Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Спасет ли исламский патруль мигрантов от греха   14

Человек и общество

03.03.2017 07:30  

Антон Чаблин

244

Спасет ли исламский патруль мигрантов от греха

В Москве начал действовать «исламский патруль», который организовал активист движения «Стоп-Хам» Ислам Исмаилов. Молодые мусульмане следят за тем, чтобы их единоверцы соблюдали требования религии: не курили, не пили, не сквернословили. Часть опрошенных «Свободной прессой» экспертов позитивно оценивают инициативу, другие уверены, что кроме самопиара в соцсетях, за этим ничего не стоит.

«Нужно положиться на Всевышнего!..»

Новая общественная инициатива называется «Стоп-Харам». Харам в исламе — это все, что греховно, противоречит духовным канонам: курение, алкоголь, разврат, сквернословие, неуважение к старшим… Бдительно следить за поведением единоверцев обещают активисты под руководством Ислама Исмаилова, активиста движения «Стоп-Хам» (которое, напомним, борется против автохамов, незаконно паркующихся на пешеходных переходах).

Первый рейд вместе с адвокатом Русланом Хайбуловым из Татарстана, работающим в Москве, Ислам Исмаилов организовал на Комсомольской площади. Сначала «патрульные» подходят двум мигрантам среднеазиатской внешности, которые расположились около магазина, чтобы выпить водки.

Потом — к девушке (у нее внешность уже славянская), которая с зажженной сигаретой в зубах спешит по подземному переходу. Когда Исмаилов делает ей замечание, что курить в общественных местах нельзя, девица выбрасывает недокуренную сигарету и убегает прочь.

Следующий кадр — немолодой мужчина, который спешит куда-то с бутылкой водки. Исмаилов начинает расспрашивать его: зачем, мол, приехал в Россию, чтобы пить? Тот оправдывается, что три года работает в России и все это время не видел семью.

«Ты семью и не увидишь! Нужно положиться на Всевышнего, Аллаха, попросить его о встрече с семьей. О том, чтобы у тебя был заработок, чтобы твои дети были богобоязненными», — увещевает его Ислам Исмаилов.

 

Мужчина ставит бутылку на асфальт, и один из активистов «Стоп-Харама» с плохо скрываемым брезгливым видом выкидывает ее в мусорный бак. Видеозапись рейда с бескомпромиссным названием «Я готов умереть за ислам», появившись на YouTube и собрала почти 150 тысяч просмотров.

Причем, судя по многочисленным комментариям к видеозаписи, манеру «борьбы за нравственность», которую выбрали Ислам Исмаилов, одобряют далеко не все. Крайне неоднозначно оценивают инициативу молодых мусульман Москвы и опрошенные «Свободной прессой» эксперты и общественно-религиозные деятели из Поволжья и Северного Кавказа.

«Нужны не только наставления, но и реальная помощь»

Екатерина Сокирянская, директор проекта по Северному Кавказу Международной кризисной группы: — Я думаю, цель этого проекта «Стоп-Харам» в том, чтобы популяризировать идею исламского призыва, и он рассчитан на максимальное распространение ролика в соцсетях, а не на конкретный эффект в Москве.

Подход креативный. Думаю, он привлечет интерес мусульман, продвинет идею того, что мусульманин должен наставлять окружающих на путь истинный. При этом такой «патруль», скорее всего, вызовет раздражение значительной части немусульман, которые воспримут инициативу как вмешательство в их частную жизнь.

После просмотра ролика лично у меня возникло сожаление, что его главный герой — хорошо одетый, образованный парень, кроме наставлений ничем не помог выпившему бедолаге-среднеазиату, оказавшемуся в затруднительной жизненной ситуации.

Если бы продвижение исламских ценностей сопровождалось какой-то социальной помощью, если бы «шариатский патруль» помог этому человеку решить его проблемы, после чего тот перестал бы пить, это было бы здорово.

«Одними запретами нравственность не создашь»

Раис Сулейманов, эксперт Института национальной стратегии (Казань): — в 2010 году в Чечне были случаи, когда молодежь разъезжала на машинах и стреляла шариками с краской в девушек, которые ходили без платка, как бы стыдя их за это. Тогда это использовалось для того, чтобы всех вот таким образом мотивировать на ношение хиджаба. И организаторы, и исполнители подобных действий добились своего: в Чечне все девушки ходят в платках.

Еще в январе 2014 года пресса писала о шариатских патрулях в райцентре Базарные Матаки в Татарстане. Если верить публикациям того времени, в этом райцентре молодые ребята-мусульмане стыдили своих односельчан за то, что те празднуют Новый год и выпивают. Случались и потасовки. Однако после того, как об этом стала писать пресса, внимание к райцентру было повышенным, было проведено расследование, и власти сообщили, что ничего подобного здесь не происходило. Понятно, что это выглядит со стороны дико, когда кто-то берет на себя функции «полиции нравов» и начинает таким вот странным образом бороться за моральный облик общества.

Обратите внимание: проект «Стоп Харам» напоминает проект «Лев против» (лидер — Михаил Лазутин): там также молодые ребята спортивного телосложение ходят по улицам и пристают к прохожим, которые пьют пиво и курят в общественном месте. Заканчивается это драками и потасовками.

Более того, сейчас вскрылось, что проект «Лев против» получил на свою «социально значимую деятельность» государственный грант. Или вспомним, как «инспектировал» проституток в Санкт-Петербурге Вячеслав Дацик в 2016 году, устраивая рейды по борделям северной столицы, избивая и унижая девушек, занимающихся проституцией.

Особенностью подобных форм «инспектирования» улиц является то, что, используя законодательный запрет на какое-то действие, которое квалифицируется как правонарушение, организаторы проекта берут на себя функцию полиции и народных дружинников.

Например, формально запрещено употреблять алкоголь в общественных местах: пожалуйста, будем стыдить и снимать на камеру нарушающих это граждан. Вначале берем на себя функцию увещевания, публичного порицания, обязательно запечатлевая это на видеокамеру, а вот затем, как показывает практика деятельности аналогичных проектов, людей могут и наказывать за подобные действия силовыми методами, провоцируя их на грубую реакцию.

В случаи с проектом «Стоп Харам» (не знаю, будет ли у него дальнейшее развитие или после огласки он свернет свою деятельность) проблема заключается в том, что «инспекторы» правопорядка стремятся использовать религиозные предписания для своих действий, что воспринимается иначе, чем действия того же «Лев против».

Ведь это напоминает ситуацию в Лондоне или в городах Германии, где так же появилась своя самопровозглашенная «шариатская полиция», которая также принималась стыдить людей за то, как они открыто одеваются, употребляют ли алкоголь, курят в общественных местах и т. д. Соответственно, реакция на подобные действия у населения была отрицательной.

«Мусульмане переживают за своих единоверцев в Москве»

Гасан Гаджиев, руководитель мобильной группы в общественном движении «За права мусульман»: — Хотел бы для начала заметить, что применение слова «патруль» означает милитаризацию этой акции. А если учесть, что ее проводит мусульманин с бородой, при этом применив в названии акции арабский термин «харам», то поверьте восторга в России это вызовет, мягко говоря, мало…

Что касается самой акции, то порой бывает так, что практикующие мусульмане призывают обратить внимание к тем или иным нарушениям закона стражей порядка. Например, не так давно в социальных сетях распространился видеоролик, в котором жители одного из дагестанских городов, возмущенные продажей насвая на улицах своего города и просят обратить внимание на данный факт сотрудников полиции. Отсюда вывод: да, порой такие акции имеют место быть и в СКФО.

В Москве проживает огромное количество мусульман и многие из них практикуют свою религию, это мы можем наблюдать по количеству человек, приходящих на пятничную молитву. И так же мусульмане переживают за своих единоверцев, которые порой начинают вести распутный образ жизни вдали от дома и внимания родных, отсюда, думаю, и возникла идея данной акции.

Есть определенные ошибки, на которые указали мусульманские активисты организатору акции. Например, съемка на видео: такой подход противоречит этике наставления с точки зрения ислама, тогда как проект нацелен именно на наставление.

«Пусть меру кощунств устанавливает Господь!»

Николай Силаев, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО: — В сильно исламизированных селах и так силен социальный контроль. В городах, особенно крупных, такие вещи вскоре начнет пресекать полиция. Хотя знаю, что в Махачкале могут подойти к курящему или пьющему на улице пиво, знаю, что в Грозном курить на улице не принято. Но вот чтобы так… Не думаю, что эта инициатива получит продолжение где бы то ни было.

Эффект же от акции «Стоп-Харам», думаю, прежде всего в роста трафика на его странице в YouTube и монетизации трафика. «Шариатский патруль» в Москве, пусть даже в такой маркетинговой форме, это настолько скандально, что сейчас этого человека будут унимать все — полиция, мусульманские деятели. Они постараются, чтобы подобного не повторялось.

Никто от таких вещей курить не бросит. Пусть меру наших кощунств установит Господь. Хотя я в данном случае не берусь оценивать, кощунственен ли пиар на религии — множество почтенных людей ровно этим и занимаются.

«Мусульманский призыв нужен, но не в такой форме»

Руслан Гереев, директор Центра исламских исследований Северного Кавказа:

— На сегодняшний день таких патрулей на территории северокавказских республик не существует, поскольку в регионе функционирует очень большое количество религиозных организаций, призыв которых направлен на защиту населения от социальных пороков.

Да, был период когда в так называемых «зеленых» субъектах действовали молодежные группы, которые и призывом, и даже насилием проводили антиалкогольные и иные «антихарамные» компании.

Мусульманский призыв сегодня нужен, конечно — но не «патрульный», а более широкий. И тем более в таких мегаполисах как Москва. Но, как показывает практика, без участия государства в таких делах успеха достичь очень тяжело.

«Каждый мусульманин обязан остановить харам!»

Арслан Мирзаев (Али Чаринский), лидер общественного движения «За права мусульман»: — Как таковых «патрулей» даже с традиционно исламских регионах нет вообще нет. Группами намеренно не ходят. Есть индивидуальная обязанность, в которую вовлечены все идейные личности из числа мусульман.

Ислам обязывает мусульман препятствовать совершению харама (греха) другим мусульманам. Когда мы видим отчетливо, что перед нами мусульманин и он совершает грех, мы обязаны остановить его в форме, которая поможет препятствовать этому, но не усугубит дело. То есть нельзя, чтобы дело дошло до драки и т. д.

То же самое касается и не мусульман, если они вредят обществу — пусть даже в неисламской Москве. Часто приходится делать замечание молодежи в общественных местах, чтобы не буянили и не сквернословили. Без разницы, мусульмане они или нет, мы должны препятствовать подобному поведению.

 

«Даже в странах Центральной Азии подобных „патрулей“ нет»

Игорь Савин, научный сотрудник Института востоковедения РАН: — В Казахстане несколько лет назад были молодежные инициативы по созданию «языковых патрулей», которые контролировали использование казахского языка в публичных местах. Но эта инициатива не стала массовой и не была официально санкционирована. Это было сродни «крику души», но большинство населения инициативу не поддержало.

В Кыргызстане и среди киргизов в России известны самодеятельные инициативы по выявлению «неподобающего» поведения, согласно условного «кода национальной чести» среди девушек.

А вот про инициативы на религиозной основе не слышал. Скажем, в Казахстане такая деятельность затруднена из-за особенностей законодательства, которое отстаивает принципы светского государства.

 


Оцените статью