Видео: Эфир от 28 февраля 2013 года

Архивные материалы

28.02.2013 12:59

Михаил Хазин

119

Т. ДЗЯДКО – Хотелось бы начать с дискуссии вокруг господина Глазьева, которая сегодня развернулась после публикации газеты «Ведомости». В ней утверждалось, что научный совет РАН по проблемам евразийской экономической интеграции предлагает кардинально поменять нашу экономическую политику. Этот совет как раз возглавляет Сергей Глазьев. И утверждалось как будто бы, что предлагается запретить приватизацию, затем Глазьев в интервью агентству РИА Новости пояснил, что эта публикация отражает лишь один из сюжетов дискуссии. И он отрицает, что призывал приватизацию запретить. В рекомендациях, подготовленных для администрации президента и опубликованных сегодня в «Ведомостях» предлагается не запретить приватизацию, а разумно использовать ее как инструмент государственной политики, - сказал он. Как вам кажется, в том вопросе, как наше государство относится к приватизации, должна идти какая-то перемена?

М. ХАЗИН - Давайте смотреть сразу. Комментировать «Ведомости» я не буду, поскольку доклада РАН еще не существует. Сплетня.

Т. ДЗЯДКО - Поэтому я ставлю вопрос по существу.

М.ХАЗИН - Мне сложно сказать, будет ли государство что-то менять, у меня как у экономиста имеется свое мнение, я могу с твердой уверенностью сказать, что никаких доказательств того, что частное управление более эффективное, чем государственное нету. При этом есть еще одна тонкость, мы знаем, что на примере РАО «ЕЭС» частное управление оказалось сильно менее эффективным, чем государственное.

Т. ДЗЯДКО – Это в принципе или в нашей специфике?

М. ХАЗИН - Это вопрос сложный. Потому что в нашей специфике точно. А что касается в принципе это вопрос, потому что на самом деле система государственного управления она требует соответствующей подготовки государства. То есть невозможно управлять государственным имуществом, если у вас нет соответствующим образом подготовленной системы. Условно говоря, любая крупная корпорация имеет плановый отдел и соответственно, если государство управляет каким-то имуществом, оно неминуемо управляет, там должны быть плановые отделы. В противном случае, знаете, была такая замечательная история в США, однажды сделали такую елочку, на которую повесили винтики, болтики и прочие разные простые вещи, продающиеся в магазинах, на которых висели ценники, по которым они покупаются Пентагоном. Ну и там винтик, который 8 центов - 12 долларов, и так далее. Я сейчас не помню точные цифры. Но порядок примерно такой. То есть на самом деле нужно понимать, что любое дело надо делать правильно. Если вы в рамках системы госуправления полностью отказываетесь от управления имуществом, можете быть уверены, то имущество, которое у государства останется, будет управляться крайне неэффективно и с большим воровством. В нашей стране я помню еще 90-е годы, когда я работал в Минэкономики и администрации президента, мы пытались создать систему управления, то есть у нас же Госкомимущество, а потом Министерство имущества это был инструмент приватизации, а не управления. Не секрет, что там была такса за должность руководителя любого государственного предприятия, иногда происходили удивительные вещи, например, знаменитая приватизация Росгосстраха, у которого была самая крупная после сбербанка сеть отделений по стране, замечательная состояла вот в чем. Дело в том, что Росгосстрах была структура государственных региональных компаний. Которая была объединена наверху в холдинг, тоже государственный. Дальше этот холдинг сделали наверху частным ОАО, и ОАО управляло государственными страховыми компаниями. А потом решением гендиректора ОАО государственные компании региональные стали акционерным обществом. Это уже за гранью добра и зла. То есть вот это совершенно типичный пример мошенничества. Которое было связано с российской приватизацией все годы ее существования. Поэтому сегодняшнее управление госсобственности неэффективно. Сегодняшнее частное управление особенно инфраструктурных компаний тоже неэффективно. Вопрос: можно ли в рамках государства сделать систему, чтобы инфраструктурные компании были эффективными. Потому что есть компании, которые не нужно делать государственными, потому что если имеется возможность частной конкуренции в отрасли, это должны делать частные компании. Это очевидно совершенно. А вот если конкуренции по какой-то причине нет, то ли это какой-то маленький городок, то ли социальные функции, то ли еще чего-то, или это инфраструктурное предприятие. В котором очень большие проблемы с инвестициями. У нас в нашей энергетике обнаружилось, что не только тариф вырос, это может быть во многом следствие слабости менеджмента, в том числе госконтроля. С тарифами справиться можно, просто четко совершенно. Проблема в другом. Откуда пойдут инвестиции. Выясняется, что если это частные компании, государство не может в них вкладываться. Ну или оно должно вкладываться в обмен на пакет. Грубо говоря, мы сейчас инвестируем в твою электростанцию столько-то денег, это означает, что 30% твоего уставного капитала будет государственным. А как иначе. Либо же государство что должно делать. Выдавать кредит по какой-то льготной ставке, это уже начинается мошенничество. А частные лица почему-то в российскую энергетику не вкладываются и не только в российскую. То есть это реальная проблема, с которой непонятно что делать. И такая же ситуация будет во всем мире, потому что например, развели в Европе альтернативную энергетику в немереном количестве и все при этом забывают, что она рентабельна только на госдотациях. И потребителям и производителям. Как только в условиях кризиса госдотации сократятся, чего с этим будет, я даже себе представить не могу.

И. ВОРОБЬЕВА - Антон интересуется вашим утверждением о том, что частное управление оказалось менее эффективным, чем государственное. То, что вы сказали. Антон спрашивает: хотелось бы понять, в каких аспектах менее эффективное.

М.ХАЗИН - Да во всех. Темпы роста тарифов, качество менеджмента. Качество работы и все остальное. То есть до тех пор, пока РАО «ЕЭС» существовало как госкомпания, в ней эффективность была, в общем, довольно высока. Ну по сравнению с нынешней ситуацией. Сегодня это просто финиш какой-то.

И. ВОРОБЬЕВА - Айрат пишет: Запад держится на частном бизнесе, почему в России так не получается?

М.ХАЗИН - Насчет того, что Запад держится на частном бизнесе, я бы сильно усомнился. Дело в том, что там тоже, как только компания начинает выходить на некоторый уровень, начинаются всякие сложности. Кроме того, нужно понимать, что когда мы говорим про компанию Гугл или Фейсбук или Майкрософт, то там сидят уши агентства национальной безопасности США очень сильные и какую там часть..., кроме того, эти компании нельзя сравнивать, потому что они действуют в монопольном секторе де-факто.

И. ВОРОБЬЕВА - Гугл в монопольном секторе?

М.ХАЗИН - Да, да. Он захватил такую часть рынка...

И. ВОРОБЬЕВА - Фейсбук в монопольном секторе?

М.ХАЗИН - Конечно. Сегодня – да.

И. ВОРОБЬЕВА - Почему фейсбук действует в монопольном секторе?

М.ХАЗИН - Потому что никто не может оказывать ему реальную конкуренцию.

И. ВОРОБЬЕВА - А твиттер?

М.ХАЗИН - Твиттер это совершенно другая вещь. Если мы говорим о фейсбуке, это несравнимые вещи.

И. ВОРОБЬЕВА - По масштабам возможно, но не значит, что монопольный сектор.

М.ХАЗИН - Монопольный. По некоторым вещам, сегодня невозможно сделать естественную конкуренцию eBay. Невозможно сделать естественную конкуренцию Ютюбу. И при этом нужно понимать, что эту ситуацию во многом выращивало государство. Еще раз, уши агентства национальной безопасности много где торчат. И это естественная ситуация, это не только у нас.

И. ВОРОБЬЕВА - Наш слушатель Алексей пишет из Москвы, что Китай вынужден держать убыточные госпредприятия монстры ради социальной стабильности. Я призываю наших слушателей также писать свои вопросы и комментарии на номер +7-985-970-45-45. Естественно мы обращаемся к тем вопросам, которые вы присылаете на сайт «Эхо Москвы».

Т. ДЗЯДКО – Давайте смотреть. Здесь множество комментариев каких-то.

И. ВОРОБЬЕВА - К предыдущим эфирам.

Т. ДЗЯДКО – Слушатели общаются между собой. «Прошу прояснить ситуацию с триллионом рублей в Пенсионном фонде РФ - то он пропал, то потом его нашли. Что там за история? Что происходит с бюджетом?»

М.ХАЗИН - Это я не знаю. Там нужно смотреть очень аккуратно его бюджет, это так сказать невозможно. Это к аудиторам вопрос. Кстати по поводу Китая, что такое рентабельность Китая это вообще тайна за семью печатями, поскольку реальные балансы китайских компаний очень мало кто знает. То есть там все очень сложно. Нужно при этом понимать, невозможно сравнивать советскую компанию и абсолютно аналогичную американскую. Условно говоря, РАО «ЕЭС» и какую-то энергетическую компанию в США. Потому что была совершенно другая система образования себестоимости. В СССР все железнодорожные перевозки были реально рентабельны. Даже электрички. А сегодня они все убыточны. Я имею в виду местные. Пригородные. Почему? Потому что вся система была выстроена под вот эту другую рентабельность. Система сменилась и она перестала быть рентабельной. Это кстати страшная проблема, я не знаю, обращали ли вы внимание, но количество электричек, которые сейчас ходят даже в Подмосковье, сократилось очень сильно. И ходить они стали сильно хуже, медленнее. Я помню времена, когда до моей станции по Ярославской железной дороге меньше часа электричка шла. Сейчас меньше чем час 20, час 25 не ходит.

И. ВОРОБЬЕВА - Интересно. Еще один вопрос, наш слушатель спрашивает про США. «Какова денежная политика США? Ходят слухи в спецслужбах США, что золотой запас Америки это крашенные кирпичики золотом сделанные из вольфрама и молибдена. Как это проверить, а то, доверяй, но проверяй, каждый кирпичик золота? Что тормозит печатный станок денег США? Какая сила?»

М.ХАЗИН - Конспирология, мы с ней боремся.

И. ВОРОБЬЕВА - Но это интересно. Я не про кирпичики...

М.ХАЗИН - Во-первых, для того чтобы проверить слиток, не есть ли это сэндвич внутри вольфрамовый, а снаружи золотой, для этого не нужно ни сверлить, ни еще чего-то, потому что у вольфрама совершенно другие электрические характеристики. То есть можно мерить объем...

И. ВОРОБЬЕВА - Наш слушатель, сидя у себя дома, не может...

М.ХАЗИН - Да ему-то какая разница. А есть легенда, что все золото мира Ротшильды свезли в Гонконг.

И. ВОРОБЬЕВА - Ух ты.

М.ХАЗИН - А то. Я же говорю круто. Ну чего, давайте разбираться в том, что видно и что понятно. А конспирологию оставим.

И. ВОРОБЬЕВА - Тогда вторая часть вопроса: «Что тормозит печатный станок денег США, какая сила. Приятно тратить 500 миллиардов долларов в год на вооруженные силы США, взял, напечатал купюры и расплатился со всеми».

М. ХАЗИН - Я могу вас уверить, что федеральная резервная система США печатает тот минимум, без которого никак прожить невозможно. Потому что она прекрасно понимает, что если это все дело запустить, то будет совсем плохо. Тут глава ФРС Бернанке, именуемый в просторечье Берданкой, выступил в конгрессе бюджетном комитете, он там чего-то объяснял, как жизнь устроена. Он, между прочим, удивительный совершенно человек. После Гринспена. Гринспен был знаменит тем, что никогда было непонятно, чего он говорит. Он даже однажды произнес такую замечательную фразу: если вам показалось, что вы поняли, что я сказал, значит, вы недостаточно вникли.

И. ВОРОБЬЕВА - Значит, вам показалось.

М.ХАЗИН - Так вот, а Бернанке наоборот, в последнее время о проблемах говорит очень четко и очень внятно. А вот дальше, когда о чем делать, он говорит, мы держим руку на пульсе, все под контролем. И все. То есть на самом деле понятно, что он делать ничего не может реально, все это уже поняли. Поэтому он так всех успокаивает. Но сейчас ему нужно, чтобы конгресс и президент договорились, чтобы они наконец приняли какое-то решение по этому самому пресловутому фискальному обрыву. Причем совершенно наплевать, какое. Потому что это народ нервирует. Ему наплевать. Им не наплевать. Ему наплевать. Но, вообще говор, он человек абсолютно разумный. Что кстати видно по тому, как он анализирует ситуацию и поэтому он не будет сам рыть под собой яму, и выпускать денег больше, чем нужно. Он будет ровно столько, сколько надо. Вот надо бюджету столько-то денег, он ровно столько и напечатает. Не больше.

И. ВОРОБЬЕВА - Раз мы заговорили про позолоченные кирпичики, Ник спрашивает: пробовал продать старое изделие из золота, предлагают за него копейки, что происходит, что тогда ценность?

М.ХАЗИН - Ювелирка вообще всегда очень дешево стоила. Потому что очень сложно проверять, что там такое. Особенно в таких слабых, ну можно теоретически отдать опытным химикам, которые с него начнут получать высокочистое золото. Но сама по себе работа будет стоить. Поэтому я всегда говорил, что покупать надо либо слитки мерные, которые сертификат, либо золотые монеты, желательно при этом хранить договора. Кстати, со слитками еще удобнее потому что, если слитки будете вывозить из страны с договорами, НДС вернут. На инвестиционные монеты НДС нет. Ну в общем, тут те кто хочет, те разбираются. Как это все устроено. Я понимаю в СССР, когда не было слитков и монет можно было обручальные кольца покупать. Но сегодня ювелирная наценка очень велика и ее вам никто не компенсирует.

И. ВОРОБЬЕВА - И ощущение, что самым дорогим на данный момент по курсам это Челябинский метеорит. Дороже золота.

М.ХАЗИН - Потому что дефицит.

И. ВОРОБЬЕВА - Слушатель спрашивает: каков шанс наткнуться на подделку? Спрашивает у вас.

М.ХАЗИН - Я думаю, что 99%. Всякие бывают, некоторые придурки, например, бриллианты покупают.

И. ВОРОБЬЕВА - Почему сразу придурки?

М.ХАЗИН - Потому что соответственно бриллианты в качестве средства тезаврации или спасения капитала большего идиотизма трудно себе представить. Вы их никогда не продадите по той цене, по которой купили. Если вообще продадите. А соответственно девушке любимой подарить это святое.

И. ВОРОБЬЕВА - В этом смысле. Обращаемся к сайту и...

М.ХАЗИН - В хорошем смысле.

Т. ДЗЯДКО – Кстати, много sms пишут.

И. ВОРОБЬЕВА - Ну и, тем не менее, обещали на сайт обратиться. Пишет наш слушатель, что его знакомый занимается грузоперевозками, которых стало сейчас очень мало, при этом это касается всей России, говорит ли это о спаде или просто сезонный фактор?

М.ХАЗИН - Конечно спад. Он же на самом деле уже показан в цифрах. Где-то во второй половине 2012 года он четко начался. Я думаю, что по альтернативным данным, которым я доверяю, минус 0,5-0,7% по итогам 4-го квартала. А соответственно в январь там уже и Росстат показал резкий спад, в том числе промышленности. И это одна из причин, из-за которых такой начался сыр-бор по поводу поста председателя ЦБ. Собственно с чего начался наш разговор. Вот почему газета «Ведомости», которая, как известно, сильно ангажирована, очень активно сейчас выступает против Глазьева. Как альтернативной либеральной фигуры кандидата на пост главы ЦБ. При этом, поскольку они сами это и придумали, по этой причине никто не может это никак комментировать. Администрация молчит, президент тем более молчит. И поэтому они там устроили...

И. ВОРОБЬЕВА - Там Кудрин выступил, с Глазьевым вступил в некую дискуссию.

М.ХАЗИН - В полемику да.

И. ВОРОБЬЕВА - Заочную.

М.ХАЗИН - И Чубайс даже вступил, что выглядит довольно смешно...

И. ВОРОБЬЕВА - Назвал Глазьева советским экономистом, который не знает параметров денежно-кредитной политики, ни западной, ни российской.

М.ХАЗИН - Я прошу прощения, Кудрин, что знает параметры денежно-кредитной политики?

И. ВОРОБЬЕВА - Я акцентирую сейчас.

М. ХАЗИН - Я понимаю. Просто это очень смешно. Это все очень сильно напоминает: а ты не ходи в наш садик, противный. То есть на самом деле картина именно следующая. Глазьев молчит и пишет с академией наук свой доклад, который еще никто не читал, а вся либеральная тусовка начинает в него кидаться, как дети скажут: какашками. Возникает вопрос: а чего они кидаются. А кидаются понятно, не ходи в наш садик. Это наше место. Это наш бизнес, председателя ЦБ. Вот наш, наш. Мы тут сами решим, кто у нас будет председателем. Мы хотели Улюкаева, но он видимо совсем не проходит. Тогда мы еще кого-нибудь подберем, но это наше, наше. И один только вопрос: а согласен ли с этим Владимир Владимирович Путин. Это вопрос, на который ответ, кстати, не только Владимир Владимирович...

И. ВОРОБЬЕВА - Я думала единственный вопрос: насколько это вредит стране, честно, нечестно...

М.ХАЗИН - Бога ради. Вот это либералов не интересует.

И. ВОРОБЬЕВА - А вас?

М.ХАЗИН - Меня это интересует. Но проблема в том, что я на это никак не влияю. То есть я могу высказывать свое мнение, но это никому неинтересно в данном случае.

И. ВОРОБЬЕВА - Мне кажется...

М.ХАЗИН - Я еще не достиг той степени просветления, чтобы читать в мозгах Владимира Владимировича, что он там думает по этому поводу.

И. ВОРОБЬЕВА - Когда достигнете просветления, скажите нам, пожалуйста.

М.ХАЗИН - Безусловно. У меня имеется один товарищ, который почти достиг просветления, потому что он родился с Владимиром Владимировичем в один день. И у них и биография очень похожая. Еще чего-то.

Т. ДЗЯДКО – Мистика.

М.ХАЗИН - Да.

И. ВОРОБЬЕВА - Еще на сайте спрашивают...

М.ХАЗИН - Астральная связь.

И. ВОРОБЬЕВА - Сейчас вопрос непростой. Вопрос по Форексу. Спрашивает слушатель: «Могут ли фирмы типа Телетрейд, Альпари оказывать влияние на ход рынка? По-простому: могут ли они вмешиваться в образование графиков онлайн? Может ли быть такой откровенный обман?»

М.ХАЗИН - На самом деле они же фактически не участвуют. Они же играют, они собирают деньги, и сами практически не играют. То есть они не играют, поскольку у них много денег, грубо говоря, если один говорит, вырастет, другой упадет, то можно и не играть на рынке, а просто ждать и деньгами одного платить другому, а себе брать проценты. Вот большая часть компаний именно так и делает. Но вообще влиять на этот рынок, там очень много участников. Там совершенно колоссальные деньги, я еще могу предположить, что на этот рынок может влиять какой-нибудь J.P. Morgan, хотя тоже вопрос, потому что таких J.P. Morgan ну с десяток. Но вот что частные игроки могут это делать, совершенно невозможно. Еще раз повторяю, все эти Альпари не могут двигать всеми своими ресурсами рынок в одну сторону. У них же там половина вверх, половина вниз, поэтому такая картина.

И. ВОРОБЬЕВА - Александр задает вопрос: почему управляющие компании берут деньги и банкротятся безнаказанно?

М. ХАЗИН - Это хороший вопрос. Потому что согласитесь, что глупо, если вам дают денег, глупо же отказываться. А управлять это дело тонкое, деликатное. А потом когда вам дали 10 тысяч, то за это может быть и спрос. Может быть, даже за 5 миллионов может быть спрос. А помните, которого в бочку с бетоном закатали. Там было 40 миллионов. А если вы взяли 2 миллиарда и еще при этом у многих, соответственно отдали обратно полтора, то у вас осталось еще целых полмиллиарда и у вас своя милиция, своя прокуратура. И все.

И. ВОРОБЬЕВА - Можете банкротиться.

М. ХАЗИН - Да.

Т. ДЗЯДКО – Все понятно. Спасибо большое. Михаил Хазин - экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН был у нас в студии. Мы встретимся ровно через неделю.

Сcылка >>


Оцените статью