Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Бывают ли добрые волшебники?

Человек и общество

15.01.2014 19:49  

ragnar

127

Как там мир «осчастливливают»?
Для этого нужна политическая организация, обладающая какой-то эффективной структурой внутри, и эффективно транслирующая свои смысловые установки вовне.
То есть, внутри организации нижележащие должны слушаться вышестоящих. А тем, кто вне организации, организация должна нравиться до упаду.
Некоторым товарищам пришло в голову использовать волшебство. Точнее – оккультизм. Ну ладно, пусть будет «эзотерика». Хотя хрен редьки не слаще.
Не пугайтесь, я не собрался переквалифицироваться в детского сказочника. Я опять о политике.

Вы верите в волшебство? Нет? Даже в Бога не верите? А зря.
И Бог есть, и волшебство. Только как они соотносятся?

Для начала – короткая лекция о пользе религии для атеистов.
Чтобы сильно мыслию не растекаться, будем рассматривать только христианство.

Что такое религия? Это такая система для упорядочивания смыслов.
Представьте себе мозг без мыслей. Может такое быть? Не знаю. То же самое, что компьютер без операционной системы. Просто какие-то нейроны (микросхемы) и синапсы (проводники) между ними. Что толку с компьютера без операционной системы? Никакого. Берём программиста и создаём операционную систему. Загружаем в мозг, и он уже может работать. Может выполнять какие-то задачи. Принимать и размещать какую-то информацию.
А если каждый – сам себе программист, как говорят либералы? Тогда каждый создаст себе свою смысловую систему, и начнётся война всех против всех, потому что системы будут несовместимы между собой. Человечество не выживет.

Поначалу свои смысловые системы были у каждого племени. Языческие религии. Для них характерно, что под «благом» понимается то, что хорошо для своего племени. На иноплеменников языческая мораль не распространяется. Им плохо, – это их проблемы. Чужаков можно даже в пищу использовать. Но отношения между своими племенная религия строго контролирует. Иначе – племя ослабнет и станет добычей врагов.
Человек – существо социальное. Чем больше людей работает под управлением одной «операционной системы», и чем эта система адекватнее окружающему миру, тем сильнее племя. Тем больше у него шансов выжить и покорить другие племена.

Римская империя перемешала народы. Представители разных племён вынуждены были жить рядом друг с другом. Когда люди немного «подросли» и поумнели, - в мир пришло христианство. Оно распространило внутриплеменную мораль на всё человечество. Для христианина все люди – братья. Ну, в теории.
С этого момента понятия «добро» и «зло» стали позиционироваться не относительно «своих» и «чужих», а относительно общих целей человечества. А каковы эти цели? Относительно чего имеют смысл понятия «добро» и «зло»?

Цели человечества – это выживание и прогресс.
Чтобы восходить, надо сначала выжить, это же понятно? То есть религия – это такая инструкция по технике безопасности для человечества, утверждённая высшим авторитетом. С которым нельзя спорить. Вот нельзя – и всё! Это Бог.

Бог – идеальная сущность.
"Идея, овладевшая массами, становится материальной силой", - сказал Карл Маркс. Приведу пример.
Представьте, что поперёк вашей улицы кто-то очень авторитетный и уважаемый народом нарисовал линию. И сказал, что по линии проходит невидимая стена. И тот, кто пересечёт эту линию, немедленно умрёт в страшных муках. Если люди в это верят, они не будут пересекать линию. Будут обходить по другим улицам. Если люди действуют так, как будто стена есть, какая разница есть она реально, или её нет? Никакой. Эта стена – идеальная сущность.

Если какие-то люди живут так, как будто Бог есть, то какая разница есть он там на облачке, или нет его?

Бог для христианина становится точкой отсчёта для всех умственных построений.
«Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний». (Библия, Новый Завет, «Апокалипсис св. Ап. Иоанна Богослова»). Проходя назад по цепочке причинно-следственных связей, христианин придёт не к мамонтам, ни к динозаврам, ни к горшку, на котором сидел в детстве, а к Богу. Также и проводя целеполагание в будущее, он придёт к уподоблению человека Богу. Может быть, это и ограничение полёта фантазии, но такой человек точно не придёт к чему-то опасному для человечества.

С прогрессом сложнее. Чтобы идею прогресса люди не поняли слишком буквально, в Библии есть притча о Вавилонской башне, в которой говорится как люди поняли «восхождение к Богу» буквально, и стали строить башню, чтобы схватить его за бороду. Он отомстил.
Если бы люди сделали из этого правильные выводы, они бы поняли, что прогресс человечества, - это тогда, когда улучшение орудий труда и условий жизни идёт параллельно прогрессу самого человека. Когда человек развивается умственно, духовно, морально и физически, а не только улучшает кресло под своей задницей.
Но правильные выводы сделаны не были, и в эпоху Реформации началось строительство новой Вавилонской башни. Той, в которой мы сейчас живём, и с ужасом наблюдаем как она шатается.

Короче говоря, христианство объясняет нам что есть «добро» и «зло» исходя из целей выживания и прогресса всего человечества. Оно даёт нам критерий различения добра и зла, и отправляет жить в мир. И всё. Никаких преференций для себя. Никаких выгод для конкретного христианина. Всем известно, что в наше время истинные христиане, мягко говоря, не процветают. Ведь цель христианства – благо всего человечества, а не кого-то конкретно.
Надеюсь, понятно, что я говорю о принципе, а не о жирных попах на Мерседесах?

А что же у нас с волшебством?
Волшебство пришло к нам из того, дохристианского мира. И принесло с собой характерный для него принцип относительного блага. Когда «добро» делается для кого-то конкретно. Для чародея или его заказчика. И их не волнует, не обернётся ли оно злом для кого-то другого. Или оно вообще строится на чьём-то горе. Это не имеет значения.
Другими словами, в волшебстве нет понятий «добро» и «зло», а есть только критерий эффективности, – «работает» или «не работает».

Потому христианство и не одобряет чародейства: «Блаженны те, которые соблюдают заповеди Его, чтобы иметь им право на древо жизни и войти в город воротами. А вне — псы и чародеи, и любодеи, и убийцы...» (Библия, Новый Завет, «Апокалипсис св. Ап. Иоанна Богослова»). Видите, в какую плохую компанию попали волшебники?

Да, чуть не забыл! Вы же не верите в волшебство! Это потому, что вы его себе неправильно представляете. Вы думаете, что волшебство, - это когда взмахнул волшебной палочкой, сказал «Хочу букет цветов», и на столе появились цветы. Да?

Нет. Это примитивное представление. Волшебство – это воздействие на людей какими-то вполне научно объяснимыми методами, заставляющее их выполнять ваши указания против своей воли.
Нельзя материализовать пачку денег из воздуха, но можно волшебством заставить кого-то принести вам деньги. Нельзя сделать так, чтобы чашка сама подпрыгнула со стола и полетела кому-то в лоб. Но можно оккультными методами подготовить человека, который по вашей команде схватит чашку со стола и бросит в того, в кого надо. Даже если бросившему грозит за это суровое наказание. Нельзя убить человека заклинанием, но можно подготовить убийцу, который убьёт собственную мать, и рука не дрогнет.

Таким образом, можно сделать вывод, что волшебство по отношению к религии, это такое хакерство. Нарушение правил, установленных для общего блага, с целью достижения своих целей за счёт других.
За счёт других? Тогда волшебство, - действительно зло! А как же добрые волшебники? Может быть, всё-таки можно по-быстренькому сделать кому-то волшебный подарок, не причинив никому вреда?

Давайте подумаем.
В сказках ведь есть добрые феи. Но это в западных сказках. Или в сказках наших писателей. Ведь наша интеллигенция больна Западом. А вот в русских народных сказках никаких добрых волшебников нет.
Есть какое-то использование волшебства. Например Щука и Золотая Рыбка. Но они откупались волшебством от перспективы оказаться на сковородке. К тому же старуха в конце сказки о Рыбке поплатилась за злоупотребление волшебными возможностями. Конёк-Горбунок честно предупреждал хозяина, что перо Жар-Птицы принесет много-много геморро... то есть непокоя. И победу над Кощеем с помощью иглы тоже нельзя считать волшебством, а скорее использованием слабого места врага.

Почему в русских народных сказках нет добрых фей, а в западных они есть?
Потому что в западных версиях христианства допускается философская категория «нейтрального». Не выпячивается, конечно, но допускается. В православии такого нет. В представлении православия все явления мира являют собой добро или зло. А «у них» есть, грубо говоря, «добро», «зло» и «пофиг».
Благодаря существованию такой категории, зло может пользоваться ей как своеобразной «шлюзовой камерой». Спрятаться туда, а когда все о нём забудут, выйти оттуда уже как добро.
За примером далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить процесс внедрения всеми сейчас горячо любимых пидарасов. Простите, геев. Ещё не так давно в Европе и США за мужеложество полагалось уголовное наказание. Несколько десятилетий назад (в разных странах по-разному) оно было отменено, и пидарасов признали «нейтральным» явлением. Пусть себе развлекаются. Подшучивали над ними постоянно. Помните «Голубую устрицу» из фильма «Полицейская академия»? Когда народ окончательно свыкся с мыслью о безобидности этого явления, пидарасов вытащили из «шлюзовой камеры» «нейтрального», и объявили таким «добром», что добрее не бывает. Все в курсе.

В России этот фокус провернуть нельзя, потому что православное самосознание русского народа (а православные у нас даже атеисты) не знает категории «нейтрального». Зло приходится объявлять добром прямо «в лоб», что неэффективно.

В русских сказках добрых волшебников нет, но это ещё не доказательство их принципиальной невозможности. Будем анализировать дальше.

Первый вариант. Сидит наш волшебник в своём офисе. Приходит к нему девушка, и говорит: «Хочу, чтобы меня полюбил такой-то». Стоп. Уже косяк. Тот человек имеет свои планы на жизнь. Может, у него есть возлюбленная, или даже семья? А эта тупая коза хочет навязать себя ему. Нет. Это не доброе волшебство.

Второй вариант. Убираем третьих лиц. Приходит бизнесмен и говорит: «Хочу быть офигенно эффективным». Но мы уже знаем, что капитализм, - это благо для одних за счёт горя для других. Не катит.

Третий вариант. Приходит политик и говорит: «Хочу весь мир осчастливить». «Пожалуйста! Ложитесь в это кресло, и начнём». Это волшебнику и надо – кто-то отдался в его руки! Это будет зомби, который будет регулярно приносить волшебнику деньги. Или помогать ему стать властелином мира. Опять косяк!

Четвёртый вариант. Волшебник абсолютно честен, но недостаточно профессионален. Политик выходит от него инвалидом. Опять плохо.

Пятый вариант. Наш оккультист абсолютно честен и профессионален. Бывает ли такое? Ну, допустим. А что, если рецепты осчастливливания мира неточны? Можно ли осчастливить мир против его воли? Не похоже ли это на первый вариант, только масштабнее?

Что-то не вытанцовывается у нас добрый волшебник.
Теперь перейдём, собственно, к политике. Как там мир «осчастливливают»?
Для этого нужна политическая организация, обладающая какой-то эффективной структурой внутри, и эффективно транслирующая свои смысловые установки вовне.
То есть, внутри организации нижележащие должны слушаться вышестоящих. А тем, кто вне организации, организация должна нравиться до упаду.

Как достигались эти цели ранее?
Во времена традиционного общества первая задача решалась с помощью этнической, племенной, религиозной лояльности, с помощью денег, страха и личной преданности. Вторая задача решалась в основном религией, страхом, и иногда популистскими мерами вроде «хлеба и зрелищ».
В индустриальную эпоху ко всему вышеперечисленному добавились национальные мотивы и мощнейший фактор идеологии.
Но жизнь не стоит на месте. В эпоху постмодерна нации разваливаются, а идеологии что-то не очень хорошо работают. Слишком много их разновидностей накопилось. Бардак в головах.
И некоторым товарищам пришло в голову использовать волшебство. Точнее – оккультизм. Ну ладно, пусть будет «эзотерика». Хотя хрен редьки не слаще.

Представляете, каких железных бойцов можно выковать! Как эффективно можно нести учение в массы! Как легко очищать свои ряды от «засланных казачков»! Если враг использует это оружие, почему не использовать нам? Нельзя же объявить себя благородным рыцарем и поскакать с мечом на пулемёт!? Это же глупо!

Действительно, что нам мешает «использовать современные методы борьбы»?
Ничего! Кроме христианства.
Оно нам говорит, что «тёмными силами не пользуются, - им служат».
Вот так. Запишите это себе... где-нибудь.
Добрых волшебников не бывает.

И здесь можно поговорить на модную нынче в некоторых кругах тему о сравнении коммунизма с фашизмом.
Фашики особо не парятся, когда их называют злом. Сами любят рисовать черепа, порассуждать о потустороннем, о «воле к смерти», назваться «женихами смерти». Доказательств их связи с оккультизмом – до и больше. Никто этого даже не скрывает.
А мы, коммунисты, считаем свои идеи благом для человечества. И заявляем о своём категорическом неприятии оккультизма.
Только либерасты и некоторые крэйзанутые «христианцы» пытаются уравнять коммунизм и фашизм. Не будем сейчас рассматривать этот вопрос всесторонне. Посмотрим только на достоверность обвинений коммунистов в оккультизме.

Единственным источником, который можно признать даже не «приличным», а чуть-чуть условно вменяемым, является Андрей Кураев. У него можно прочитать какие-то мутные намёки на связь большевиков с Рерихом. Ещё он пишет, что Блеватская посетила Ленина в Женеве, и он ей там клялся в чём-то какой-то Шамбалой. И всё. Доказательств никаких.
Все остальные «свидетельства» типа «мавзолей-зиккурат» или «Ленин – еврей с Марса» я даже не буду рассматривать. Это – в раздел «творчество душевнобольных».

Таким образом, отсутствие связи коммунистов с оккультизмом является одним из доказательств неправомерности отождествления идеологий коммунизма и фашизма.

Если же вам кто-то продемонстрирует «оккультный коммунизм», то вывода может быть только два:
1. Никакой это не коммунизм.
2. Коммунизм – это зло, и тогда у человечества не остаётся вообще никакой надежды.
Не хотелось бы в это верить.

Сcылка >>


Оцените статью