Борьба с генномодифицированным растениями

Архивные материалы

03.12.2010 08:45

Михаил Хазин

57

В эксклюзивном интервью «Крестьянским Ведомостям» канадец поведал о том, чего стоила ему борьба с гигантом агробизнеса из США - компанией «Монсанто».
Это практически 10 лет бесконечных судов, вплоть до заседания Верховного суда Канады, нервы, деньги, потраченные фермером на адвокатов.
ГЕНЕТИЧЕСКИ МОДИФИЦИРОВАННЫЕ ПРОДУКТЫ УГРОЖАЮТ ЖИЗНИ?

Москву посетил Перси Шмайзер, канадский фермер, известный тем, что в одиночку бросил вызов транснациональным компаниям - производителям ГМО.
Он прибыл в Россию по приглашению Альянса СНГ «За биобезопасность» и принял участие во встрече членов Альянса, круглом столе в Мосгордуме и выступил с лекцией перед студентами и преподавателями в РГАУ-МСХА им. К. А. Тимирязева.
В эксклюзивном интервью «Крестьянским Ведомостям» канадец поведал о том, чего стоила ему борьба с гигантом агробизнеса из США - компанией «Монсанто».
Это практически 10 лет бесконечных судов, вплоть до заседания Верховного суда Канады, нервы, деньги, потраченные фермером на адвокатов.

В 1998 г. «Монсанто» подала иск семье Шмайзера в связи с тем, что на полях фермера была обнаружена ГМ-канола. Компания настаивала на том, что Перси Шмайзер использовал ее продукцию без лицензии. В свою очередь фермер заявил, что не только не поступал так, но даже и не слышал о компании «Монсанто».

В 2007 г. Верховный суд Канады вынес решение, согласно которому Перси Шмайзер нарушил авторские права «Монсанто», но при этом не получил коммерческой выгоды, поэтому платить компании не обязан.

Сегодня Перси Шмайзер уверен, что он достиг главного - удалось доказать, что фирмы, производящие трансгены, несут ответственность за их распространение и хранение. Это значит, что если ГМО появились на полях, то виноват не обязательно фермер, который якобы тайком применил новинку без разрешения правообладателя. До этого таких прецедентов не было, виноватым считался фермер, который обязан был выплатить компании деньги за использование чужой интеллектуальной собственности. Кстати, «дело Шмайзера против Монсанто» и возникло из-за того, что на полях фермера неведомым образом появилась ГМ-канола (разновидность рапса).

В ходе интервью «Крестьянским Ведомостям» Перси Шмайзер подтвердил прежние сообщения о том, какими методами «Монсанто» воздействует на фермеров.

Это происходит с помощью целого штата бывших полицейских, Конной королевской полиции и отставных сотрудников других спецслужб. Они проверяют поля на наличие ГМ-культур.
П. Шмайзер подтвердил и свои прежние заявления о том, что в отдельных случаях над полями, без ведома их хозяев, с самолетов распрыскиваются гербициды. Через некоторое время делается контрольный облет, и если культурные растения остаются нетронутыми, значит они содержат ГМО. Далее идет проверка - покупал ли фермер такие семена или нет.
Были угрозы отобрать дом, поля, выдвигались претензии на суммы в сотни тысяч долларов. Не каждому суждено выдержать такое давление.
Сегодня, по словам Перси Шмайзера, у него в стране немало последователей и сторонников. Но до Верховного суда дошел только он один.

Другие стороны проблематики ГМО П. Шмайзер широко осветил на лекции.

По его словам, Россия, которая еще не приняла решение по поводу ГМО, могла бы поучиться на примере Канады. Что же в итоге произошло?

ГМ-растения впервые появились в Канаде в 1996 г. В 1997 г. было разрешено использовать 4 ГМ-культуры: хлопчатник, кукурузу, канолу и сою. Тогда фермерам сказали - применяя такие семена, вы будете получать больше урожай и использовать меньше химикатов. Но в итоге все вышло наоборот - использование химикатов возросло, по меньшей мере, в 15 раз.
Компании тратили большие суммы денег для продвижения ГМО в Канаду. Научные данные, обосновывающие пользу применения ГМО, подбирались соответствующим образом, не всегда достаточно корректно. В прессе была развернута даже не реклама, а пропаганда трансгенов.

Опыт применения ГМО в Канаде показал, что обещания оказались далекими от того, что утверждала компания «Монсанто». Обнажились проблемы экономического, юридического, экологического и этического характера. К экономическим можно отнести резко возросшую необходимость применения химикатов - по словам П. Шмайзера, их дозы увеличились более чем в 15 раз.

Это происходит потому, что имеет место привыкание растений к химикату. Кроме того, из-за опыления в растениях возникает несколько мутаций, в связи с чем растет потребность в обработке - расход химикатов значительно увеличивается. То есть появляются так называемые «суперустойчивые» сорняки. Можно только предположить, сколько в итоге химикатов попадет в пищевую продукцию.

Качество ГМ-продукции - еще одна проблема. Пищевая ценность такого продукта, по утверждению П. Шмайзера, также падает. Одновременно происходит и загрязнение окружающей среды. В связи с тем, что ГМО способны распространяться между различными представителями одного семейства, их использование затрагивает в итоге гораздо больше культур, чем предполагается изначально. Так, ГМО может через опыление передаваться по цепочке от канолы до горчицы.
Как пояснил П. Шмайзер, ссылаясь на данные университета Манитобы, в настоящее время в стране нет 100%-чистых от ГМ-сои и ГМ-канолы территорий.

Бытующее в Европе мнение о том, что можно как-то сдержать распространение ГМО за счет создания «буферных» защитных зон, оказалось неверным. Но самое главное - кому принадлежит конечная выгода от использования ГМО. Оказалось - что компаниям-производителям ГМ-семян. Они патентуют гены, внедряемые в растения, и становятся обладателями интеллектуальной собственности.
Фермер, купивший такие семена, не имеет права использовать их для семенного разведения в дальнейшем. Поскольку ГМО вместе с пыльцой распространяется самопроизвольно, то многие поля так или иначе оказываются «загрязненными» ГМО. При этом не важно, какой процент ГМО обнаружен на полях - хоть 2%, хоть 100%.
По мнению П. Шмайзера, «это самое крупнейшее наступление на жизнь, которое когда-либо происходило на планете».

То есть если вы уже внедрили ГМО, то никакого сосуществования с обычными культурами быть не может. Так или иначе, ГМО перекочует на них. ГМО не предназначались для уменьшения использования химикатов или для увеличения производства продовольствия. Для компаний, производящих ГМО - это шанс полностью взять под контроль производство и распространение семян. И фермеры вынуждены покупать семена и химикаты у компании-монополиста.

П. Шмайзер затронул еще одну опасность, связанную с производством ГМ-семян. Это касается так называемой технологии «Терминатор». В растения внедряются «гены-терминаторы», которые стерилизуют семена. Ген-терминатор можно внедрить во все формы жизни - даже в человека, подчеркнул канадский фермер. В Канаде использование такой технологии запрещено. Возможно, это ключ от «семенной кладовой мира».

По словам Перси Шмайзера, сегодня ученые не знают, к чему может привести такая ситуация с ГМО. Видимо поэтому многие канадцы против трансгенов. Несколько крупных компаний хотели внедрить 4 новые ГМ-культуры: пшеницу, рис, люцерну и лен. Но канадское правительство этого не разрешило - Перси Шмайзер уверен, что в общество приходит понимание опасности, которую несут в себе ГМ-культуры.
Канадский фермер считает - никто не имеет права патентовать высшие формы жизни. Он удовлетворен тем, что Верховный суд страны предложил рассмотреть этот вопрос в Парламенте Канады.
По мнению юристов, следящих за процессом «Перси Шмайзер против Монсанто», победа П. Шмайзера не стала окончательной скорее в результате политического соглашения. В случае победы фермера, суд мог бы признать весь бизнес, связанный с ГМО, незаконным. А это нанесло бы гигантский ущерб не только компаниям-производителям, но и бюджетам стран, где они платят налоги.

Фото авторов.
На снимке: Перси Шмайзер.
Ольга Акильева, Николай Худяков «Крестьянские Ведомости».

Источник: http://www.russians.ca/article.php?ArticleID=3043


Оцените статью