Голосования

Выставит ли Путин свою кандидатуру на выборах 2018 года?




Медаль памяти Нобеля

Тема Л.Пайдиев. Ответ на критику, в первую очередь - А.Серегину.

Архивные материалы

14.04.2003 05:48

Михаил Хазин

49

Ответ Л.Пайдиева критику. (направлено Модератору по e-mail'у)

В ходе дискуссии были высказаны весьма любопытные идеи, которые я попытался обдумать и перепроверить.
«Прибыльность (performance) финансовых рынков усредненная по большому коли-честву суррогатов капитала (equities. фиктивный капитал по Марксу, как угодно) является производной от прибыльности (perfomance) производства. Как уже давно пишут экономи-сты вроде Курта Рихебахера http://www.safehaven.com/Editorials/dailyr/040403.htm, или Фрэнка Шостака http://www.gold-eagle.com/gold_digest_03/shostak040903.html
прибыльность производства в США падает».
"Исчисляемые в долях ВВП, прибыли сегодня находятся на самом низком уровне за послевоенный период. В последний год бума, 2000, прибыли до уплаты налогов в не-финансовом секторе составляли 4.3% ВВП. Это было ниже чем 6% в 1997. Этот спад в прибылях нужно рассматривать на фоне 18% роста ВВП за этот период.
В последние время, прибыли упали дальше до 3% ВВП. Что действительно удари-ло по рынку акций так это вовсе не недостаток доверия, а сжимающиеся прибыли"
Таким образом, проблемы мировой экономики возникли не в последние 5 лет, а существовали раньше. Следовательно, были проблемы и у финансового сектора.
Л.П. Если эти авторы правы, то М. Хазин недооценил глубину, масштабы, а глав-ное он недооценил сроки выхода из кризиса мировой экономики. Мобилизация капитала для выхода из депрессии будет идти значительно медленнее, чем это происходит при мощных научно технологических революциях, меняющих отраслевую структуру произ-водства.
Здесь следует рассмотреть два принципиальных момента:
Первое.
Можно привести массу доказательств того, что описывая последствия кризиса М. Хазин «взял по минимуму». Реальные проблемы существенно превышают его оценки. Мне в своё время приходилось считать последствия структурного кризиса экономики СССР при переходе к рынку. Инструментом служили динамические модели межотрасле-вого баланса (разработанные коллективом В. Коссова). И масштабы падения с учётом «эха» получались огромные, в разы превышающие прямое сокращение.
1. При закрытии (сокращении) конкретного производства страдают и поставщики, и потребители данной продукции.
2. Соотношение прямых и постоянных издержек. Сокращение производства чаще всего имеет нелинейный характер. При значительном сокращении производства или пред-приятие закрывается целиком, или издержки растут скачкообразно.
3. Штопор кризиса в условиях неопределённости экономической конъюнктуры. Не имея возможности оценить степень падения спроса, в условиях роста неопределённости предприниматели сокращают производство и собственный спрос. Когда так поступают ВСЕ, кризис приобретает самоподдерживающийся характер. Именно для того, чтобы ра-зорвать этот порочный круг применяются кейнсианские методы разогрева конъюнктуры.
4. Современный кризис поражает прежде всего финансовый сектор, где кризисные последствия имеют более разрушительный характер, чем в материальном производстве.
Эти расчёты 1987 -1988 года были экспериментально подтверждены на экономике бывшего СССР в 1992 году. От полной катастрофы спасло то, что огромное количество излишней продукции низких переделов было выброшено на внешние рынки. Но для эко-номик развитых стран этот предохранительный клапан отсутствует.
Сейчас у меня нет под рукой необходимых программ, моделей, но масштаб про-блемы как эксперт оценить могу. Аналогичные расчёты повторить не сложно, если у В. Коссова (или в РАН) остались соответствующие программы.
Да, М. Хазин недооценил глубину проблемы. Но подавляющее большинство её просто не хочет видеть. Чем больше уходит в песок драгоценное время, тем более жёст-кие методы по преодолению кризиса будут применяться. И это надо помнить, прежде все-го.
Второе.
Прочитав рекомендуемые работы, с изумлением вспомнил мощную дискуссию в марксистской литературе о Марксовом законе падения нормы прибыли. Там обсуждение шло строго в рамках этой же парадигмы.
Так вот, нет такого закона, вернее, как и кондратьевские циклы это вещь настолько эфемерная и абстрактная, что для практических нужд от неё можно абстрагироваться. Подробно эта проблема рассмотрена в моей диссертации и очень старой статье в ИНИОН. Здесь же попробую объяснить «на пальцах»:
В экономике, где активно внедряются достижения НТП, действует закон уве-личения нормы вновь созданной стоимости. При определении величины вновь создан-ной стоимости, создаваемой каждый цикл производства, присутствуют товары, произве-дённые в этом цикле производства, так и накопленное национальное богатство. Попросту можно купить вновь построенный дом, а можно построенный ещё столетие или год назад.
И производительность строителей прежних времён и текущего года отличается значительно.
Чем более развита страна, то есть чем большую часть рыночного оборота дают ка-питальные товары и чем активнее внедряются достижения НТП, тем больше норма вновь созданной стоимости. Как только останавливается научно техническая революция, так действие описанной мной закономерности резко ослабевает.
Но преодолеть падение нормы прибыли может лишь инвестбанкинг: мобилизация крупный капиталов для внедрения достижений НТП и страхования рисков такой венчур-ной деятельности.
Свою роль играет и «Рикардианский парадокс». Чем выше разница в уровне эко-номик разных стран, интегрируемых мировым рынком, – от компьютеров до сохи, тем бо-лее растёт норма вновь созданной стоимости. Подробнее об это парадоксе и о догоняю-щем пути развития советую статью Е. Гильбо «Ф. Лист, которого не хватает России» на ОПЕКе.
"Понимая, что классический процесс накопления капитала был слишком утоми-тельным, чтобы удовлетворить новые раздутые ожидания прибылей на (фондовом) рынке, корпорации массово переключились на новые стратегии, которые обещали быструю и вы-сокую отдачу. Таким образом, слияния, поглощения, реструктуризации, аутсорсинг, со-кращение издержек, выкуп акций (самими корпорациями) и изощренные исчисления (фи-нансовых показателей) стали главными чертами корпоративных стратегий расширения." К.Рихебахер.
«То что финансовые капиталисты оседлали венчурный бизнес и IPO в 1997 году, косвенно свидетельствует, что нормальный классический инвестбанкинг был на тот мо-мент уже неактуален, или, иначе, был настолько малоприбыльным, что инвестбанкиры решились пожертвовать им ради чистой авантюры. Когда сдулся «пузырь» и прошли ос-новные скандалы о корпоративных мошенничествах акции традиционных компаний вер-нулись в именно 1997 год, что с учетом инфляции соответствует 1993-1994 годам».
«Вывод который я из всего этого делаю такой, что финансовый капитал больше не находит value в финансовых рынках. А это перечеркивает все прогнозы Пайдиева. Инве-стбанкинг сейчас никому не нужен в развитых странах, потому что американским финан-совым капиталистам не о чем договариваться с европейскими и японскими. В целом, фи-нансовым капиталистам не о чем говорить и с капиталистами из реального сектора. Инве-стбанкинг потерял value, поэтому он не будет играть на стороне нового мирового центро-банка - ему это неинтересно, ему это безразлично». Конец цитаты.
Л. П. А вот с этим готов поспорить. Да, финансовый капитал на определённом эта-пе, где то после 1993 года начал приобретать паразитический характер, пик этих измене-ний пришёлся на 1998 год. Теперь выход будет идти через кризис. Кризис может быть и очищением, и возрождением, а может быть и катастрофой, которая отбросит человечество в прошлое. И критерием, развилкой здесь будет способность инвестбанкинга, вообще кре-дитной системы восстановить свою животворящую силу, выступить в роли организатора нового витка научно технического прогресса.
Но есть и иной путь. И Вы описываете его прекрасно:
«В чем находят свой личный интерес финансовые капиталисты сегодня. Value ос-тается только в ограниченных ресурсах, которые являются как источниками условий жиз-ни человека так и условиями для производства.
Вот эти новые ценности:
1. Все виды сыръевых ресурсов и средства их добычи и первичной переработки.
2. Плодородная земля.
3. Земля и все что на ней, имеющая статусное значение (примеры - Швейцария, угодья в Нью-Джерси, Флориде, Новой Англии).
4. Водные ресурсы и контроль над ними.
Для меня очевидно следующее. По мере возрастания указанных мною ценностей в мировой экономики и по мере овладения ими мировой финансовой олигархией, экономи-ческое процветание ее метрополий США и Западной Европы будет иметь все меньшее для финансовой олигархии значение. Народы этих стран не будут выполнять уже роль работ-ников в передовом промышленном производстве, а будут все больше заниматься обеспе-чением безопасности новых ценностей. Будущее США не за брокерами и менеджерами, а за солдатами. Все остальные народы будут кормить эти армии. Мироустройство будет очень похоже на Римскую Империю, но на новом технологическом уровне».
Л. П. Да, это тоже путь. Это путь остановки прогресса и путь мальтузианства. Вот его то и надо предотвратить. И это предмет заслуживающий обсуждения. Пока это науч-ная дискуссия и она ведётся откровенно. Это большое счастье. Потом это будет невоз-можно.
Следующий этап работы у М. Хазина неизбежно будет иметь политический харак-тер: Найти денег. Издать газету. Навербовать сторонников. Издать газету большим тира-жом. Навербовать ещё больше сторонников и т.д. И здесь уже начинается пиар и миф. Но это неизбежно, если мы хотим сделать мир лучше и не бояться братков.
P.S. Кстати, в полемическом запале, не надо приписывать нам лишнего:
«В чем найдут value лично для себя финансовые капиталисты, во что они конвер-тируют свои активы?
Есть мнение, что это будет золото и его поддерживает Пайдиев».
Это ошибка: не поддерживаю. В том-то и суть современной финансовой системы, что она может обойтись без золота, без реальных ценностей. Если же отбросить человече-ство в эпоху феодализма, как мечтал Гитлер, то да, без золота никак.

Л.Пайдиев


закрыть...


Оцените статью