Тема Кто что говорит.

Архивные материалы

12.09.2011 18:27

Михаил Хазин

83

Текст написан для km.ru

Спецификой современного миропонимания является колоссальная роль мистического компонента во всех его аспектах, в том числе и в таком серьезном и, вроде бы, материальном, как экономика. В частности, никому (ну, почти) не интересно что же на самом деле происходит в экономике, какие аргументы выдвигают те, кто хоть что-то понимает в вопросе, главное – это мнение неких «гуру», которые непонятно откуда взялись и непонятно на чем строят свое понимание ситуации. Классический пример – некий Рубини, который регулярно выдает потрясающие перлы о состоянии мировой экономики (совершенно не удивительные, поскольку, судя по тому, что он говорит, никакой модели кризиса у него нет), которые, тем не менее, никак не отражаются на его репутации этого самого «гуру». Достаточно упомянуть только термин «идеальный шторм», который как попугаи повторяют его последователи, хотя смысла он не имеет никакого. Я уж не буду размышлять о том, как этот феномен «гуру» появляется, как он поддерживается и так далее, но обращаю внимание, что он носит универсальный характер и работает не только в США.

Вот и в России, два человека, известные тем, что летом 2008 года всерьез говорили о «тихой заводи» в отношении России (Рубини хоть что-то там говорил о возможности кризиса, правда, не очень понятно, с чего он это взял), снова взялись говорить о кризисе. Глава Сбербанка Герман Греф и вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин в субботу побывали на 20-летии Леонтьевского центра, где рассказали о своем видении текущей ситуации в мировой экономике. По мнению г-на Грефа, сейчас есть несколько вариантов ее развития, но ни один здравомыслящий политик пока не готов взять на себя смелость выбрать тот или иной путь. Тем более что для политиков всего мира главный вопрос не в том, что и как делать, а как после сделанного переизбраться на новый срок, уверен председатель правления крупнейшего банка в России и бывший министр экономики. Вероятность второй волны кризиса в такой ситуации повышается, дополнил его Алексей Кудрин.

Отметим, что про политиков нельзя не согласиться – а вот про все остальное ... Прежде всего, не очень понятно, что имеется в виду под «второй волной». Основной механизм мирового кризиса, падение частного спроса, действует как часы, с осени 2007 года. В этом смысле неизбежность углубления кризиса очевидна любому, кто анализировал реальную экономическую ситуацию. Другое дело, что Кудрин не экономист, а бухгалтер, для него главное (и, возможно, единственное), это – бюджет. А бюджет зависит от мировых цен на нефть. Для руководства США или, скажем, Евросоюза, эти цены – тактика, следствие принятие или непринятия решения о начале очередного этапа эмиссии. А вот для Кудрина – это главная стратегия, причем от него совершенно не зависящая. Как погода или волна цунами. Он ее так и оценивает, судя по всему: первая волна – это дефляционный шок сентября-октября 2008 года, вторая – еще один, который может случиться, если власти США не начнут до Нового года программу «ку-ку-ку». Но вместо того, чтобы анализировать политику властей США и, по возможности, даже на нее влиять, он начинает оценивать вероятности.

По мнению Германа Грефа, основной проблемой текущей ситуации в мировой экономике является боязнь принятия решений и неясность того, как будет развиваться ситуация в будущем. «Все правительства мира сейчас как первокурсники, которым придется сдавать экзамены», — заявил глава Сбербанка. Причем в отличие от предыдущих кризисов сейчас наименее предсказуема ситуация в развитых, а не развивающихся странах.

Так, перед руководством Евросоюза стоит дилемма — помогать или нет южноевропейским странам, в частности Греции. «Проблема юга Европы — это проблема наступления коммунизма до того, как они прошли стадию социализма, лозунгом которого было: «С каждого по способностям, каждому по труду», — иронизирует г-н Греф. В южноевропейских странах был отмечен колоссальный рост потребления на фоне стагнации в странах-донорах: доходы населения в той же Греции росли быстрее, чем в Германии. Однако, по мнению Алексея Кудрина, именно сейчас Евросоюзу все же не стоит отказывать в помощи Греции. Ведь в этом случае станет непонятно, «кто будет следующей страной, которую не будут спасать», — Ирландия, Италия или Испания. «ЕС должен консолидироваться вокруг спасения своих стран, иначе вполне возможен более глубокий кризис», — предупреждает министр финансов.

Греф явно не понимает, откуда взялась греческая кредитная модель, он не знает о «рейганомике», о модели рефинансирования долга, которая была вменена американским руководством всему миру в 80-е и, особенно, в 90-е годы. Не греки эту модель придумали, они просто стали одной из первых его жертв. И, кстати, будут далеко не последней. В этом смысле говорить о Греции достаточно наивно – ее роль в мировой экономике крайне мала. Другое дело, что она создает (точнее, сейчас все делается для того, чтобы не создала) прецедент, но важным он является для Испании или Италии, а вовсе не для Греции. Кудрин, правда, это понимает, но он не понимает, что возврат всех сделанных за последние десятилетия долгов невозможен, поскольку изменилась модель кредитования.

Источником мировых проблем выступают не только экономики Старого Света. «Если в Европе проблемы более острые, то в США они более фундаментальные», — поделился оценкой Алексей Кудрин. Соединенные Штаты не изменили модель своего развития, «мотор американской экономики пока не заработал и находится под капельницей». «У мировой экономики сейчас нет якоря», — соглашается Герман Греф.

Опять непонятные слова. Сами США, точнее, их спрос, был главным «мотором» мировой экономики, именно он сокращается. Но имел ли именно его в виду Греф, большой вопрос, поскольку он либерал, а либералы роль спроса в экономике игнорируют, они считают, что он вторичен. Тем не менее, не объяснив, что к чему, Кудрин дает даже численные оценки. «Если летом на Петербургском экономическом форуме я оценивал вероятность второй волны кризиса в 25%, то сейчас этот процент больше», — отмечает глава Минфина. Правда, насколько больше, он говорить не стал.

Тут я даже не знаю, что комментировать. Кудрин имеет в виду продолжение мирового кризиса? Но вероятность этого события как была 100%, так и осталась. Он имеет в виду падение мировых цен на нефть? Да, в случае чисто инфляционного сценария, связанного с эмиссией доллара США, нефть падать не будет, но это вызовет другие сложности, связанные с ростом цен на критически важный для России импорт, причем этот рост может и сильно опережать цены на нефть. В общем, непонятно.

Дальше было сказано еще что-то, в частности, Греф говорил о роли иностранных инвестиций и инвестиционного климата. Это уже что-то совсем запредельное, поскольку какой идиот вложит деньги в Россию на падающем мировом спросе, совершенно непонятно, цель у него какая при этом должна быть? Получение прибыли? Где? В смысле, кому продавать то, что будет произведено в России? Внутри России? А откуда у граждан денежки? Вне ее? И кто пустит российские товары на свои рынки в ситуации, когда падает загрузка собственных мощностей? Впрочем, такими мелочами специалисты по «инвестиционному климату», судя по всему, не очень себя загружают.

Ну и еще одну вещь сказал Греф. «Понятно ли нам, что нужно делать?, - вопрошает он. И сам же отвечает: «В отличие от ситуации 1998 года мы это очень хорошо понимаем». Отлично. В предыдущем абзаце есть несколько вопросов, и очень интересно входят ли они в «понимание того, что нужно делать» или нет? Если «да», то было бы интересно услышать ответы, с которыми я пока не сталкивался. Если «нет», то, видимо, г.Греф все-таки ошибается в части своего представления о знании того, что нужно делать.

В общем, классические «гуру». Ну, или, скажем, пифии. Газику надышались, умные слова сказали – а дальше что? Что они там говорили о нежелании чиновников что-то делать? Вот это эффект они обсудили явно со знанием дела.

закрыть...


Оцените статью