Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Сергей Белкин, "Холодная война как фактор развития"

Человек и общество

21.03.2016 00:02  

Михаил Хазин

150

Выступление на семинаре Фонда Андрея Первозванного «Ценностная повестка России»

 

СЕРГЕЙ БЕЛКИН·19 МАРТА 2016 Г.

 

 

 

17 марта 2016 г.

Прежде всего скажу, что считаю холодную войну полезным явлением. Это война ценностей и война за ценности. Именно поэтому она дает возможность обосновать свою систему ценностей и утвердить ее в истории. Холодная война – это шанс бескровного прорыва в будущее. К сожалению, этим шансом не всем и не всегда удается воспользоваться.

Что такое русские, российские ценности, которые мы хотели бы утвердить? Российский социум крайне неоднороден в ценностном измерении. К сожалению, это все, что мы можем о нем сказать. Куда нам двигаться в пространстве ценностей и как это делать мы не знаем. Что надо охранять и сберегать, а что можно и нужно менять – неизвестно. Это главная проблема, на которую я хочу обратить внимание: Россия – государство, которое не может предъявить миру систему ценностей! Её нет!

В Америке положение иное. Американская система ценностей существует как государственный политический инструмент, у которого есть и объект приложения, и цель, и заказчик.

«Американские ценности» – это политический конструкт, составленный из сложной смеси доктрин и политических решений. Это и сакрализованная история и культурно-бытовая мифология, и продукция Голливуда и система образования. «Американская мечта» не с неба упала, а была создана ми усилиями политиков, мыслителей и творцов образов: писателей, художников, поэтов, музыкантов и т.д. Что касается «русской мечты», то ее нет, она не существует. Американская – есть, китайская – в наличии и успешно работает, европейская – хоть и в жалком виде, но тоже имеется. Русской же нет ни в каком виде.

Второй момент, на который хочу обратить внимание. Различия в ценностях – не самая глубинная причина наших расхождений с Западом. Есть более фундаментальный фактор: этика.

Ценности являются производными от этических систем. Несовпадение этических систем России и Запада – вот фундаментальная причина невозможности их слияния, скрещивания или конвергенции. При любом слиянии одна из этических систем неизбежно должна исчезнуть. В Америке об этом знали и целенаправленно воздействовали.

Советский математик Владимир Лефевр написал еще в семидесятые годы книгу «Алгебра совести». В ней была выдвинута концепция «двух этических систем». В чем он видел базовое отличие? В том, что представители одной воспринимают компромисс между добром и злом как зло, представители другой — как добро. Эмигрировав в США и войдя в команду Рейгана, Лефевр утверждал, что именно по этой линии и идет водораздел между СССР и США.

США отнесены Лефевром к этической системе, в которой компромисс считается «добром», а Россия – к системе, в которой к компромиссу не стремятся, считают это слабостью и где цель оправдывает средства. То есть США – общество более высокой морали, а СССР – общество отсталой, неразвитой морали. При этом Лефевр подчеркивал, что ценностные системы и у СССР и у США очень близки, практически одинаковы, поскольку так или иначе произрастают из христианства, а вот поведенческий механизм, проистекающий из разного отношения к компромиссу, разносит их по разным этическим системам.

Как известно, именно Рейгану приписывают особую роль в победе над СССР в холодной войне. Я привел этот пример не потому, что «учение Лефевра» оказалось смертоносным оружием. Ясно, что действовало много других факторов. Но этот пример показывает, что знание и изучение ценностных и этических систем является политическим инструментом, а не «чистой наукой».

К слову сказать: «учение» Лефевра – ошибочное. Этических систем – не две. И даже полюсов координат, в которых эти системы можно рассматривать – много.

-=-

Следующий вопрос, который я хочу успеть обсудить, таков: к какому исходу в этой холодной войне мы стремимся? Есть только три варианта: сдаться победителю, проиграть; победить врага, выиграть войну; или третье: найти способ сосуществования, отыскать взаимоприемлемый компромисс. Рассмотрим все три варианта.

Первый путь – «сдаться». Да, у нас есть те, кто к этому стремятся. Наиболее заметная их часть – так называемая оппозиция, идентифицируемая именами Касьянов-Каспаров и прочими, которые недавно в Вильнюсе говорили о «своеобразной самооккупации». Но на самом деле тех, кто хочет и готов «сдаться», то есть передать Россию под внешнее управление – гораздо больше. Часть из них находится во властных структурах, часть в бизнесе, очень многие – в СМИ, в сфере культуры, часть – просто обыватели. Все это продолжатели и приверженцы линии Горбачева-Ельцина-Козырева: полной и безоговорочной капитуляции.

Второй вариант – «выиграть холодную войну». Звучит гордо, но в чем состоит выигрыш? В том, что Америка примет наши ценности, а не мы ее? Полагаю, что это абсолютно нереалистичная практическая цель. Думаю, что единственная перспектива «навязать» свои ценности кому-либо, это не их манифестация или насильственное внедрение, а демонстрация привлекательного жизненного устройства, основанного на этих ценностях. Только тогда мы могли бы сказать: вот наша модель. Хотите – заимствуйте…

Остается третий вариант: поиск компромисса. Но для этого, надо выработать политический конструкт «Российские ценности». Потому что выстраивание компромисса предполагает точно выверенную иерархию того, чем можно поступаться и к чему это приведет, а чем нельзя.

Повторю: ценности Российской Федерации как государства не определены. Есть православные, мусульманские, светские, гуманистические; есть возрастные и гендерные ценности, есть сложная мозаика этнических и идеологических ценностей. Есть все, кроме государственной системы ценностей. А ее отсутствие означает невозможность целенаправленной работы по поиску компромисса в условиях непрекращающейся холодной войны. То есть невозможность ведения войны в собственных интересах.

Таким образом, из всех возможных вариантов исхода холодной войны мы – и государство и его интеллектуальное сообщество, – готовы только к одному: к поражению, проигрышу, переходу под внешнее управление во всех сферах жизни, включая духовную.

-=-

И последнее. Для того чтобы экспертно-аналитическая работа не оставались чистым любомудрием, а превращалась в практические результаты, исключительное значение приобретает наличие и статус заказчика этой работы. Заказчик должен формулировать цель, во имя достижения которой исследуется проблема – в данном случае, проблема наших целей в холодной войне.

Заказчиком должно быть государство, его политическое руководство. На примере США это очевидно. Политическое руководство США поставило цель: начать холодную войну и победить в ней, разложить систему ценностей Советского Союза и навязать свою. Экспертно-аналитические центры США изучили ценностное устройство СССР, нашли в нем слабые звенья, выработали методы воздействия на них, и во многом добились результатов.

Мы должны требовать от политического руководства страны постановки целей и задач. Только так можно противопоставить противнику, ведущему против нас холодную войну, хоть какое-то осмысленное сопротивление.

Сcылка >>


Оцените статью