Зияющие высоты русской культуры и ее враги

Человек и общество

01.09.2016 03:44  

Редакция Aurora.network

335

 

13:5131.08.2016

(обновлено: 16:35 31.08.2016)

 

Владимир Лепехин, член Зиновьевского клуба МИА "Россия сегодня"

"Самая мощная советская книга второй половины XX века" — так охарактеризовал роман Александра Зиновьева "Зияющие высоты" известный российский литературовед Павел Евгеньевич Фокин. И он прав: в России сегодня нет интеллектуала, кто бы не был знаком с этим выдающимся произведением.

Полагаю, что в контексте очередной мировой войны, вновь развязанной Западом против России, было бы неправильно отмечать юбилей "Зияющих высот" исключительно в кругу почитателей зиновьевского таланта. Бестселлер должен был шагнуть к широким читательским массам — и он шагнул на днях к ним не где-нибудь, а в Крыму.

 

Думаю, что Крым — то самое место, где следовало бы отметить 40-летие со дня публикации нашумевшего социологического романа Александра Зиновьева "Зияющие высоты".

Симферополь. Встреча зиновьеведов

На днях в Симферополе и некоторых других городах полуострова состоялись мероприятия, посвященные 40-летию книги, перевернувшей судьбу Александра Зиновьева и жизни сотен тысяч советских людей.

Главным таким мероприятием стала встреча вдовы писателя и сопредседателя Зиновьевского клуба МИА "Россия сегодня" Ольги Мироновны Зиновьевой с крымскими интеллектуалами и деятелями культуры в столице полуострова — Симферополе.

Участники встречи согласились с тезисом о том, что Симферополь уже не тот, что был еще два года назад. Здесь появились новые вакансии, новые стройки и новые заботы. Россия принесла жителям Симферополя ощущение перспективы и растущей значительности, а также автомобильные пробки, свидетельствующие о том, что столица Крыма стала трансформироваться из украинского захолустья в город континентального (евразийского) значения.

О.М. Зиновьева и В.А. Лепехин на встрече с интеллектуалами в Симферополе

Пробка образовалась и в гостинице "Москва": вечером 25 августа конференц-зал отеля был полон тех, кто читал книги Зиновьева и знаком с его идеями. Впрочем, речь на встрече шла не только о книгах Александра Зиновьева. Зиновьеведы, чеховеды и пушкиноведы обсуждали "зияющие высоты" российской и мировой политики, проблемы социально-экономического развития Крыма, но особенно — проблемы современной культуры. Ведь именно на примере культуры более всего очевидна суть момента.

Зимой 2014 года граждане Украины, прежде чем размежеваться по политическим мотивам и оказаться в состоянии гражданской войны, разделились по культурному признаку. Киевляне выбрали для себя "европейскую мечту" с её утилитарными потребительскими радостями. А крымчане предпочли остаться в собственной многонациональной культуре: в могучем русском языке, в большой русско-советской литературе, в большом отечественном кино, в музыке, театре и философии, в великой российской истории.

Вопросы О.М.Зиновьевой из зала

Уважение к памяти в противовес беспамятству. Вот суть момента, переживаемого сегодня жителями Крыма, превратившегося за годы украинской независимости в последний редут подлинной культуры, противостоящий общей интеллектуальной и культурной деградации нового "независимого" государства.

"Любое сакральное место нуждается в оригинальной философии. Будет такая философия и у Крыма, — пообещал участникам встречи автор этих строк. — И это будет не философия "местечка" как периферии периферийной недостраны, но философия самобытной и суверенной тысячелетней российской цивилизации, в которой Крым — один из важнейших элементов".

Cевастополь. Зияющие высоты русского духа

Следующим пунктом назначения Зиновьевского клуба МИА "Россия сегодня" стал Севастополь — символ русского сопротивления мировому злу.

О чем говорили члены клуба за кофе на набережной Севастополя у Графской пристани? Как ни странно — о Сербии.

Напомню, что Александр Зиновьев, после 21 года жизни в Германии, в 1999 году принял решение вернуться в Россию. Причиной тому стал его протест — несогласие с целями и методами той войны, которую Запад объявил Сербии.

Зиновьев увидел в этой войне не только реванш неофашистов — их месть антифашистской Югославии; он увидел в ней будущую войну "цивилизованной" Европы против Украины и России.

Александр Зиновьев поддержал Слободана Милошевича, возглавив Международный комитет в его защиту, и был с ним до конца. К сожалению, русский мыслитель не дожил до того дня, когда в мире нашлась сила (и она нашлась именно в Севастополе), которая бросила вызов Западу; и он не дожил до того дня, когда Гаагский трибунал принял решение о невиновности Милошевича.

Сегодня в Севастополе действует филиал Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, который в свое время закончили Александр и Ольга Зиновьевы. Вот почему у членов Зиновьевского клуба появилась идея учредить в Севастопольском филиале МГУ Зиновьевскую аудиторию (по примеру той Зиновьевской аудитории, которая существует на родине писателя — в Костромском государственном университете), в которой каждое начало учебного года могло бы начинаться с лекции о творчестве Зиновьева и "зияющих высотах" русского духа.

Памятник затопленным кораблям в Севастополе

А еще здесь, в окружении артефактов славы российского флота и защитников Севастополя, мы говорили о театре, кино и, конечно же, литературе. О том, что Крым невозможно представить себе без "Бахчисарайского фонтана" Александра Пушкина и "Севастопольских рассказов" Льва Толстого, без "Алых парусов" и "Бегущей по волнам" Александра Грина. Его совершенно невозможно представить без чеховских пьес, "Листригонов" Александра Куприна, "Оптимистической трагедии" Всеволода Вишневского, "Черного моря" Константина Паустовского и искрометных романов Юлиана Семенова; без стихов Ахматовой, Волошина и многих других русских, советских и российских поэтов.

Крым невозможно представить без колоссального культурного наследия России и Советского Союза, которое последние 23 года принижалось и бездарно проматывалось "независимой" украинской властью, а после её свержения в 2014 году не могло и не должно было достаться бандеровцам — людям с избирательной памятью и извращенными представлениями о национальных ценностях.

Коктебель и Карадаг. Пик Зиновьева.

Фестиваль превратил Коктебель в "джазовую Мекку" — писала в эти дни крымская пресса. И это правда. Во всяком случае, у автора этих строк сложилось впечатление, что джаз давно уже стал нашей родной, российской, музыкой. Такое ощущение, что американский джаз утрачивает аудиторию в маргинализующихся США и приобретает её в России. Именно здесь давно существует и растет благодарный и массовый любитель качественного музыкального мейнстрима.

Разумеется, организаторы джазового фестиваля не могли обойтись без речевого жанра — умных диалогов и пресс-конференций на немузыкальные темы. Дал свою пресс-конференцию и Зиновьевский клуб.

"Крым был затянут в геополитический "карман", ему не давали развиваться, его методично грабили, а к жителям относились как к людям второго, если не третьего сорта. Это была оккупация слабыми, бездельниками, хищниками", — вот так жестко высказалась в ходе пресс-конференции Ольга Мироновна Зиновьева.

"То, что мы видим сейчас на Украине, — это бледная копия того, что происходило на майдане. Слава Богу, в Крыму народ не прыгал, а молча пришел и проголосовал за свое будущее. Это здорово. Надо пользоваться тем, что Крым наконец-то вернулся в материнскую Россию. Надо вгрызаться в эту землю, окучивать ее, работать с ней, создавать образцы для подражания. Мы должны вернуть то, что было потеряно в течение более чем 20 лет".

О.М. Зиновьева на пресс-конференции в Коктебеле

Действительно, в марте 2014 года Крым вернулся домой: к своим собственным корням, истории и уникальной культуре. Он вернулся и к фундаментальной науке — как, к примеру, Коктебельский заповедник "Карадаг", созданный более 100 лет назад русским ученым и приват-доцентом Московского университета Терентием Вяземским.

26 августа, в день 40-летия со дня публикации "Зияющих высот", группа Зиновьевского клуба МИА "Россия сегодня" совершила подъем на одну из безымянных высот Карадагского природного заповедника, после чего эта высота перестала быть безымянной: администрация заповедника обещала принять решение о присвоении вершине названия "Пик Зиновьева".

 

Феодосия. Русская культура и "Девятый вал" западнизма

В Феодосии, как нигде, понимаешь, что фраза "Айвазовский — великий украинский художник" звучит как минимум несправедливо. Еще более нелепо звучит нечто подобное в отношении писателя Александра Грина, музей которого тоже находится в Феодосии, по соседству с галереей Ивана (Ованнеса) Айвазовского.

В голодном 1920 году, в самый разгар гражданской войны в России, Александру Грину и в голову не могло прийти мечтать о какой-то евроинтеграции, дабы разменять свои убеждения на относительный материальный комфорт. Напротив, в суровые для молодой российской республики годы этот писатель создает самое свое романтическое произведение ("Алые паруса"), лейтмотив которого — вера в идеалы и чудо.

В Крыму, как и во всей России, всегда верили в чудо. И в 2014 году крымчанам и в голову не могло прийти скакать на майдане ради печенек от Госдепа. Как можно разменять великую русскую культуру на "девятый вал" западных квазиценностей с их фальшивой толерантностью, христианофобией и страстной любовью к гей-парадам и ароматизированной ГМО-колбасе?

В Киеве посчитали, что истинная цивилизация там, где печатаются доллары и евро, а с нашей точки зрения, подлинная цивилизация там, где печатаются умные и честные книги. Такие, как "Зияющие высоты" Александра Зиновьева.

Источник

Сcылка >>


Оцените статью