Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Судят правозащитника Гапоненко   2

Человек и общество

26.10.2017 07:00  7.8 (11)  

Vesti.lv

2394

Судят правозащитника Гапоненко

В Латвии начался судебный процесс над профессором Александром Гапоненко за «антиамериканские» комментарии в социальной сети Facebook

Это не шутка: профессору грозят лишение свободы на срок до 5 лет, денежный штраф или исправительные работы.

Уже первое заседание началось помпезно: давать показания явились депутаты сейма от нацобъединения Эйнарс Цилинскис и Гайдис Берзиньш, секретарь фракции «ВЛ— ТБ/ЛННК» Даце Калниня. Приглашенный для дачи показаний парламентарий от «Единства» Вейко Сполитис не пришел, сославшись на болезнь.

Цилинскис и Берзиньш, в свою очередь, подтвердили суду, что это они подали заявление в ПБ. Они увидели в социальной сети Twitter «скрин» (то есть откопированный фрагмент) сообщения Гапоненко из Facebook и приняли решение пожаловаться.

 

«Вы вообще текст читали?»

Поводом для судебного разбирательства послужило то, что Александр Гапоненко разместил в своем профиле на Facebook ссылку на публикацию агентства Notum info, которому сам же давал интервью. Следователям, а затем и прокуратуре показалась подозрительной статья под названием «Прибалтика в огне: от факельных шествий неонацистов до разжигания большой войны».

Сам обвиняемый несколько раз подчеркивал, что не понимает выдвинутых ему обвинений. Во время допроса свидетелей стороны впадали в полемику об интерпретации исторических событий. Например, о контексте мероприятий 16 марта. 

После первого заседания суда в минувший понедельник профессор Гапоненко нам заявил: его дело на 100% политическое.

— Руководство национального объединения на бланке своей организации написало на меня заявление в ПБ о том, что я плохой человек, — заявил он в разговоре с нами после первого дня суда. — Во–первых, потому что не люблю американские танки. Не шучу — там так написано, и, видимо, оскорбляю американцев, которые союзники по НАТО. Во–вторых, я не люблю праздновать 16 марта, а для них это святой день. Спрашивал: вы что, всех латышей записываете в национал–социалисты? По поводу празднования или непразднования они говорят: «Для нас это святое». С этим трудно спорить. У них такая точка зрения, у меня другая. Но нормальные люди просто спорят, а нацобъединение решило использовать то, что их министр находится во главе Министерства юстиции.

Меня сейчас обвиняют в межэтнической розни. Но американские танки — это что, новый этнос такой? И как относится моя критика 16 марта, когда почитаются герои Waffen SS? Почему это должно оскорблять латышей? Считаю, есть красные латыши, есть белые, есть коричневые. Я сторонник дружбы с красными латышами, а нацистов не люблю ни латышских, ни русских.

Свидетели Даце Калниня, Берзиньш и Цилинскис прочитали даже не мой текст, а какой–то «твитт» третьего человека, и это их оскорбило. А мой текст они не прочитали, поэтому многое путают. В Twitter, например, дана ссылка на выступление на телеканале «Россия» некой Валерии. Даже не знаю, кто это такая. Вот она первая заявила, что американские танки в Латвии нужны, чтобы бороться с русскими. Я комментировал эту ссылку, но Гайдис Берзиньш цитирует это как мои слова!

Спросил, вы читали сам текст? Это не я сказал, это заголовок статьи. Он говорит: «Мне такой дали». «Кто дал?» — «Цилинскис». Тот говорит: «Я взял у Калнини». У нее спрашиваю: «Вы читали этот текст?» Она говорит, что взяла у некоего Сергея Ушакова. «Это скан». Говорю, что скан выглядит по–другому. «Вы, наверное, получили этот материал из Полиции безопасности, потому что он снят каким–то особым техническим способом, а потом отправили назад». Она надулась и сказала, что это не так.

Зачем все это надо? Александр Гапоненко предполагает:

— Дискредитировать меня лично, всех правозащитников, русское движение вообще — «Смотрите, они рознь разжигают». Потом будут своим избирателям говорить: «Вот смотрите — мы боремся за ваши интересы».

 

Обыски у профессора

К моменту суда профессор пережил уже затяжные обыски и следствие. 

— Собирался ехать на кинофестиваль в Санкт–Петербурге, — рассказывал нам ранее об этом профессор. — Вышел из дома, чтобы ехать в аэропорт. Но подбежали мужики в масках. Следователь (он был без маски) подошел, показывает документы и говорит: «У меня есть ордер на обыск вашего помещения». Показывает — действительно. Ордер подписан судьей, с печатями. В таких случаях документы не подделывают.

В дом зашли шесть человек, длилось все это 16 часов. За это время они два раза менялись. В квартире они перерыли все. У меня дома большая библиотека — 5000 книг. И все эти книги они перелистали. В одной книге они обнаружили игрушечный пистолет. Как–то мы с ребенком играли — вырезали странички в середине и спрятали там эту игрушку. Они сразу заволновались: что это и как? Спрашивают: «А где настоящий пистолет?». Я отвечаю: «Спрятал, не найдете». Но они поняли, что я «троллю» их…

Адвоката поначалу не было, он приехал уже к концу обыска в доме. И после 8 часов процедуры уехал. Его сменил другой. И тоже 8 часов отсидел. Оба защитника были государственные.

По словам профессора, телефон у него отобрали сразу, так что искать своего адвоката у него не было возможности.

— Они говорят: «Скажите телефон своего адвоката, и мы вам его вызовем». А я что, помню?.. Таким образом, адвокаты оказались государственные. Каждый, насколько понял, получил по 200 евро за свою работу.

Закончив с домом, оперативники принялись за офис профессора. И тут выяснилось, что сейф придется взламывать. Внутри нашли дохлую мышь.

 

Можно ли получить компенсацию?

Обозрев мышь, профессор попытался получить юридическую помощь от госадвоката.

— Я спрашиваю: «Кто же теперь будет платить за испорченную вещь? Надо компенсировать убытки». И обращаюсь к адвокату: «Возметесь?». Но он тут же отказался: «Ой, это практически невозможно взыскать. Я за это не возьмусь». Уточняю: «А я вот билеты купил, гостиница заказана, должен был ехать на кинофестиваль, контракты заключать. Я могу получить за это компенсацию?». На что защитник заявил, что это нереально. Вот так и получается: нанесли ущерб — и даже нет механизма, как возместить в таком случае ущерб частному лицу.

— Если прикинуть и подсчитать, то недешевая получилась операция, — подводит итоги обысков профессор Гапоненко. — Было задействовано порядка 12 сотрудников, которые были заняты по 8 часов. Умножим на среднюю заработную плату (думаю, по 5 евро в час), плюс адвокаты, транспорт. Так вот и тратятся тысячи евро из бюджета.

 

Промежуточный финиш

В начале заседания Александр Гапоненко проинформировал суд, что отказывается от госадвоката. Теперь его будет защищать адвокат Имма Янсоне, которая ранее защищала Бенеса Айо.

Суд же над ним теперь продолжится только через год — следующее заседание назначено на 19 июня 2018 года.

Отметим от себя: в канун Лиго и других праздников в Латвии иногда бывают назначены процессы, на которых не хотели бы видеть много прессы.

 

Для справки

Александр Гапоненко — сопредседатель объединенного конгресса русских общин Латвии, президент Института европейских исследований.

Родился 23 февраля 1954 года. В 1973–1978 гг. обучался на факультете экономики в Латвийском государственном университете. Женат, имеет двоих детей.

В 1980–1983–е — получил степень кандидата экономических наук в Институте экономики при Латвийском госуниверситете. В 1993–м получил степень доктора экономики.

В 2004 году был основан Объединенный конгресс русских общин Латвии, который представляет интересы русской общины в Латвии. Наряду с Виктором Гущиным и Валерием Кравцовым Гапоненко является сопредседателем организации.

Состоит в Нью–Йоркской Академии наук, является президентом Института европейских исследований, являлся профессором экономики Балтийской международной академии.

 

Николай КУДРЯВЦЕВ. 


Оцените статью