Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Классная конспирология   13

Человек и общество

30.10.2017 17:09  8.6 (26)  

REGNUM

8019

Классная конспирология

Наблюдая за агрессивными действиями команды спецпрокурора Мюллера, другие «расследователи» тоже, видимо, стараются от него не отставать, и в ситуации, средства и методы выхода из которой подробнейшим образом описаны даже в трактатах более чем 300-летней давности, антитрамповскую удавку в отсутствие эффективного противодействия медленно, но уверенно продолжают затягивать посредством всевозможных расследований, инсинуаций и информационных вбросов. Читая отчёты об этих «слушаниях» и «расследованиях», иногда возникает ощущение, что эти «расследователи» прямо одержимы каким-то «бесом разоблачения Трампа», поскольку любая другая информация просто пролетает мимо их сознания, не оставляя ни следа, ни мысли, ни, естественно, вопросов по поводу её содержания. Как заметил по этому поводу ещё 22 мая с.г. старший научный сотрудник Института Гувера (Hoover Institute) и колумнист авторитетного американского журнала «National Review» Виктор Дэвис Хэнсон (Victor Davis Hanson) в своей статье: «мы наблюдаем разновидность массовой истерии» («we are watching a sort of mass hysteria»).

Иногда, в особо острых случаях, даже создаётся впечатление, что движение последователей первого министра обороны США Джеймса Форрестола (James Forrestal), который настолько боялся русских, что довёл себя этой русофобией, согласно диагнозу, до «нервного и психического истощения» и, как говорят, с громким воплем: «русские идут» выбросился 22 мая 1949 года с 16-го этажа национального военно-морского медицинского центра, может приобрести массовый характер, особенно в парламенте США, а до принятия закона об уголовной ответственности за отрицание вмешательства России в президентские выборы в США осталось ещё совсем чуть-чуть.

И первыми обвиняемыми по этому закону, скорее всего, станут ветераны американских спецслужб из организации «Ветераны-профессионалы разведки за здравомыслие» (Veteran Intelligence Professionals for Sanity — VIPS), обратившиеся 24 июля с.г. к Трампу с меморандумом, в котором привели доказательства того, что внешнего взлома (hacking) сервера Демократической партии… не было?! Меморандум подписали 16 ветеранов, среди которых значится, например, бывший технический директор NSA по глобальному геополитическому и военному анализу Уильям Бинни (William Binney) и экс-менеджер программ IBM по информационным технологиям США Скип Фолден (Skip Folden), сделавший подробный технический отчет и отправивший его в офисы генпрокурора и спецпрокурора.

Борис Эпштейн
 

Так что Х. Клинтон, выступая 15 октября с.г. на XI Лондонском литературном фестивале (London Literature Festival), опять соврала, когда, в очередной раз сославшись на неких анонимов, заявила, что «наши действительно очень уважаемые представители безопасности, ветераны разведки, сказали, что это был «кибер 9/11» в том смысле, что это была прямая атака на наши институты». Главный вывод криминалистического расследования, проведённого VIPS, действительно уважаемыми ветеранами американских спецслужб, которые к тому же свои имена не скрывают, это то, что данные с компьютеров Национального комитета Демократической партии (DNC) 05 июля 2016 года были скопированы на напрямую подключенное к DNC-серверу или локальной сети DNC внешнее запоминающее устройство человеком, имеющим физический доступ к компьютерам DNC, поскольку 1,976 мегабайта данных было скопировано за 87 секунд, т. е. со скоростью 22,6 мегабайта в секунду, а ни один американский интернет-провайдер такую скорость скачивания обеспечить не может.

Это делает совершенно беспочвенной всю информационно-расследовательскую кампанию о вмешательстве России в президентские выборы и объясняет, почему до сих пор в результате всех этих многочисленных и многомесячных расследований так и не возникло ни одного уголовного дела. Кроме того, этот факт также указывает на возможные причины произошедшего 10 июля 2016 года убийства работника аппарата DNC, занимавшего должность директора по приросту электоральной базы и имевшего свободный доступ не только к локальной сети, но и к серверу DNC, где хранились материалы, впоследствии опубликованные на ресурсе «WikiLeaks», — 27-летнего Сета Рича (Seth Rich).

В 01:45 минут Рич вышел из бара «Lou's City Bar», в котором смотрел игру его любимой футбольной команды «Green Bay Packers», а в 04:20 утра полицейские получили сигнал с датчиков системы акустического наблюдения «Shot Spotter», фиксирующих звуки стрельбы из района Блюмингдейл (Вашингтон), примерно в квартале от таунхауса Рича. Через два часа после того, как полиция нашла его ещё живым, Рич умер в больнице при невыясненных обстоятельствах, поскольку некоторые источники свидетельствуют о том, что раны смертельными не были. Полиция сочла убийство «неумелым ограблением», хотя у Рича ничего не украли, — ни телефон, ни часы, ни кошелёк с кредитными картами и наличными. А его подруга, с которой он в это время разговаривал по телефону, якобы слышала, как его окликнули по имени, видимо, для уточнения, и два выстрела. Есть даже видеозапись нападения на Рича, на которой видны двое стрелявших в него людей, но убийц до сих пор так и не нашли, хотя общая сумма награды за раскрытие убийства Рича составляет почти $500 тысяч. Правда, денег DNC в этой сумме нет, вместо помощи в раскрытии убийства комитет назвал в память о Риче… велостоянку в районе своей штаб-квартиры.

Ричард Блументал
 

1 августа 2016 года на вершине горы в Пенсильвании в день своего рождения был убит журналист Виктор Торн (Victor Thorn), предпринявший собственное расследование убийства Рича. Но поскольку пистолет, из которого был произведён выстрел в голову Торна, был брошен рядом с телом, это позволило полиции закрыть расследование, квалифицировав произошедшее, как… самоубийство. Хотя за несколько дней до смерти Торн написал друзьям: «Я знаю, что я в списке. Помните: как только меня найдёте с простреленной головой, это не будет самоубийством». Виктор Торн также расследовал и смерть председателя 68-й сессии Генассамблеи ООН Джона Эша (John Ashe), которому, по официальной версии, 22 июня 2016 года во время утренней зарядки штанга упала… на горло. По «странной случайности», 27 июня Эш должен был давать показания в суде о своём сотрудничестве с китайским бизнесменом Нг Лап Сенгом (Ng Lap Seng), который ранее фигурировал в «Чайна-гейте» («China-gate»), — деле о спонсировании президентских кампаний Билла Клинтона (William «Bill» Clinton) и незаконном вливании средств в DNC, а в 2013 году обвинялся также в контрабанде в США $4,5 миллионов.

На следующий день, 2 августа 2016 года, был найден мёртвым у себя дома в ванной без признаков насильственной смерти юрист и активист Демократической партии Шон Лукас (Shaun Lucas), непримиримый критик Х. Клинтон, которая, по мнению юриста, занималась финансовыми махинациями и через благотворительные фонды своего мужа отмывала «грязные» деньги. Он также был одним из юристов в деле о мошенничестве руководства DNC с целью продвижения Х. Клинтон в ходе праймериз 2016 года в ущерб другим кандидатам, в основном Берни Сандерсу, сторонником которого был Лукас. К тому же Лукас был в числе знакомых Рича. Причина смерти была объявлена лишь 1 ноября: несчастный случай в результате приёма комбинации нескольких препаратов: фентанила, циклобензаприна и митрагинина, хотя никаких проблем со здоровьем у Лукаса не было.

Трамп
 

После этого далеко не полного перечня «странных» смертей за такой короткий срок при отсутствии желания их расследовать со стороны полиции становятся понятными не только слова Сигала и Коллстрома о «пятой колонне», но и испуг за свою жизнь внезапно прозревшего Дэвида Симена, до которого, видимо, дошло, что в стране «тотальной демократии и свободы слова» за «неправильную» статью могут ликвидировать не только аккаунт.

Американский писатель и журналист Майк Уитни (Mike Whitney) описывает сложившуюся в США ситуацию следующим образом: «На деле весь этот шум заставляет считать, что существует альтернативная властная структура, которая действует вне поле зрения общественности, а избранное правительство держит мёртвой хваткой. Эта по большей части невидимая группа элиты контролирует таких как Бреннан, Клэппер и Коми. И фактически у них достаточно влияния, чтобы бросить вызов и даже убрать избранного президента с поста».

А то, что «вызов брошен» именно Трампу, показывает пример с его дочерью Иванкой Трамп (Ivanka Trump), — 19 июля с.г. 22 члена Конгресса США от Демократической партии написали в ФБР официальное заявление о проверке дочери Дональда Трампа Иванки на предмет сокрытия связей её супруга Джареда Кушнера с Россией. В заявлении указано, что дочь и советница президента США была обязана внести данные обо всех имеющихся контактах, как её, так и членов её семьи, с правительствами зарубежных стран, однако она это сделала не полностью. Согласно данным конгрессменов, Джаред Кушнер указал в документе «свыше сотни встреч и телефонных звонков», и они связали эти звонки и беседы с представителями российских властей. В случае, если выяснится, что Иванка действительно скрыла какие-либо сведения о контактах с иностранными правительствами, пусть даже и мужа, ей может грозить до 5 лет тюрьмы?!

Аналогично, — расследование встречи 09 июня 2016 года Дональда Трампа-младшего с российским адвокатом Наталией Весельницкой, о которой сообщила 09 июля 2017 года The New York Times, и в которой криминала ноль. Ни с какой стороны. Зато есть очень «развесистая юбка невестки» в виде е-мейлов живущего в США британского продюсера и руководителя британской PR-компании «Oui 2 Entertainment» Роба Голдстоуна (Rob Goldstone) Трампу-младшему, в которых 03 июня 2016 года было написано, что «коронованый прокурор России» («The Crown Prosecutor of Russia») сегодня утром встретился с Арасом (Арас Агаларов — президент и владелец группы компаний Crocus Group, 51-е место в рейтинге богатейших бизнесменов России Forbes, был партнёром Трампа-старшего по проведению конкурса «Мисс Вселенная» в Москве в 2013 году, и отец певца Эмина Агаларова) и в ходе встречи предложил предоставить штабу Трампа некоторые официальные документы и информацию, которые будут изобличать Хиллари и её отношения с Россией и будут очень полезны вашему отцу. Это, очевидно, очень важная и чувствительная информация, но это часть поддержки Россией и её правительством господина Трампа, которому помогали Арас и Эмин». Немного позже Голдстоун также написал, что Эмин рекомендовал встретиться по этому поводу с «российским правительственным адвокатом» («Russian government attorney»).

Встреча состоялась, но поскольку никакого компромата на Х. Клинтон у Весельницкой не было, то, естественно, ничего и не передавалось. Но ни это, ни то, что Весельницкая не является «юристом российского правительства», в данном случае оказалось неважным. Важным стало то, что Трамп-младший согласием на встречу с Весельницкой подтвердил свою готовность принять помощь от российского правительства в политической борьбе против Х. Клинтон! Это не криминал, скорее, как написал по этому поводу издатель и редактор журнала The American Conservative Роберт Мерри (Robert Merry): «С нравственной точки зрения это было проявление неразборчивости. Но что еще хуже, это была невероятная глупость», но основание для «глубокого логического» вывода о том, что раз был готов, значит, принимал, а то, что Трамп-младший в этом пока не признался, свидетельствует о его нечестности, было получено.

А дальше в ход пошли всякие «расследования», призванные к тому же доказать, что это было сделано с ведома Трампа-старшего, и в случае хотя бы малейшего подтверждения этого миссия была бы выполнена полностью. Хотя со стороны Трампа-старшего, даже если бы это и было так, это тоже не криминал, а всего лишь хотя и важные, но только моральный и политический факторы, которые вполне могли бы стать объектом расследования парламентских комитетов. Но абсолютно непонятно, с позиции права, разумеется, почему обстоятельства этой встречи расследует спецпрокурор, назначенный для расследования и без того несуществующего уголовного дела, поскольку с его стороны это выглядит даже не сбором, а целенаправленным созданием видимости наличия политического компромата на президента!

И если то, что Трамп-младший 7 сентября с.г. в течение 5 часов рассказывал о своей встрече с Весельницкой сотрудникам юридического комитета Сената США, это ещё допустимо, пусть и в закрытом от прессы режиме, всё равно в США все самые «секретные секреты» сливаются в СМИ раньше, чем успевают высохнуть чернила, которыми пишется гриф «Top secret». Во всяком случае, в статье в The New York Times от 7 сентября, т. е. уже в этот же день (!), газета цитировала выступление, указав, что «копию заявления Трампа-младшего» («copy of Trump Jr's statement») она получила?! Объяснимо и то, почему ряд сенаторов-демократов остались крайне неудовлетворены ответами Трампа-младшего, отрицавшего сговор с российским правительством и то, что встреча состоялась с ведома Трампа-старшего, и потому заявили, что Трамп-младший останется персоной, представляющей интерес для следствия. А вот на каком основании созванное Мюллером «большое жюри» 11 августа с.г. несколько часов допрашивало гражданина США и РФ Рината Ахметшина (Rinat Akhmetshin), присутствовавшего на встрече с Весельницкой, абсолютно непонятно, разумеется, с позиции права. Тем более, что также присутствовавший на этой встрече Манафорт записал всю беседу на свой мобильник, и эта запись имеется как у Мюллера, так и у всех остальных «расследователей».

С учётом того, что 21 июля с.г. агентство Reuters опубликовало статью об участии Весельницкой в качестве адвоката со стороны ФСБ в 2005—2013 годах в одном из хозяйственных дел, касающихся права собственности на недвижимость, надо полагать, вызовут на слушания и её. И неважно, что она будет рассказывать о встрече с Трампом-младшим, об отсутствии у неё задания российского правительства и компромата на Х. Клинтон, за это время в многочисленных интервью, в том числе американским СМИ (NBC News, The Wall Street Journal), она уже рассказала всё, что могла, — важным станет подтверждение её «связи с ФСБ», что и будет раскручено в очередной раз в СМИ. А как это делается в американских СМИ, рассказал старший продюсер CNN Джон Бонифилд (John Bonifield) в ролике, опубликованном на YouTube-канале Project Veritas независимого журналиста Джеймса О'Кифа (James O'Keefe), когда в ответ на вопрос журналиста Project Veritas: «Вы серьёзно верите во всё, что пишете про Россию?», Бонифилд откровеннейшим образом ответил: «Это может быть чушью. Сейчас, по большей степени, это чушь. У нас нет никаких доказательств. Мне кажется, что у нас их нет, но мы продолжаем «рыть». И я думаю, что президент прав, называя это «охотой на ведьм». У нас нет улик, нет доказательств». Вот и Мюллер «роет ведьм» примерно таким же образом.

Иванка Трамп
 

Самое занимательное в этой встрече — это процесс её организации: по словам Трампа-младшего, встреча была организована по просьбе Эмина при посредничестве их общего знакомого пиар-агента Голдстоуна, что подтверждается е-мейлами, Эмин Агаларов от комментариев отказался, Весельницкая утверждает, что не она, а ей предложили встретиться с американцами. Арас Агаларов 11 июля с.г. в интервью российской радиостанции BFM сказал: «Я думаю, это какие-то выдумки. Это я не знаю, кто выдумывает. При чём тут Хиллари Клинтон? Я не знаю». А в самой встрече по передаче «информации от российского правительства», кроме Трампа-младшего и Весельницкой, участвовало ещё 6 (!) человек, что само по себе для встречи с целью передачи компромата, да ещё такого уровня, является абсурдным, — двое со стороны Трампа-младшего (Кушнер и Манафорт) и четверо со стороны Весельницкой (Голдстоун, вице-президент Crocus Group Ике Кавеладзе (Irakly «Ike» Kaveladze), американский лоббист Ринат Ахметшин и переводчик, экс-сотрудник госдепартамента США Анатолий Самочорнов (Anatoli Samochornov). Самочорнов, кстати, сразу отказался от любых комментариев по поводу встречи, сославшись на соглашение о неразглашении («non-disclosure agreement»), подписанное им как профессиональным переводчиком.

Адвокат семьи Агаларовых Скотт Балбер (Scott Balber) в нескольких интервью CNN уже в июле с.г. информацию о том, что Эмин просил Голдстоуна организовать встречу Трампа-младшего и Весельницкой, подтвердил, а вот всю остальную информацию, которая была в е-мейлах, категорически опроверг, заявив, что «это просто неправда и всё это выдумано», а «единственная цель встречи состояла в том, чтобы Наталия поговорила об «Акте Магнитского», сказал, что «никогда не было разговоров между Агаларовым и российскими прокурорами или российским правительством о Хиллари Клинтон или кампании в США. Этого не произошло», и подробно прокомментировал ситуацию: «Роб Голдстоун, как известно, музыкальный пиарщик. Он не имеет отношения к политике, он не адвокат. Мы подозреваем, что он пытался угодить своему клиенту и представить адвоката Весельницкую в выгодном свете, но он прыгнул выше головы и сказал вещи, которые мы считаем глупыми и, конечно, ложными. Давайте вообще остановимся на секунду и представим: между Трампом и Агаларовыми имеются отношения, начавшиеся еще во времена проведения конкурса «Мисс Вселенная» в Москве. Но нам предлагают поверить, что российский прокурор поговорил с мистером Арасом Агаларовым, который попросил своего сына, поп-звезду, обратиться к своему пиарщику, чтобы тот позвонил соратникам Трампа? Это просто выдумки».

Дональд Трамп-мл.
 

Тем не менее Мюллер, хорошо зная позицию Балбера, и не только из СМИ, поскольку его представитель связывался с Балбером, нисколько не отрицая и даже не оспаривая его слов, продолжает упорно расследовать «выдумки» об обстоятельствах этой встречи при наличии полной записи этой встречи?! А вместо того, чтобы допросить проживающего в Нью-Йорке Голдстоуна о причинах его лжи в е-мейлах Трампу-младшему, допрашивает несколько часов Ахметшина, который узнал о встрече только за несколько часов до неё, когда Весельницкая попросила его на ней присутствовать, и потому ему пришлось появиться на этой встрече… в джинсах и футболке. Зато в американских СМИ, несмотря на все его опровержения по поводу этих утверждений, Ахметшина представляют экс-сотрудником ГРУ, и поэтому сразу после появления информации о его участии во встрече председатель судебного комитета Сената республиканец Чак Грассли (Charles «Chuck» Grassley) незамедлительно обратился в минюст с запросом о том, почему Ахметшин не зарегистрирован как иностранный агент.

До какой глупости доходят эти «расследователи» в попытках представить сложность и значимость их работы, показывает интервью главы комитета разведки Сената республиканца Ричарда Берра 20 октября с.г. телекомпании CNN, в котором он, видимо, соблюдая «конспирацию», многозначительно заявил, что комитет допросил «некоторых из россиян» («some of the Russians») из числа тех, которые принимали участие во встрече Трампа-младшего с Весельницкой, но при этом отказался назвать не только кого именно, но даже их число?! И важно добавил, что комитет «определяет последовательность» («sequencing») своих допросов, чтобы поговорить с каждым, кто был «вовлечён во встречу, прежде чем мы точно будем знать, чего хотим от Дона-младшего»?!

Дональд Трамп-мл.
 

Это при том, что все трое «вовлечённые во встречу россияне» известны пофамильно, имеют гражданство США, постоянно живут и работают в США, Ахметшин допрошен командой спецпрокурора 11 августа, Трамп-младший 7 сентября в течение 5 часов отвечал на вопросы членов судебного комитета Сената, после чего копия его выступления появилась в СМИ, у комитета есть полная запись всего разговора, сделанная Манафортом, а заместитель Беррапо комитету демократ Адам Шифф (Adam Schiff) с июля с.г. требует, чтобы Ахметшин предстал перед комитетом и предоставил «любые соответствующие документы и информацию»?! И тем не менее Берр с умным видом заявляет, что члены комитета до сих пор, спустя более 4 месяцев после появления информации об этом разговоре, о котором известна даже интонация разговаривавших, не говоря о содержании, «точно не знают, чего хотят от Дона-младшего»?!

Принципиальная схема любого расследования абсолютно стандартна — предъявляется обоснованное фактами обвинение, которое обвиняемый должен либо признать, либо опровергнуть, предоставив убедительные доказательства, опровергающие обвинение. В данном случае всё поставлено с ног на голову, — документы, причём любые и побольше, требуют у лиц, которые не являются ни обвиняемыми, ни подозреваемыми?! Цель вытребования документов вполне понятна, — найти в них какие-либо неточности или несоответствия и на этом основании обвинять в преднамеренном обмане или финансовых нарушениях. Так, как сделано, например, с Флинном и Манафортом. Более того, в случае с Флинном в СМИ слили информацию не только о якобы имевшем место в разговоре с Кисляком обсуждении «отмены санкций», но и о плохом качестве записи слов именно Флинна, в чём усматривается явная провокация Флинна на использование этого момента для возможной некоторой «интерпретации» содержания разговора в свою пользу, чтобы его можно было на этом поймать. А с учётом того, что лжесвидетельствование агентам ФБР влечёт за собой уголовное наказание, то на Флинна могли с использованием факта лжесвидетельствования оказать давление с целью получения компромата на Трампа.

Но поскольку Флинн на эту уловку не поддался, агенты ФБР смогли только с сожалением констатировать, что он с ними «был не до конца откровенным» («was not entirely forthcoming»), но никаких более существенных претензий по поводу содержания разговора не предъявили, не говоря уже об уголовном обвинении, сконцентрировавшись, как и в случае с Манафортом, на изучении его финансов. К тому же понимая, что предъявленные Флинну претензии по разговору с Кисляком выглядят смехотворно, поскольку абсолютно любая информация о разговоре с Кисляком, которую он довёл до Пенса, будет «неполной» по сравнению со стенограммой этого разговора, претензии к Флинну были «усилены» обвинением в нарушении принятого в США в 1798 году (!) «Акта Логана» («Logan Act»), который запрещает американским гражданам, не имеющим соответствующих официальных полномочий, вести переговоры с официальными представителями иностранных государств, у которых есть разногласия с США, и предусматривает наказание в виде штрафа или до трёх лет тюрьмы. Правда, за всю более чем 200-летнюю историю существования «Акта Логана» по нему к ответственности не привлекли ещё ни одного человека, но в качестве инструмента политических спекуляций, как и в случае с Флинном, «Акт Логана» использовался регулярно. Видимо, поэтому его и не отменяют до сих пор.

Дональд Трамп-мл.
 

Естественно, что под расследования попал и Борис Эпштейн (Boris Epshteyn), который родился в Москве и, видимо, потому занимал самую пророссийскую позицию в команде Трампа, вплоть до отрицания захвата Крыма Россией и достоверности выводов доклада разведслужб США от 6 января с.г. о вмешательстве России в президентские выборы. Эпштейн пользовался доверием Трампа, поскольку был другом его сына Эрика (Eric Trump), с которым учился в Джорджтаунском университете (Georgetown University), и к тому же яростным сторонником Трампа. Как сказала о нём старший советник Трампа Конуэй: «это тот, кто готов ринуться на поле битвы в поддержку или защитить кандидата, а теперь и президента Трампа». Возможно, поэтому он был представителем Трампа («Trump surrogate»), пожалуй, в большинстве публичных выступлений на телевидении в ходе избирательной кампании, жёстко и бескомпромиссно отстаивая позицию Трампа.

После официального вступления Трампа в должность президента Эпштейн очень недолго поработал в марте специальным советником Трампа, а с апреля с.г. работает политическим аналитиком в телекоммуникационной компании Sinclair Broadcast Group, являющейся одной из крупнейших и самых диверсифицированных телевизионных компаний в США, которая владеет, управляет, производит программы и предоставляет услуги по продажам большинству телевизионных станций, а также является ведущим провайдером местных новостей. Эфирные сегменты Эпштейна считаются обязательными для сетевых станций, кроме того, с июля их количество возросло с трёх до девяти раз в неделю. Эпштейн, о котором ходили слухи, что ФБР запрашивала в июне 2016 года разрешение на его прослушивание, но получила отказ, 28 сентября с.г. в комитете по разведке Конгресса несколько часов отвечал на вопросы, но судя отсутствию комментариев от «расследователей», они от него ничего не добились, хотя, по всей видимости, это не последний его допрос. Сам Эпштейн комментировать встречу с конгрессменами отказался.

Республиканская и Демократическая партии США
 

Таким образом, «под колпаком» у разного рода «расследователей» находятся почти все ближайшие советники Трампа, в том числе его сын, дочь и зять, а по словам сенатора-демократа Ричарда Блюменталя (Richard Blumenthal), Манафорт и Флинн «почти наверняка» («almost sure») столкнутся с уголовными обвинениями по итогам расследования спецпрокурора. И, судя по увеличению затрат на юридические услуги, связанные с расследованиями, затягивание антитрамповской удавки только усиливается, — по данным Федеральной избирательной комиссии США (Federal Election Commission — FEC), если в первом квартале 2017 года юридические затраты штаба Трампа составили $249 тысяч, то во втором — $678 тысяч, а в третьем — уже $1,1 миллиона! И это не считая финансовой поддержки фигурантам расследований, которую оказывает Республиканский национальный комитет (Republican National Committee — RNC)!

А в качестве подтверждения слов Блюменталя 27 октября федеральное большое жюри («federal grandjury») в Вашингтоне одобрило первые обвинения команды Мюллера, которые не оглашались и, согласно процедуре, были запечатаны по приказу федерального судьи («federal judge»). Как правило, это делается в отношении тех лиц, которых намереваются взять под стражу. Официальный представитель Мюллера Питер Карр от комментариев отказался, но, по сведениям источников The Wall Street Journal, как минимум один человек может быть арестован уже в понедельник. Вероятнее всего, это касается Манафорта, в отношении которого в настоящее время пытаются реализовать финансовый компромат, собранный на него в течение нескольких лет генеральным прокурором Нью-Йорка Шнейдерманом, с которым самостоятельно идти в суд он до сих пор не решался, а вот используя сложившуюся ситуацию и возможности Мюллера, этот финансовый компромат на Манафорта вполне можно использовать, и не факт, что безуспешно. Видимо, не случаен и выбор для этого решения пятницы, чтобы обвиняемый до понедельника подумал и решил, что лучше, — то ли идти под суд, то ли начать давать показания на Трампа.

Президент США Дональд Трамп
 

На этом фоне сложно найти разумное объяснение странной инертности со стороны Трампа по отношению к этой информационно-расследовательской удавке, которую постепенно, но не безуспешно всё туже вокруг него затягивают. И начавшийся в настоящее время информационный шум, который вызвала публикация 17 октября с.г. в американской газете The Hill якобы новых сведений о получении фондом Клинтон миллионов долларов за предполагаемое содействие в передаче под контроль российского Росатома 20% урановых месторождений в США в 2010 году, на общую ситуацию вряд ли существенно повлияет, хотя Трамп 25 октября с.г. успел назвать это «Уотергейтом современного века» («Watergate: modernage»),

Во-первых, сам Трамп упоминал именно эту сделку ещё год назад на своём предвыборном митинге 28 октября 2016 года в Манчестере (штат Нью-Гемпшир). Во-вторых, на этом же митинге он заявил, что по его мнению, «больше, чем Уотергейт» («This is bigger than Watergate in my opinion») — это скандал с е-мейлами Х. Клинтон, и добавил, что «очень гордится ФБР» за то, что они снова за них взялись. И что через год после выступления и 10 месяцев во власти «гордость ФБР» трансформировалась в увольнение со скандалом его директора, а в расследованиях обеих «Уотергейтов» на сегодня ноль каких-либо существенных результатов.


Оцените статью