Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Что, если он уйдет?   3

Человек и общество

26.05.2017 07:00  

Тим Раманн

368

Что, если он уйдет?

Сомнительные связи с Россией могут иметь для президента США Дональда Трампа фатальные политические последствия. При этом у мира нет запасного плана на случай его отставки. Есть три сценария — и удивительный итог размышлений.

Ох уж этот Дональд Трамп, он просто неутомим и вездесущ! В Саудовской Аравии он исполнил «танец с саблями» с тамошним королем, в Иерусалиме он побывал дома у семейства Нетаньяху, а еще заглянул в Рим к папе Римскому и, конечно, в Брюссель к председателю Европейской комиссии Жану-Клоду Юнкеру. А теперь президент США собирается обсудить с участниками «Большой семерки» некоторые вопросы миропорядка. Можно было бы подумать, что он, всемогущий властелин мира, ездит по миру и тут и там ведет посреднические переговоры с представителями трех религий — восемь дней и триумфальный вояж.

Однако самая первая зарубежная поездка в роли президента США может одновременно стать для него и прощальным турне. Во вторник, на следующий день после его возвращения в США, уволенному Трампом главе ФБР Джеймсу Коми предстоит выступление в Конгрессе, которое может иметь плохие последствия для президента: ситуацию вокруг его сомнительных дел с Россией не удастся решить парой-тройкой сообщений в Twitter.

Бывшему советнику Трампа по национальной безопасности Майклу Флинну и вовсе грозит тюремный срок, потому что он отказывается выложить документы, свидетельствующие о предположительных связях избирательного штаба Трампа с Россией. При этом практически ежедневно всплывают все новые и новые документы, в которых говорится о том, кому Трамп — возможно, незаконно — велел прекратить расследование связей его команды с Россией.

Списывать Трампа со счетов пока рано. Но уже не рано задуматься о том, как выглядел бы мир без него на вершине власти в США — мир, в котором к власти пришел бы его фундаментально религиозный и крайне консервативный заместитель Майк Пенс. Ведь Пенс — человек, которого тоже стоит опасаться многим либеральным европейцам, потому что он выступает против людей нетрадиционной сексуальной ориентации, считает глобальное изменение климата выдумками и хочет отменить государственные пособия для малоимущих.

Может ли такой человек, как Пенс, объединить расколотую страну вокруг общих ценностей, вселить в нее новую, здоровую уверенность в себе, как это когда-то удалось Джеральду Форду после «Уотергейтского» скандала и отставки Ричарда Никсона? Предлагаем вашему вниманию три вероятных сценария дальнейшего развития ситуации в мире без президента Трампа.

Сценарий первый: все будет (еще) хуже

Трампу нравится представлять себя жертвой, и после снятия с должности у него будет целый день на то, чтобы писать по этому поводу в Twitter. Он будет рассказывать об «охоте на ведьм», о конспирации элит, которые с самого начала его невзлюбили и с первого же дня принялись мешать ему и пытаться изгнать его, демократически избранного президента, из Белого дома. Теперь он объявит им всем «войну». Десятки тысяч его сторонников устремятся в столицу на демонстрации протеста против ненавистного истеблишмента. Тем самым начнется акция Occupy Washington.

Если коротко, то «рассерженные горожане», которыми Трамп воспользовался еще в ходе избирательной кампании, станут еще более радикальными. Эти «новые правые», которые под флагом патриотизма требуют предоставления им дополнительных прав и принципиально отвергают глобализацию, свободную торговлю и «международное сотрудничество», станут еще сильнее.

Президент Пенс предпримет, правда, определенные усилия по осторожной корректировке конфронтационного курса Трампа. Так, стена, которой тот собирается отгородиться от Мексики, останется невысоким забором. Запрет для мусульман на въезд в США будет отменен. Пенс также не станет называть каждый торговый договор «плохой сделкой» для американской рабочей силы.

Но сможет ли Пенс объединить поклонников Трампа с его врагами? С точки зрения демократов, бывший губернатор Индианы — реакционер. Он выступает не только против гомосексуальных браков и абортов, но и хочет разрешить абсолютную свободу применения оружия, а также завалить и без того не бедствующую американскую армию новыми миллиардами долларов. При этом, однако, трамповские «рассерженные горожане» относятся к нему с подозрением — хотя бы потому, что он стал наследником их кумира и делает общее дело вместе с «системой» в Вашингтоне.

Ко всему прочему новому президенту придется с первого дня у власти волноваться за собственные перспективы — как и его предшественнику. В конце концов, Пенс тоже является членом команды Трампа и, вполне возможно, тоже участвовал в предположительных контактах с русскими. Кроме того, он не может всерьез рассчитывать на поддержку товарищей по партии: среди республиканцев после падения Трампа наблюдается раскол по поводу того, был ли президентский срок строительного магната этаким «происшествием на производстве» в новейшей истории США или знамением времени, сигналом к началу новой эры и ренационализации американских интересов.

А что же демократы? Они тоже занимаются прежде всего собственными проблемами. Политический «камбэк» будет слишком ранним для американских левых — и будет предотвращен неудачницей выборов Хиллари Клинтон, которая надеется на возвращение на политическую авансцену. А также бывшим президентом Бараком Обамой, который сейчас с сумасшедшей скоростью монетизирует свой ораторский талант и отдыхает в обществе различных миллиардеров. Они оба укрепляют образ «салонных» социалистов, которые все еще не поняли, какими будничными заботами живут рядовые избиратели.

Если коротко, то у Майка Пенса есть «ноль шансов примирить страну», считает Стюарт Патрик (Stewart Patrick) из исследовательского центра под названием «Совет международных отношений». По его словам, Пенсу не приходится надеяться ни на поддержку Конгресса, ни на поддержку большинства американцев: «Тогда был бы запрограммирован политический штиль».

Сценарий второй: все будет (снова) хорошо

Тем не менее, можно будет вновь помечтать об Америке, которая воспринимает саму себя как «маяк демократии», всеобщую страну-мечту и страну неограниченных возможностей, открытую всему миру. Примерно такой ее видел публицист Генри Люс (Henry Luce), провозгласивший в 1941 году начало «американского века», когда для страны была типична самоотверженная миссия помогать остальному миру во имя добра.

Так что Пенс вновь введет в обиход Белого дома такие добродетели как радость дискуссии и верность фактам. Он объединит вокруг себя лучших советников, представляющих оба политических лагеря, сделав главным критерием при их отборе уровень компетентности, а не совпадение его позиции с его собственной. Своим однопартийцам он заявит, что им всем нужно смотреть не только на радикалов, но и на всех американцев. Сразу после вступления в должность он сядет в самолет и отправится в Канаду или Мексику, чтобы постараться «склеить» посуду, побитую в последние месяцы.

А оттуда он полетит в Берлин и Брюссель, чтобы постараться очаровать ЕС и НАТО, где объявит о возрождении проекта по созданию Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TTIP), а также о решимости Америки урегулировать ситуацию в Сирии и на Ближнем Востоке дипломатическими средствами. Наконец, он посетит Пекин, чтобы договориться с китайцами о мерах по защите климата, а также Токио, где заявит о готовности Америки к развитию и Тихоокеанского партнерства. И тогда можно будет позабыть об изоляционистской и протекционистской политике Вашингтона, как о страшном сне.

Сценарий третий: все и дальше будет сложно

Но у всех этих мечтаний есть один недостаток: они нереалистичны, а уж в этом случае особенно. Это связано не только с тем, что при Пенсе такое развитие ситуации вряд ли возможно. Но и общественное мнение в Америке изменилось. Триумф Трампа не был случайностью — у него была база в сфере реальной политики.

Лишь относительно немногих американцев можно назвать настоящими, радикальными изоляционистами, выступающими за тотальный отказ от участия в глобальной политике. Но очень многим американцам очень хочется, чтобы их страна отказалась от роли мирового жандарма. Идеализм и вера в то, что Америка должна нести демократию в мир, испарились. Страна в последние годы потеряла слишком много человеческих жизней: войны в Афганистане и Ираке оказались непомерно дорогим «удовольствием», и люди больше не доверяют политикам, которые слишком часто выдумывали несуществующие на самом деле причины для вмешательства США в ситуацию в тех или иных странах.

«Американцы больше не хотят финансировать дорогие военные кампании за границей, в то время как на улицах американских городов на асфальте появляются все новые колдобины, а стены в школах покрываются плесенью», — говорит Люк Коффи (Luke Coffey) из консервативного исследовательского центра «Фонд Наследие» (Heritage Foundation).

Так что лозунг Трампа «Америка превыше всего» поддерживают далеко не только его самые верные избиратели — он останется актуальным и после Трампа, в том числе и в вопросах торговли. Демократы, правда, не будут присваивать этот слоган себе, но в последние месяцы они серьезно «сдвинулись» влево, так что теперь даже настроенное «социалистически» крыло во главе с Берни Сандерсом на удивление согласно с Трампом касательно отвержения свободной торговли. Поэтому возврат к Тихоокеанскому партнерству маловероятен, а возрождение Трансатлантического партнерства и вовсе практически исключено.

Даже согласие в отношении новых правил в волатильном банковском секторе будет в таких рамочных условиях проблематичным. Республиканцы настаивают на том, что нужно доверять (иногда даже слепо) рынку. А многие демократы мечтают о том, чтобы их партия стала этаким «движением против Уолл-стрит», «партией людей, а не больших денег». Основная масса демократов хочет (снова) заботиться о народе — иначе (и лучше), чем Трамп и, по крайней мере, не о богатых и властных.

Элизабет Уоррен (Elizabeth Warren), одно из главных лиц Демократической партии, хочет разбить крупные банки. Майклу Барру (Michael Barr), финансисту из Мичиганского университета, все понятно: «Республиканцы и демократы в плане банковского регулирования преследуют диаметрально противоположные цели». Так что партнерам США вряд ли приходится рассчитывать на то, что они смогут положиться на США — и на то, что им удастся с ними договориться.

Аналогично обстоят дела и во внешней политике и политике в области безопасности. В этой сфере Америка склоняется к тому, что она больше не в состоянии действовать так же активно, как действовала до сих пор. Так что пусть ее союзники в Европе и Азии сами заботятся о собственной безопасности и платят за это. По этому поводу в Америке никто не спорит. Так что и следующий президент США будет настаивать на том, чтобы партнеры по НАТО, в частности, Германия, вкладывали в укрепление собственной безопасности по два процента от ВВП. Поддержание свободного мира и в финансовом, и в военном смысле, все больше и больше будет считаться общей задачей.

Тем более что Трамп делает так, что незыблемая лидирующая роль Америки в мировой политике, которую она играет после 1945 года, постепенно ослабевает. На Ближнем Востоке он благодаря новым многомиллиардным оружейным контрактам с Саудовской Аравией и агрессивной антииранской риторике раскрылся «во всей красе» не как посредник, а как арбитр, беззастенчиво подыгрывающий одной из противостоящих друг другу сторон.

Одновременно с этим российский президент Владимир Путин вводит свои «кибервойска» в Америку и упивается властью на Украине, тогда как Китай превращается в нечто большее, чем рынок экономических возможностей и политический «премиальный партнер», беззастенчиво расширяющий свою власть в Южно-Китайском море или, например, в богатой полезными ископаемыми Африке.

Так что давайте подведем итог: возможно, будет лучше, если Дональд Трамп еще некоторое время побудем президентом США. Неужели все зашло настолько далеко, что нам уже труднее представить себе мир без Трампа, чем мир с Трампом на вершине власти?


Оцените статью