Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Православный ренессанс?

Человек и общество

27.08.2015 23:44  

ragnar

153

Чтобы ударить по настоящему, нужно продемонстрировать людям нечто, что любой может себе представить (пусть и немного по разному), и захотеть этого. Такой образ можно найти только в прошлом. Пусть и не в реальном прошлом, а в том, каким его представляет себе большинство народа. Ломая какую-либо систему общественного устройства, совершенно необходимо предложить людям в качестве альтернативы нечто такое, что они могут себе представить.

Ещё со времён «перестройки» у нас на Руси идёт бурный подъём интереса к религии. Ко всяким религиям, даже к откровенному сектантству. Но доминирующую позицию занимает традиционное для нас православие. Ничего удивительного в этом нет. Людям совершенно необходимо какое-то объяснение окружающего мира. Поскольку коммунистическое объяснение признали неактуальным, люди тянутся к тому объяснению, которое им доступно.

 

Количество прихожан увеличилось многократно и продолжает расти. Строятся новые храмы и восстанавливаются старые. Государственные чиновники всех рангов перед телекамерами в храмах изображают подсвечники, и старательно вспоминают в какую сторону надо креститься. Без священника уже нельзя представить себе какое-то мероприятие по единению власти с народом. Политики и иерархи церкви вручают друг другу иконы. Народ тянется к святыням многотысячными очередями аж по четыре человека в ряд. Не говоря уже про аншлаги при раздаче святой воды.

 

Кто-то приходит от этого в восторг. Кто-то негодует. Но бесспорно то, что православная церковь переживает некоторый ренессанс.

 

Ренессанс? Давайте вспомним откуда это слово. В переводе с французского это означает «возрождение». Так называли период в истории Европы, когда в XIV – XVI веках произошёл отход от всевластия христианской церкви. В период, впоследствии названный «Средними веками» католическая церковь подчинила себе всю жизнь европейских народов. Всё искусство было строго религиозным, а какие-то проявления простонародных искусств преследовались. Церковь подавляла науку, или то, что тогда называлось «наукой». Да и в политике власть церкви была слишком большой, светские правители ей тяготились. При всём уважении к религии и лично к Богу, такое положение дел всех изрядно задолбало.

 

Слово «возрождение» подразумевает не рождение чего-то нового, а возврат к чему-то из прошлого. К чему-то, что когда-то было ошибочно или преступно отвергнуто. Что же было отвергнуто? Античность. Возрождение апеллировало к античности. Действительно, достижения античности в области науки и искусств по сравнению со средневековьем были просто поразительно огромными. Науки и искусство – это хорошо. Но один момент: античность – нехристианская. То есть, возрождение было в некотором смысле антихристианским движением. Не секрет, что многие деятели возрождения были атеистами, сатанистами или содомитами. Чем же кончилось Возрождение?

 

Совсем не тем, чего от него ждали. Оно кончилось Реформацией и религиозными войнами. Пролились реки крови. Пришли новые христиане – протестанты. Местами религиозное мракобесие установилось похлеще средневекового. Только немного не такое. В итоге пришёл Модерн, который имел мало общего с Ренессансом. Ренессанс – это универсализм, космизм. Модерн – это специализация. Человек Ренессанса, - это Леонардо Да Винчи, который мог быть инженером, скульптором, художником и ещё много кем. Человек Модерна – это рабочий на конвейере Форда, который умеет только подкладывать кусок жести под пресс и нажимать на педаль.

 

Как так получилось. Чьи-то козни? Возможно. Но скорее, - просто иллюстрация к правилу «нельзя войти дважды в одну реку». Нельзя ничего возродить буквально. Нельзя вернуться к чему-то, что было раньше, и чего уже нет. Всегда получится что-то новое.

На смену Средневековью пришёл совсем непохожий на Ренессанс Модерн. Но когда надо было ударить по надоевшему всем Средневековью, понадобился какой-то альтернативный образ. Будущего ещё нет, и каким оно будет, доподлинно никто не знает. К тому же, на начальном этапе новая система выглядит довольно неприглядно. Что же предъявить народу? Нельзя мямлить что-то невразумительное. Чтобы ударить по настоящему, нужно продемонстрировать людям нечто, что любой может себе представить (пусть и немного по разному), и захотеть этого.  Такой образ можно найти только в прошлом. Пусть и не в реальном прошлом, а в том, каким его представляет себе большинство народа. Ломая какую-либо систему общественного устройства, совершенно необходимо предложить людям в качестве альтернативы нечто такое, что они могут себе представить.

 

То же самое произошло и с нашей «перестройкой». Ломая Советский Союз, реформаторы сначала провозгласили возврат к «ленинским принципам», а потом пошли дальше, - к «России, которую мы потеряли». И как бы начали её возрождать, что привело к мощной волне интереса к православию.

 

В период кризисного перехода к новому типу организации общественной жизни религия сначала должна сыграть анестезирующую роль, а потом обосновать ликвидацию демократии и установление нового сословного деления общества.

 

Анестезия уже идёт, и довольно интересно. У меня есть несколько знакомых, которые раньше ходили в церковь, а теперь насмехаются над верующими. Беззлобно так зубоскалят. Это ещё один фактор новизны. Люди сталкиваются с жизненными трудностями, и начинают искать выход. Представьте, приходите вы к психотерапевту, а он вам предлагает: «Попробуйте вот эти таблетки, если не поможет – попробуйте прыжки с парашютом, если и это не поможет – попробуйте религию». Я утрирую, конечно. В тяжёлый период жизни некоторые обращаются к религии. Кому-то помогает, и он надолго становится церковным человеком. Кому-то не помогает, или просто трудности проходят сами.

 

Получается, что религия представляет собой некую сферу жизни, в которую некоторые иногда заходят, некоторые – нет. Типа, сходил в церковь – позанимался религией, потом иду в магазин за покупками. Современные верующие рассуждают о религии, иногда даже вслух. Но слово «религия» - это определение. От слова «предел». Любое определение очерчивает границы понятия. То есть, в данном случае получается, что есть «религия», а за пределами понятия - «не-религия». Но для истинно верующего вера охватывает всё! Весь мир, каждый аспект жизни. Таким образом, для истинно верующего само слово «религия» - абсурд.

 

Рассуждая об устройстве общества, православные, как правило, отвергают и либерализм, и социализм (коммунизм), и национализм (фашизм). Что же остаётся? Ничего. Все идеологии Модерна относятся к одному из этих трёх направлений, и их вариациям. Получается, православные отвергают Модерн? Да, обычно они согласны с этим выводом.

 

Значит, они хотят возврата в феодализм? Но хотеть возврата в феодализм можно только при условии, что тебе там со 100%-й гарантией зарезервировано место среди господ. Так ведь не получится! Все не могут быть господами. Нужны и холопы. Кто будет печь и подносить французские булки? На это хрустобулочники обычно отвечают, что благодаря прогрессу процент господ будет значительно больше, чем в том, старом феодализме. Кроме того, холопы теперь могут иметь квартиры с электричеством и водопроводом, и даже автомобили. Нет, господа. Никакие достижения прогресса в классической феодальной системе существовать не могут. Чтобы иметь машины, электричество, водопровод и т.д., придётся иметь структуру общества, соответствующую индустриальной эпохе. Или постиндустриальной. В классическом феодализме у холопов могут быть только избы с земляным полом и лошадка с сохой. А у господ вместо электричества – свечи.

 

Поэтому, если хотите благ цивилизации, придётся выбирать какой-то вариант устройства общества, соответствующий современной эпохе. Какой из трёх? Немудрено. Социализм и настоящий либерализм резко отрицательно относятся к идее неравенства. А у православных – обязательно сословная монархия. Какой вариант из трёх остаётся? Правильно. Добро пожаловать в постиндустриальный феодализм.

 

Постмодерн неумолим. Не будет уже той России. Нельзя в неё дважды войти. Будет нечто новое. А православный ренессанс понадобился только для отрыва от предыдущего исторического периода – советского. И когда этот ренессанс завершит свою работу, явится нечто, совсем непохожее на возрождение православной России.

 

Впрочем, православные сами знают это. Им ещё Серафим Вырицкий сказал, что «Придет время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой — настанет царство лжи и зла».

 

В Постмодерне всё постмодернистское – даже церковь. При всём моём уважении к вашей вере.

 

Сcылка >>


Оцените статью