировался с «предвоенным временем», у других — со «временем пятилеток». По поводу 1991 года также не все вспоминали, что тогда произошел распад СССР. Дальше у нас — 1993 год. И тут полная катастрофа. Обычно наши собеседники признавались: «Чем ближе к современности, тем хуже у меня знания». Для меня очевидно, что огромную роль в процессе воспитания граждан играет школа. Это во всем мире так. Поэтому нужно думать, как школе сделать так, чтобы появлялись неравнодушные к происходящему люди, которые хотели бы принимать политическое участие в делах страны.

А может, мы чего-то не понимаем, и школа специально воспитывает людей равнодушных, далеких от всего политического?

С одной стороны, таким проще сказать: «Гордись этим. Делай это». Но только это не работает. Они и гордиться-то толком не умеют. И я сомневаюсь, что общество заинтересовано в людях, которые не хотят и не могут брать на себя ответственность и в любой ситуации по традиции уповают на государство. Время не то.

 


Оцените статью