ГОЛОСОВАНИЕ



Как вы считаете, допустимы ли в художественном фильме, который описывает ту или иную эпоху (событие), исторические выдумки, не соответсвующие реальности?



Светлая память Олегу Григорьеву  25

Человек и общество

03.12.2020 21:30

Михаил Хазин

15335  10 (80)  

Светлая память Олегу Григорьеву

фото: expert.ru

Сегодня утром, на 61 году жизни, скоропостижно скончался Олег Вадимович Григорьев… Он был гениальный экономист, с удивительно тонким пониманием внутреннего устройства экономической науки. Именно он, впервые за много десятилетий, вникнув в суть работ Розы Люксембург, совершил прорыв в современной экономической теории. И в этом ему помогло совершенно потрясающее знание всей истории этой науки, причём знание не схоластическое, столь присущее формальным столпам академической профессуры, а именно системно-содержательное.

При этом он совершенно искренне презирал разного рода регалии, что, к сожалению, сыграло с ним дурную шутку. Проигнорировав чисто научные ранги (и даже не защитив кандидатскую диссертацию притом что для других он их написал с десяток), Олег начал делать государственную карьеру. И тут, его глубокая порядочность сыграла свою роль: он не смог проскочить критическую черту, которая отделяет обычного чиновника от государственного деятеля, остановившись буквально на самом последнем уровне, начальника отдела Администрации Президента. И я никогда не забуду, что с этой своей должности он ушёл не потому, что его выгоняли, а потому, что он не захотел работать в Экономическом управлении после его разгрома летом 1998 года.

В результате выдающиеся идеи и работы Олега Григорьева не были подтверждены формальным статусом. А сам Олег поставил перед собой, в некотором смысле, неподъёмную задачу – создать полноценную, но альтернативную либеральной, экономическую теорию. Если бы он уже был академиком или министром, то создать коллектив под такую задачу, может быть (но совершенно не наверняка) было бы и можно, но в сложившейся реальности тянуть такую махину у него не получилось.

Я с самого начала ставил перед своими исследованиями ограниченные цели, условно говоря, понять причины экономического роста. Соответственно, очень многие вопросы экономической теории оставались непросто на периферии, они вообще выпадали из сферы внимания.  Олега такой поход сильно раздражал, он, всё-таки, воспринимал себя именно как академического учёного, который должен был соблюдать правила и стандарты. Именно по этой причине наше взаимодействие последние годы было ограниченно.

Тем не менее, давайте смотреть правде в глаза: современная трактовка концепции о том, что капиталистическое развитие требует расширения рынков (или, иначе, что для углубления разделения труда требуются новые потребители) принадлежит именно Олегу Григорьеву и в этом смысле именно его мысли лежат в основе и «Заката империи доллара…» и «Воспоминаний о будущем».


При этом Олег Григорьев был не только теоретиком, но и практиком экономической теории. Мало кто знает, но именно ему принадлежит та экономическая модель, которая позволила вытащить Росатом с приходом «команды Кириенко» из той пропасти, в которую он падал. Много ярких достижений продемонстрировал он и в период работы с нами в консалтинговой компании «Неокон», многие помнят его работу на посту заместителя руководителя аппарата комитета по экономической политике Государственной Думы в 1993-97 гг., а также более раннюю работу в аппарате Верховного Совета РФ.

Я познакомился с ним, как ни странно, в США, во время нашей поездки в Мэрилендский университет в сентябре 1994 года. И он произвёл на меня очень сильное впечатление, поскольку был человеком непросто очень ярким, но и разбрасывающим идеи направо и налево. Мы практически сразу начали работать вместе и нужно сразу сказать, что на первом этапе я был, скорее, учеником, чем партнёром. Да и даже в последние годы я не претендовал на то всеобъемлющее понимание всего здания экономической науки, которое было свойственно Олегу.

К сожалению, та неподъёмная задача, которую поставил перед собой Олег Григорьев, очень ограничила его возможности. Если бы он выбрал одно-два направления, то мог бы, особенно, с учётом разгорающегося кризиса, получить формальное признание. Но понимание того, что он – может, а больше – никто, очень давило на него. Притом что с этим тезисом, в общем, никто из тех, кто его знал, особо не спорил. Скорее всего, мы потеряли самого выдающегося на сегодня в мире экономиста.

Он ушёл буквально нескольких месяцев не дожив до того момента, когда  его идеи и открытия станут привычным местом, в преддверии колоссального кризиса, который он предсказывал ещё 25 лет назад. И я не удивлюсь, если маститые профессора во всех странах очень скоро начнут выдавать его результаты за свои. Так, к сожалению, устроен мир. И тем не менее я очень рассчитываю, что, в том числе и с моей помощью, вклад Олега Григорьева в мировую экономическую науку останется запечатлённым навсегда.

Светлая ему память!


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью