Тема Статья Кругмана о Китае

Архивные материалы

24.01.2011 07:14

Михаил Хазин

51

Мне тут пришло письмо, которое я привожу ниже

«Уважаемый Михаил, я вчера прочла в нашей местной газете статью, написанную американским экономистом Полом Кругманом (нобелевский лауреат, между прочим). Мне статья показалась необычной для Кругмана. Я ее перевела на русский и, если она вам интересна, хотела бы, чтобы Вы ее прокомментировали. Английский текст я не привожу, но его легко найти на Интернете.

Вот перевод:

"China in monetary mess; New economic superpower unwilling or unable to fix its currency policy"
By Paul Krugman
New York Times

(Translation)

Поскольку Ху Йинтао, Президент Китая, сейчас посещает Штаты, везде появляются новости об увеличивающейся китайской мощи. И это правда: хотя Китай все еще страна бедная, oн развивается быстро и, только учитывая его размер, быстро становится такой же супердержавой, как Америка.
Но также правда и то, что Китай наткнулся на валютную проблему, которая ухудшается с каждым месяцем. Более того, реакция китайского правительства – с политикой, несомненно парализованной в угоду особым интересам, с отсутствием интеллектуальной ясности и с обвинениями других – убивает надежду, что китайские лидеры могут действовать решительно и эффективно. Они выглядят ну точно как...мы.
До какой степени ухудшится ситуация? Предупреждения некоторых аналитиков, что Китай может спровоцировать глобальный кризис, могут казаться чрезмерными. Но сам факт, что они это обсуждают, является индикатором, что ситуация уже выглядит неконтролируемой.
В основе китайской проблемы лежит слабая валютная политика, которая питает искусственно высокий торговый дефицит. Как я уже говорил, эта политика вредит всему миру, увеличивая безработицу во многих странах, включая Америку.
Такая политика плоха для нас, но она плоха и для Китая, так как она одновременно уменьшает рабочую занятость здесь и выражается в перегретой, инфляционной экономике в самом Китае.
Можно предположить, что происходящее является рыночным методом нейтрализации манипулирования валют. Китай пользуется низкой валютой, чтобы держать заработную плату и цены низкими в долларовом эквиваленте. Рыночные же силы реагируют давлением на зарплаты и цены, разрушая искусственное конкурентное преимущество. Я слышал некоторые оценки, что при сегодняшнем уровне инфляции в Китае заниженность китайской валюты исчезнет через два – три года, недостаточно быстро, но быстрее, чем мы ожидаем.
Китайские лидеры пытаются предотвратить такой результат, чтобы не только защитить интересы экспортеров, но и потому, что инфляция еще более непопулярна в Китае, чем где-либо. Важная причина – то, что Китай уже эксплуатирует своих граждан финансовой репрессией (и другого типа репрессией, которую мы здесь не обсуждаем). Проценты на банковских счетах ограничены максимумом 2.75%, ниже официальной инфляции, и общее мнение сходится на том, что действительная инфляция существенно выше, чем признает правительство.
Стремительно растущие цены, даже если они компенсируются увеличением зарплат, ухудшат эксплуатацию. Нечего удивлятьса, что китайская публика очень недовольна инфляцией, и что китайские лидеры хотят инфляцию остановить.
Какие бы ни были причины - влияние интересов экспортеров, отказ от действий, которые будут расценены как подчинение требованиям США, или неспособность ясного мышления – они не хотят заняться коренной проблемой и позволить своей валюте подняться. Вместо этого, они пытаются контролировать инфляцию поднятием процентных ставок и ограничением кредита.
С глобальной точки зрения, это разрушительно. Сейчас, когда большая часть глобальной экономики все еще находится в депрессии, меньше всего нам нужны влиятельные игроки, которые следуют твердой денежной политике. С более конкретной точки зрения, эта политика не работает. Ограничения кредитов оказывается трудно контролировать, особенно если существует приток горячих денег из-за границы.
Поскольку попытки охладить экономику не удаются, Китай пытается ограничить инфляцию, контролируя цены – меры, которые редко работают. Такие меры полностью провалились здесь во времена администрации Никсона. (Да-да, это означает, что Китай идет к Никсону).
Так что же остается? Китай уже обратился к игре «Кто виноват», обвиняя Федеральный Резерв (обвинение ложное) в создании проблемы тем, что он печатает слишком много денег. Хотя обвинение Фед. Резерва может дать китайским лидерам приятное чувство, это не изменит валютную политику США и не поможет обуздать монстра китайской инфляции.
Может ли все это превратиться в полный кризис? Если бы я не был знаком с экономической историей, я бы решил, что такая идея нереальна. В конце концов, есть простое решение китайской валютной проблемы: дайте же валюте подняться. Но я знаю экономическую историю и знаю, как часто правительства отказываются, иногда в течение многих лет, от несомненно правильных действий, особенно когда речь идет о стоимости валют. Правда, обычно они пытаются удержать свою валюту на искусственно высоком уровне, а не на низком, но в любом случае это может стать большим провалом.

(end of translation)»

В соответствии с просьбой, даю свой комментарий. В общем, можно отметить, что описание проблемы является вполне адекватным, хотя один аспект в ней не отмечен. Дело все в том, что проблемы и Китая, и США – это проблемы спроса! Напомню, что отношения Китая и США восстановились в начале 70-х, сразу после американского дефолта и отказа от золотого стандарта, когда стало понятно, что в США начался серьезный кризис. Сначала госсекретарь Киссинджер, а затем президент Никсон признали КНР (до того они имели дипломатические отношения с Тайванем, который одновременно был постоянным членом Совбеза ООН) и открыли американские рынки для китайских товаров.
Однако самые серьезные изменения в отношениях начались позже, уже в 80-е годы, когда американские бизнесмены начали выводить свои производства на территорию Китая. Теоретически, они просто снижали свои издержки, однако у всей этой операции был еще один очень серьезный аспект, не понимая который, совершенно невозможно сегодня оценивать последствия изменения взаимных курсов доллара и юаня. Дело в том, что произведенный в Китай ширпотреб позволял американских домохозяйствам резко снизить затраты, что, в свою очередь, позволяло им повысить расходы на высокотехнологические товары (именно в это время в США началась информационная революция). Одно дело - покупать американские джинсы за 120 долларов, другое – китайские за 20, пусть они даже чуть похуже качеством.
При этом вывод производства не привел к падению ВВП США, несмотря на то, что резко вырос импорт. Дело в том, что значительную часть прибыли от разности себестоимости производства в США и в Китае, получали американские посредники, и их прибыль давала прирост ВВП, тем больший, чем больше производства выводилось в Китай.
Для Китая же спрос США послужил тем «мультипликатором» внутреннего роста, который позволил ему начать активно развиваться. В этом месте Китай отошел от советской модели, в которой таким мультипликатором был спрос внутренний, и начал активно развивать внутренние цепочки разделения труда – но под конечный внешний спрос. Он постепенно усложнял производимую на экспорт продукцию, начав с игрушек переходил ко все более и более сложной технологической продукции, но главным мультипликатором его роста, по прежнему, служил спрос внешний, со стороны США, в первую очередь. Увеличивалась и доля Китая в прибыли от разницы цен, но в этом месте до сих пор имеет место перекос в пользу американских посредников.
И вот здесь и начинаются тонкости. Представим себе, что Китай резко ревальвирует свою валюту. Но это равносильно резкому перераспределению прибыли в рамках текущих экспортно-импортных потоков в пользу китайских производителей. То есть это, с одной стороны, резко сократит доходы американских посредников, с другой – увеличит расходы американских домохозяйств на ширпотреб, соответственно, сократив их расходы на высокотехнологичные товары. Поскольку в рамках мирового разделения труда США последние тридцать лет сделали ставку именно на последние – нет уверенности, что такое развитие ситуации пойдет им на пользу.
У Китая свои проблемы. Ревальвация юаня увеличит прибыль на единицу продаваемой продукции, но, скорее всего, сократит общий объем внешнего спроса на китайские товары. А заменить внешний спрос на внутренний Китай уже так просто не может: одно дело, постепенно повышать внутренний спрос, с игрушек до одежды, с инструментов до автомобилей. И совсем другое, сразу предлагать людям кредиты на автомобили. Они-то, быть может, и возьмут, но внутренние китайские финансовые потоки не дают возможности эти кредиты вернуть. Вот и раздуваются в этой стране финансовые пузыри, вот и приходится вводить разного рода административные ограничения.
Иными словами, проблема, которую поставил Кругман, сильно более сложная, чем он пытается представить. Причины, по которым он ее упрощает, могут быть разными, но это не столь принципиально, главное, что в основе всех бед лежит проблема падения спроса, а ее изменением валютных курсов не решишь.

закрыть...


Оцените статью