Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Люди Z и Земля будущего   9

Человек и общество

31.03.2017 17:00

Дмитрий Дробницкий

309

Люди Z и Земля будущего

Поколение Z не ленивое, оно просто ждет перемен, к которым невозможно подготовиться

 

Бать, ну ты чего? Я-то какую страну развалил?!
(Реплика главного героя фильма «Экипаж» 2016 г.).

Известные события в российских городах заставили экспертное сообщество снова заговорить о молодежи, о ее воспитании, о конфликте поколений и, конечно же, о будущем — кому оно принадлежит, каким оно будет и кто его строит. Ну или будет строить.

Не обошлось и без разговоров о молодежной политике. Мол, где ж ее результаты? Ее вести надо так, а не эдак. Говорить с подрастающим поколением надо таким образом, а не эдаким. И вообще, мол, как бы не упустить молодежь!..

С чего, однако, мы взяли, что молодежная политика, в принципе, возможна в наше время? Я говорю не только о нашей стране, но и о мире в целом. Откуда эта уверенность, что правильно построенная политика может сделать молодежь такой, какой требуется — стоит лишь подобрать правильные ключики к их неокрепшим душам?

Даже если и так, где взять эти самые ключики? Не будет ли это попыткой открыть стальной отмычкой биометрический замок?

Или вот еще часто звучащий аргумент. Будущее вовсе не принадлежит молодым. Оно принадлежит, наоборот, зрелым людям. Новое поколение встает на плечи предыдущему и только поэтому может двигать мир дальше. Будущее, мол, — это то, что уже простроено. Без этого фундамента никакого будущего нет

Звучит неплохо, но верно это лишь в том случае, если мы живем в «длинное» или, как его еще называют, «медленное» время, когда история движется плавно и ее линия нигде не прерывается. Большой вопрос, таково ли наше время.

Можно, конечно, утверждать, что прерывание линии и связанные с ним катастрофические (кто-то скажет — революционные) события суть следствия недоработок в политике и воспитании. Но это заведомый самообман. Даже историки не могут апостериори договориться между собой о том, что явилось причиной тех или иных радикальных перемен.

И, кстати, кто сказал, что эти перемены осуществляются именно детьми, а не отцами? Может быть, даже дедами и прадедами. Не исключено, что в прошлом была запущена такая последовательность событий, которая, несмотря ни на какие усилия отцов и детей, будет развиваться по своим внутренним законам, так что единственный вопрос, на который предстоит ответить очередному поколению, состоит в том, в состоянии ли оно выжить в том будущем, которое уже предопределено.

Даже если не быть фаталистом, все равно придется признать, что мир вокруг нас меняется слишком быстро, чтобы считать наше время «длинным», а будущее — легко предсказуемым

Судите сами. За время жизни одного поколения архитектура городов, элементы быта, технологии производства и номенклатура производимого могут смениться несколько раз. Я уж молчу о том, что даже по старым путям сегодня прокладывают совсем другие рельсы, чем десять лет назад, а старая телефонная сеть практически повсеместно отсутствует. Даже так называемая стационарная телефонная связь строится по другим принципам.

А помните печки в загородных домах и туалеты-скворечники во дворе? Я помню. А потом в одноэтажной России (не путать с четырехэтажной) пришло время ОГВ и цивилизованного санузла. А кто-то даже умудрился поставить трехконтурный дизель-блок, который и воду в кране греет, и отопление обеспечивает, и электричество подхватит, если порвутся под тяжестью снега провода, заботливо оставленные в наследство прежними поколениями. И управляется это чудо со смартфона.

За двадцать пять лет по меньшей мере три раза полностью поменялись материалы, из которых строились фундаменты, стены, крыши, трубы, батареи, не говоря уже об отделочных материалах

Что будет, когда появятся компактные термоядерные реакторы — домов на пять, не больше — или станет доступна беспроводная передача коммерческой электроэнергии? Где окажутся заводы по производству проводов? Что станет с месторождениями металлов?

Как будет выглядеть мир, в котором роботы станут такой же обыденностью, как ноутбуки и смартфоны сегодня? А давно ли мы обзавелись ноутбуками и смартфонами?

Это не значит, что все, что делается нынешним поколением зрелых людей, совсем не ценно для будущего. Но и относиться к нему как непреложной ценности не стоит. Ну работали вы когда-то на заводе по производству таксофонов и что? Полезное было дело. Но новому поколению что с этим заводом делать?

Или взять, к примеру, медицину. Это сейчас кажется, что в будущем органы для пересадки будут печатать на 3D-принтерах. Забудьте! В будущем не будет никакой серьезной разницы между 3D-принтером и черно-белым ламповым телевизором — они будут стоять на соседних полках в музее.

То есть будущее — то, которое себе представляем мы — устаревает быстрее, чем реальное будущее наступает.

Мне кажется, что наше понимание молодого поколения, так называемого поколения Z — которое составляют люди от 15 до 25 лет — также устарело, причем еще до того, как обрело хоть какую-то форму

Мол, эти детишки цифровые, они обожают интернет и всякие гаджеты. Ничего подобного! Это 40-50-летние любят интернет и всякие гаджеты. А для молодежи они — даже не то, что для нас цветной телевизор или стационарный телефон в квартире. Это вода из крана. Из устаревшего крана конструкции 1970-х. Это асфальт, сталь и бетон, которые пора бы заменить на нечто посовременнее.

Еще говорят, что старое поколение читает книги, владеет эпистолярным жанром, а новое поколение сидит в социальных сетях. Да ладно! Это старики сидят в социальных сетях. Это 30-40-летние любят «чекиниться» где ни попадя, делать селфи с кружкой пива и писать замысловатые статусы. Половина знакомых мне людей поколения Z вообще не имеют профилей в Фейсбуке или ВКонтакте, а если и имеют, то без фото на аватарке и безо всякой инфы о себе.

А то, что они при этом используют другие площадки для общения — иной раз довольно экзотические, вроде чатов в компьютерных играх — это явление временное, пока они сами еще ничего не сделали и вынуждены довольствоваться тем, что накодили предки. Может быть, они будут общаться через нейрошунты из мозга в мозг — не знаю.

В чем я уверен, так это в том, что мы понятия не имеем, что в этих самых мозгах творится. Почитал американскую литературу на сей счет — там та же картина. Никакого понятия

И не говорите мне, что так случается с каждым поколением. Не так и не с каждым. Поколение X, то есть мое поколение, вполне себе двигалось по траектории, заданной родителями. Другое дело, что ни родители, ни дети не знали, что в России все «иксеры» станут в ранние постсоветские годы строительным материалом 2000-х, а потом всё, что было построено в 2000-е, пересоберут в 2010-е, тоже конструкцию, по многим признакам, временную.

Но мы выжили как-то. Детей завели. И стали строить — в безмерной своей самоуверенности — свое буржуазное завтра. А что? Все наше существование подравнивалось тогда под «прогрессивное человечество». Со скрипом, с большими перекосами, но, казалось еще чуть-чуть, и свое дело детям завещаем. Смешно, правда?

Западные «иксеры» тоже думали, что все идет ровно. Восхищались миллениалами (теми, кому сейчас 25-35) — мол, они продвинутые, они классные, они зеленые еще, но заматереют и двинут мир дальше. А те оказались вообще ни о чем. Застряли между Берни Сандерсом и Тави Гивенсон, пока Запад разворачивался на 180 градусов. И теперь они уже вряд ли на что-то смогут повлиять.

Тем временем, начало подрастать поколение Z, и вот они — совсем загадочные. Иной раз, с ними даже не найдешь общей темы для разговора. Они иначе относятся к родителям. К сексу, к образованию, к работе, даже к еде

Одно время мне казалось, что они слишком расслабленные — как в анекдоте про «вдруг война, а я усталый». Потом я сопоставил скорость изменений в мире с индифферентностью детей к настоящему и понял, что будущее, которое их ждет, оно точно совершенно другое, чем мы себе нафантазировали.

Они не расслабленные, они — как бы это лучше сказать — поколение на консервации. Материал для нового будущего. Неожиданного, непонятного и непредставимого.

Но, как и в случае с нашим поколением, не они это будущее учудят. Это мы каким-то образом, все такие консервативные и многоопытные, умудримся запустить процессы, которые сами не понимаем и не контролируем.

Можно, конечно, порассуждать на тему о детской «пятой колонне». Как в изумительном рассказе Рэя Брэдбери«Урочный час» (Zero Hour), в котором детей, «впечатлительных» и недовольных рамками мира взрослых, используют инопланетяне, чтобы вторгнуться на Землю. Те дети, которых предки не слишком доставали, пообещали родителям, что утилизируют их «не очень больно».

Рассказ был написан в 1947 году. В нем явно сквозит что-то маккартистское. Или антимаккартистское — это с какой стороны посмотреть. Но еще в нем чувствуется страх пережившего Вторую Мировую войну поколения перед неотвратимым будущим. Страх, переросший в фобию перед поколением своих детей.

У Брэдбери в «Урочном часе» есть гениальная фраза, которая заставляет главную героиню (когда уже поздно, разумеется) осознать серьезность грозящей опасности: «Родители привыкают все пропускать мимо ушей». Как это точно!

Не молодежной политикой надо заниматься по тридесятому разу. И не воспитанием подрастающего поколения. Поздновато для людей Z. Их надо послушать, присмотреться к ним. Что это они там мастерят на заднем дворе? И почему так странно общаются?

Если все дело в зловредных «инопланетянах», то тут пусть спецслужбы работают. В американском сериале «Шепот», который был снят по мотивам «Урочного часа», компетентные органы успевают среагировать, но им все равно не хватает понимания — нет, не инопланетян, а именно своих детей, то есть, пользуясь метаязыком Брэдбери, будущего.

Кстати, любопытно название сериала. Дело в том, что у американского поколения Z, помимо Snapchat’а, в большой чести социальная сеть Whisper (то есть «Шепот»), которая изначально задумывалась как анонимная и безопасная для детей площадка.

Может быть, это мы, сами того не понимая, строим «что-то не то на заднем дворе»? Или уже построили? Может быть, еще не поздно что-то подправить? Хоть чуть-чуть. И тогда будет «не очень больно» — и детям, и нам.

В любом случае пристегните ремни. С «инопланетянами» или без, а будущее нас очень удивит. Извините, у меня для вас сегодня нет обнадеживающих новостей.

 


Оцените статью