Тема Либерасты отметились

Архивные материалы

17.03.2009 15:56

Михаил Хазин

58

Отпад! Наши либерасты дали ответ на нашу теорию кризиса! Имена наши они, конечно, на назвали (запрещено!), но получилось весьма и весьма забавно. Читайте (мы, в отличие от них) имена называем - как нас учил Солженицын, устами одного из своих героев, "Родина должна знать своих стукачей!"

Ratio economica: Кризис еще на год как минимум

Сергей Гуриев
Олег Цывинский

17.03.2009, N46 (2316)

Как долго продлится кризис? И не перерастет ли он в депрессию? Наш ответ на эти ключевые вопросы: кризис закончится не раньше середины 2010 г.; вероятность депрессии пусть и невысока, но уже вполне ощутима.

Окончания кризиса в России не будет без восстановления мировой экономики. Когда же оно произойдет? Стоит ли доверять прогнозам МВФ, Федеральной резервной системы и национальных правительств (в том числе российского)? В основе большинства из них лежит экстраполяция (перенос прежних тенденций, моделей, структурных закономерностей в будущее). Такие прогнозы работают относительно неплохо в спокойные периоды, но теперь похожи на гадание на кофейной гуще. Не стоит верить и новоиспеченным гуру, ведь многие из них предсказывали мировой кризис в течение последних десяти лет, и им наконец-то повезло. Мы доверяем экономистам, которые не занимаются предсказаниями, а лишь документируют то, что уже случалось в прошлом. Именно такое простейшее историческое исследование кризисов, по нашему мнению, и будет намного более точным прогнозом.

Например, Кармен Рейнхарт из Университета Мэриленда и Кен Рогофф из Гарварда представили новую версию статьи о последствиях системных кризисов. Они изучили последствия всех значительных банковских кризисов во время Великой депрессии и за период после Второй мировой войны. В отличие от их работы годичной давности нынешняя работа посвящена изучению не только банковских, но и системных кризисов, и не только в развитых, но и в развивающихся странах. Их база данных включает кризисы и в Азии 1990-х гг., и в Аргентине 2001 г.

Выводы таковы. В среднем банковские и финансовые кризисы приводят к значительным и длительным негативным последствиям для реальной экономики. Показатели падения от пика до дна таковы. Рынок акций рушится на 55%, и падение растягивается на 3,5 года. Цены на недвижимость в реальном выражении уменьшаются на 35%, и это продолжается шесть лет. А в Японии во время «потерянного десятилетия экономического роста» 1990-х гг. и начала 2000-х цены на недвижимость падали 17 лет подряд. Государственный долг увеличивается на 86%. Безработица вырастает на 7 процентных пунктов и остается на таком уровне в течение четырех лет. Правда, в развивающихся странах рынок труда более гибкий и выздоровление происходит быстрее. ВВП падает на 9%, и это продолжается в течение двух лет. Средняя длина обычной рецессии — всего один год, т. е. кризисы, изученные Рейнхарт и Рогоффом, продолжаются вдвое дольше обычного. Многолетние затяжные рецессии обычно происходят в странах, где необходима значительная реструктуризация экономики. Нынешний кризис приведет к намного более значительной роли государства в экономике, пересмотру системы регулирования и значительному изменению финансовых рынков. Поэтому есть значительный риск того, что нынешний кризис продлится дольше, чем два года.

Роберт Барро и Хосе Урсуа из Гарварда в своей новой статье о депрессиях ХХ в. изучают те из них, которые происходили одновременно со значительным падением фондового рынка. Они рассмотрели 25 стран, для которых есть точные данные о фондовом рынке и показателях ВВП или потребления. В их базе данных — 198 эпизодов значительного падения фондового рынка (более чем на 25% от пика до дна) и 84 депрессии (падение потребления или ВВП более чем на 10%). В среднем депрессия длится 4,3 года и ВВП падает на 23%. В 58 случаях депрессия и крах фондового рынка происходили одновременно. Барро и Урсуа рассчитывают, какова вероятность того, что падение фондового рынка приведет к депрессии. Вероятность «незначительной» депрессии (спад потребления или ВВП составляет величину в интервале от 10% до 25%) — 30%. А вероятность значительной депрессии (падение более чем на 25%) — 11%. Правда, многие из этих кризисов (45%) пришлись на войны. Если исключить из рассмотрения депрессии военного времени, то падение фондового рынка приводит к незначительной депрессии примерно в 20% случаев, а значительной депрессии — в 3%. Другими словами, Барро и Урсуа говорят, что в нынешней ситуации вероятность падения ВВП более чем на 10% составляет одну пятую.

Итак, исследования Рогоффа и Рейнхарт показывают, что оздоровления экономики не следует ждать раньше середины 2010 г. (если считать началом кризиса середину 2008 г.). А Барро и Урсуа предупреждают о значительной вероятности депрессии. Что это означает для российской экономики? Во-первых, придется сокращать расходы. Резервный фонд Минфина скорее всего будет потрачен, и придется прибегать к заимствованию за рубежом. Во-вторых, восстановление мировой экономики является необходимым условием окончания кризиса в России, а неверная экономическая политика может затянуть российскую рецессию и после того, как кончится мировая. Поэтому необходимы активные действия власти и по восстановлению функционирования финансовой системы, и по реструктуризации экономики.

Авторы — ректор Российской экономической школы, профессор «Морган Стэнли»; профессор Йельского университета и Российской экономической школы

закрыть...


Оцените статью