Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Русский язык – самое ценное, что у нас есть

Человек и общество

28.03.2015 19:35

ragnar

163

Сейчас очень многие (и не только патриоты) говорят, что глобализация провалилась. Хочу уточнить. Если и провалилась, то провалился только её американский вариант. Глобализация идёт. Её причиной является технический прогресс, а он, мне кажется, ещё никуда не провалился. Развитие средств транспорта, связи и массовой информации делают мир всё теснее. Происходит взаимопроникновение культур. Сталкиваются местные варианты религий, идеологий. В процессе конкуренции культур, идей и смыслов одни побеждают, другие проигрывают. Проигравшие несут потери или исчезают совсем. Это и есть глобализация.

Сейчас очень многие (и не только патриоты) говорят, что глобализация провалилась. Хочу уточнить. Если и провалилась, то провалился только её американский вариант. Глобализация идёт. Её причиной является технический прогресс, а он, мне кажется, ещё никуда не провалился. Развитие средств транспорта, связи и массовой информации делают мир всё теснее. Происходит взаимопроникновение культур. Сталкиваются местные варианты религий, идеологий. В процессе конкуренции культур, идей и смыслов одни побеждают, другие проигрывают. Проигравшие несут потери или исчезают совсем. Это и есть глобализация. На некотором историческом этапе лидером глобализации были США.

Раньше, до научно-технической революции, различным культурам, чтобы вступить в противоборство, нужно было встретится. Европейцам пришлось приплыть в Америку, чтобы встретиться с культурами индейцев, и победить их. Большинство индейских культур были просто стёрты, некоторые загнаны в маргиналии, некоторые растворились в новой идентичности латиноамериканской культуры. Можно сколько угодно причитать о тяжёлых культурных утратах или вспоминать блестящие цивилизации ацтеков и майя, но такова неумолимая логика истории. Культуры, наиболее адекватные текущему этапу развития – побеждают, неадекватные – проигрывают.

Теперь мы все живём «рядом» в глобализированном мире.

По данным Юнеско, сейчас в мире под угрозой исчезновения находятся около двух с половиной тысяч языков. Это приблизительно треть всех языков мира. Есть ещё около полутора тысяч языков, каждым из которых пользуются менее 2000 человек. Европа представляет из себя настоящее «кладбище языков». При формировании национальных государств в Европе с XVI по XIX века исчезли сотни языков. К примеру, во Франции в XVI веке на французском языке говорили не более 20% населения. В процессе повсеместного внедрения Французского языка в указанный период исчезла примерно дюжина языков. Ещё в 1925 году министр образования Франции сказал, что для единства французской нации необходимо исчезновение бретонского языка. По видимому, тогда ещё не изобрели политкорректность и борьбу за права малых народов.

Правда, культура малого народа не всегда погибает вместе с языком. Тем не менее, культурологи и примкнувшие к ним неравнодушные граждане бьют тревогу. Снижается культурное разнообразие мира. Исчезают необычные, не свойственные распространённым языкам методы отображения реальности, такие как необычные звуки у австралийских папуасов или использование предикатов вместо имён у индейцев. Снижаются возможности изучения прошлого человечества по реликтовым культурам.

Но давайте посмотрим с другой стороны. Конечно, любой учёный-культуролог рад попасть в нетронутое цивилизацией племя. Вот раздолье для исследований! Но поставьте себя на место дикарей. Может, вам больше понравилось бы жить в XXI веке?

Пожалуй, всё-таки для людей лучше будет иметь возможность пользоваться плодами прогресса, чем быть материалом для изучения. Нечего жалеть культуры-аутсайдеры! Но есть одно «но». Времена меняются, и культура, бывшая в одну эпоху аутсайдером, в новую эпоху имеет возможность стать лидером. Если выживет, конечно.

Я о русской культуре. Несомненно, в эпоху Модерна мы были аутсайдерами. Эпоха Модерна родилась на Западе. Её породил Запад, и она по настоящему подходит только для Запада. Это ответ на извечный наш вопрос «почему у нас всё не так?» Почему асфальт неровный, машины ломаются, чиновники воруют больше, политические партии не работают. Почему у нас «всё не как у людей?» А потому, что мы всё время пытаемся имитировать чужую систему. А другого выбора и нет! Запад со своим Модерном так далеко ушёл вперёд, что оставил всем остальным только два варианта: стать его рабами, или кое-как освоить его технологии и с переменным успехом отбиваться от него.

Потому Россия до последнего тянула со вступлением в индустриальную эпоху. Поэтому с таким жутким скрипом шли реформы Петра. Поэтому только после поражения в Крымской войне у нас дали дорогу капитализму. Поэтому бездумное внедрение капитализма во второй половине XIX века привело к колоссальному социальному напряжению, и, в итоге, к революции. Поэтому индустриализацию удалось провести только после того, как большевики придумали более-менее приемлемый способ как это сделать в России. И всё равно потребовалось колоссальное напряжение сил. Потому Россия понесла огромные потери в военном столкновении с Западом. Потому Запад в итоге переиграл нас в 1991 году.

По-другому и быть не могло. Потому что мы играем по навязанным нам чужим правилам. Как те индейцы. Только нас больше. У нас огромная территория и имперское прошлое. Поэтому мы выжили, в отличие от исчезнувших малых народов.

Кстати, этим же объясняется наличие в России людей, так страстно ненавидящих свою Родину. Мы удивляемся: нигде в мире такого нет. Действительно, нигде, буквально – НИГДЕ в мире нет такого, чтобы заметное количество людей родившихся и выросших здесь, ненавидели свою страну такой лютой, священной ненавистью. А ведь они ведут себя логично. Очень логично. Русская культура не соответствует лидирующей западной, значит, либо надо переформатировать себя и свалить на Запад, либо, переформатировать здесь всех.

Вот здесь проявляется уникальность России. Все другие культуры в столкновении с Западом капитулируют. Они переформатируются либо целиком, либо посредством постепенного ухода в передовую культуру «лучших представителей», которые потом снисходительно-жалостливо смотрят на своих диких сородичей. Либо, как японцы, перенимая западную культуру поверхностно, и склоняясь перед мощью хозяев мира. А Россия – сопротивляется. Отсюда – ненависть. Никак не хотят проклятые «ватники» становиться настоящими европейцами!

А может, уже и не надо? Мы выжили, и дождались смены эпох. И у нас появился шанс стать лидерами в новой эпохе. Но только шанс, - никакой неизбежной логики здесь нет. Более того, мы находимся в ужасном состоянии. Чем мы будем побеждать?

Религией, идеологией, мощью государства, культурой?

По поводу отсутствия в мире адекватных смысловых систем не высказывался только ленивый. Со всех сторон слышны стенания о скорейшем приходе новой религии или идеологии. Все существующие религии или идеологии устарели. Они либо не умеют говорить с современным человеком понятным ему языком, либо откровенно зовут в прошлое. Они разделились на такое количество разновидностей и подразновидностей, что не объединяют людей, а разъединяют. Энтропия, тудыть её!

А новая смысловая система ещё не скоро придёт! Понятное дело, работы над ней ведутся. И не в партиях и институтах, а по большей части в сектах. Это – коллективное творчество. Одиночкам с такой работой не справиться. Это будет принципиально новая, постнаучная смысловая система, сочетающая в себе и религию, и идеологию, и даже больше. Но вот проблема – сегодняшнему миру её предъявлять бесполезно. Не поймут.

Чтобы принять принципиально новую смысловую систему, людям сначала надо пожить в новой реальности. Давайте вспомним историю.

У каждого племени была своя племенная религия, которая представляла людьми только своих. Язычество подразумевает двойную мораль и относительность добра и зла. То есть, когда я захватываю кого-то в рабство – это хорошо. Если захватывают меня – это плохо. Когда возникла Римская Империя, она перемешала народы. Полтысячи лет представители разных народов прожили в Империи, прежде чем «созрели», и возник общественный запрос на новую религию, которая будет для всех. И пришло христианство, которое установило равенство всех людей перед Богом и безотносительность добра и зла.

Европейское Возрождение и религиозные войны XVI-XVII веков положили начало эпохе Модерна. Но идеологии возникли только в XVIII-XIX веках, и пришли в массы только к концу XIX века. Хотя некоторые мыслители уже в XVI веке предсказывали появление чего-то такого, новые смысловые системы появились только тогда, когда люди достаточно долго прожили в новой реальности и увидели новые горизонты, потребовавшие нового понимания жизни.

Также и сейчас, чтобы понять и принять новую картину мира, человечеству надо основательно пожить в постиндустриальном мире. Многие говорят, что он уже давно пришёл. Ну, может, к некоторым особо продвинутым он уже и пришёл, но к широким массам ещё явно не заглядывал.

 Мы до сих пор смотрим на карту и видим контуры границ и расцвеченные разными цветами территориальные государства вестфальского типа. Вот Германия, там живут немцы, у них есть определённые особенности национального характера, у них есть избранная ими немецкая власть. Вот Польша, там живут поляки. А вот Украина, там живут украинцы. Да? Что-то не то? Да, всё уже давно немного не так. Точнее, совсем не так. Но массы ещё не осознают этого. В их понимании ещё существуют богатые страны, попадание в которую на ПМЖ моментально и автоматически решает все материальные проблемы.

Люди считают, что они ходят на работу, делают там что-то полезное для общества, а потом получают за это деньги и покупают на них честно заслуженные материальные блага. Если бы это было так, большинство стран уже погибло бы. Единый мировой рынок и технический прогресс уже давно сделали ненужными большинство рабочих мест, а оставшиеся перераспределили в страны с дешёвой рабочей силой. И большинство из нас ходит на работу, которую ему искусственно создало государство. И выполняет там бесполезные действия только для того, чтобы поддерживать миф о том, что деньги даются за работу. Если ненужные рабочие места просто ликвидировать, сразу возникнут проблемы. Ведь некоторые работы совсем не бесполезные, и их кому-то надо делать. Почему тогда кто-то должен работать за деньги, а другим деньги раздают даром? Сразу возникает проблема: а могут ли те, кто получает деньги даром, участвовать в решении проблем общественной жизни – иметь политические права? То есть, могут ли они решать что и как делать тем, кто работает?

Как видим, мир изменился, но до осознания этого факта народными массами ещё далеко. Мы продолжаем жить в форме мира эпохи Модерна, хотя содержание уже изменилось. Нам надо привести форму в соответствие с содержанием, и только когда мы привыкнем к новому миру, мы сможем принять новые смыслы.

Может быть, мы будем побеждать с помощью государства?

Пожалуй, нигде так не велика роль государства в жизни общества, как в России. Но надо привыкать к новым реалиям. Предполагается, что благодаря техническому прогрессу работать будет меньшинство, а большинство людей будет жить на пособия. Поэтому власть уходит из государств в крупные корпорации. Иначе людям не получится объяснить, почему у них больше не будет политических прав. А их в ближайшем будущем будет всё меньше и меньше. Взгляните на Украину, - что-то требовать у тамошнего государства уже бесполезно. Поскольку территориальное государство устарело, нам придётся придумать новые формы организации власти.

Почему в мире много государств? Что является ограничителем размеров государства? Вспомним, почему распалась империя Александра Македонского. Потому, что время передачи управляющего сигнала не должно превышать время протекания управляемого процесса. Так не понятно?

Представьте: вы едете на автомобиле. Вам надо повернуть направо, вы поворачиваете руль, но машина продолжает ехать прямо. Вы уже проехали поворот, и справа от вас стена дома. Поворачивать уже некуда. Вы выправляете руль, но в этот момент автомобиль начинает выполнять предыдущую команду – поворачивать направо. Прямо в стену. Если вы знали об этой особенности заранее, вы бы начали поворот за метров сто до него. Но оттуда вы не видели обстановку на повороте – края дороги, пешеходов, автомобили, знаки.

То есть, размеры государства должны быть такими, чтобы протекающими в нём процессами можно было управлять быстрее, чем они закончатся. Это всегда и было главным ограничителем размеров государств. С улучшением судоходства и дорожной сети империи росли. И вдруг, когда в XX веке все проблемы с транспортом и связью были решены, империи начали распадаться и количество «независимых» государств стало расти неслыханными темпами. Нелогично? Только на первый взгляд. В действительности – это и есть глобализация. Весь мир превратился в одну империю, и политическая борьба переместилась в новую плоскость. Теперь субъекты власти борются не за территории, а за концептуальную власть над всем миром. А мелкие национально-территориальные образования от этого всё равно никуда не денутся, - почему бы не подарить им иллюзию «независимости»?

Значит, своего государства у русских нет потому, что Мировая Империя не подразумевает существования независимых государств. Но пока существуют разные культуры, они будут бороться за концептуальную власть над Мировой Империей. Сейчас эта власть в руках Запада, конкретно – в США. Единственный способ выйти из-под контроля Запада, - взять власть над Мировой Империей в свои руки.

Получается, что религии у нас нет, идеологии – нет, государства – тоже нет. Что остаётся? Культура. А что есть русская культура?

Сразу в воображении возникают лапти, косоворотки, медведи, балалайки, матрёшки, пляски и прочая хохлома. Ну, и православные церкви, конечно, но этот вопрос мы уже рассмотрели. Нет, матрёшки-балалайки не подойдут. Это – этнический аспект культуры. Он иностранцам неинтересен, этим никого не покоришь. У других народов есть своё этническое. И у наиболее модернизированных народов даже своё этническое – только экзотика, а чужое – и подавно.

Может, вспомним русскую классическую литературу, музыку и балет? А что в них русского? Классическая литература, музыка и балет – это западные культурные явления, в которых русские просто достигли на определённом этапе больших успехов. Причём, заметьте, не во времена Шекспира, а гораздо позже – в XIX веке, когда в России сложился достаточно мощный слой европеизированных русских.

Что остаётся? Только русский язык. Это и есть наш главный инструмент для завоевания мирового лидерства. Это сложнейший язык мира, способный передавать колоссальное смысловое разнообразие. Белорусские и украинские нацики указывают на большое количество неславянских слов в руссом языке. Но в этом его сила. Он впитал себя многое из культур, с которыми взаимодействовал на огромном пространстве русской экспансии. Он взял многое из латыни, греческого и новых европейских языков.

Русский язык прекрасно продолжает перерабатывать и ассимилировать попадающие в него новые иностранные слова. И не надо делать трагедию из проникновения в русский язык таких слов, как «менеджер» к примеру. Это слово полностью не вытеснило русское слово «управляющий» потому, что никто не скажет «мой прадедушка был менеджером на мельнице». Кроме того, появилось слово «менагер», которым уничижительно именуют дурней, полагающих, что зная некоторые принципы управления, можно управлять чем угодно от прачечной до Академии наук. Таким образом, в русском языке есть три формы слова «управляющий», с разными оттенками смысла. Заимствования только обогатили русский язык.

Некоторые полагают, что в мире побеждает простое. Но в таком случае не было бы прогресса, и мы бы до сих пор сидели в пещерах под управлением самых мускулистых самцов. Нет, побеждает сложное. Запад это понимает, и ведёт против нас борьбу. В борьбе против русского языка есть два основных направления.

Первое, - создание машинного варианта английского языка, который позволит в значительной степени совместить работу людей и компьютеров. Поскольку машинный язык в любом случае будет беднее оригинала, а английский оригинал и так беднее русского, предлагается такой выход. Отупление населения. Дебильная масс-культура старается довести народы мира до такой степени примитивизма, что различия в сложности между человеческой и машинной версией английского языка никто не заметит. О русском тогда вообще речь не идёт. Русские перейдут на английский.

Второе направление – «стирание» русского языка путём замещения его примитивными родственными наречиями. Да-да. Это те самые украинский и белорусский, только теперь к ним присоединятся такие же искусственные новообразования, как «поморский», «сибирский» и ещё Бог весть какие.

Наша задача – не допустить ликвидации русского языка. Это – наше главное оружие в будущем мире. С его помощью мы сможем достичь научного и технологического лидерства, а главное – концептуального. Создать ту самую новую смысловую систему, которую так ждёт сейчас весь мир.

Сcылка >>


Оцените статью