Тема Интервью Роберта Зеллика

Архивные материалы

13.08.2011 18:25

Михаил Хазин

61

Текст написан для km.ru

Как всегда и бывает, сторонники какой-то идеи делятся на тех, кто смотрит на нее конструктивно и критически, и тех, кто ее поддерживает абсолютно, категорически отказываясь от любых попыток что-то там обсуждать. Есть, например, у нас, такой видный представитель либеральной общественности, Леонид Григорьев, так он однажды сбежал из прямого эфира, когда я стал обсуждать некоторые странности событий 11 сентября 2001 года. Этот, правда, скорее всего, не потому, что искренне верит, а потому, что ему контракт запрещает обсуждать работодателя в критическом режиме, но тут я могу и ошибаться. Впрочем, если послушать разных комментаторов, обсуждающих современные события в экономике, то прямо не знаешь, что думать: то ли они сами дебилы, то ли держат за дебилов нас.

Но по мере развития кризиса, строить из себя дебилов становится все опаснее и опаснее. В конце концов, люди же видят, что происходит, и если им откровенно вешать лапшу на уши – это может, в конце концов, стоить очень дорого. Я уже много раз писал, что в процессе развития кризиса будет разрушен главный инструмент контроля над общественными процессами в современном западном обществе - «средний» класс, и продолжать старую демагогия уже просто неэффективно. Люди, потерявшие стабильную и устойчивую жизнь и утратившие надежду на будущее – к такому дебилизму, в стиле «все хорошо, прекрасная маркиза», будут относиться все хуже и хуже.

Понятно, что политики сразу отказаться от такой демагогии не могут – в конце концов, они обещали избирателям, что кризис закончился и отказываться от своих слов им достаточно сложно. А вот экспертам чуть-чуть полегче. Разумеется, речь идет об экспертах, имеющих высокую степень самостоятельности – какие-нибудь российские РЭШ или ВШЭ и их представители обязаны гнать пургу до тех пор, пока не получать прямое разрешение на ее прекращение, а это будет еще не скоро.

До недавнего времени, впрочем, такие серьезные эксперты старались на раскачивать лодку. Разве что, Нобелевский лауреат Дж.Стиглиц позволял себе время от времени разные намеки. Но вот, время пришло, и один из самы высовопоставленных экспертов, руководитель Мирового банка (напомним, Стиглиц выше позиции главного экономиста в МБ не поднялся) Роберт Зеллик дал большое интервью, в котором сказал, что мировую экономику впереди ждут более трудные времена.

Он отметил, что за последние две недели мир "перешел в новую и еще более опасную фазу". "Мы на пороге нового и совершенно иного шторма, чем финансовый кризис 2008г.", - сказал Р.Зеллик, передает телеканал Press TV. Глава Всемирного банка добавил, что в отличие от 2008г. экономика многих стран "расшатана донельзя". "Мир вовлечен сейчас в изменение международной финансовой системы, и на первый план выходят такие страны как Китай", - добавил он.

По поводу Китая согласиться никак нельзя – поскольку сам по себе Китай сегодня мало что решает. Китай и США сегодня – это две стороны одной монеты, они или упадут вместе, или вместе выкарабкаются их кризиса (во что я, правда не верю, да и наша теория кризиса такого выхода не позволяет). Но у Зеллика свои модели экономики, отличные от наших, так что он может рассматривать и варианты, при которых, скажем, Китай рушится, а США нет, или наоборот (в наших вариантах это просто невозможно). Впрочем, на самом деле это несущественно.

А существенно то, что эксперты, реально определяющие финансовую и экономическую политику, начали отказываться от безоговорочно-оптимистической позиции по отношению к кризису. И это влечет за собой как минимум два принципиальных вывода. Первый – что, достаточно скоро, то же самое должны будут начать говорить политики. Поскольку современная «демократия» требует регулярных выборов, а политик, который обещал рост, а реально предъявляет избирателю продолжение кризиса, выглядит на них крайне бледно, скорее всего, нас ждет серьезное изменение персонального состава мировой финансовой элиты. Что, разумеется, не гарантирует нас от того, что новые лица окажутся лучше предыдущих.

Второй – что экспертам и новым политическим лидерам придется выдвигать новые концепции причин кризиса и, уж точно, предлагать какие-то конструктивные шаги по выходу из него. По этой причине я ожидаю, что многие наши идеи, высказанные за последние 10 лет, начнут появляться в прессе и в уста разных высокопоставленных деятелей (возможно, даже, с упоминанием первоисточников), хотя самую главную идею, скорее всего, мы не услышим.

Речь идет об идее о том, что современная парадигма экономического развития, научно-технический прогресс, исчерпала себя, а значит, до тех пор, пока мы не выработаем новую парадигму развития, никакого серьезного роста быть просто не может. Эта идея выглядит довольно пессимистично (хотя ничего особенно нового в ней нет), да и смены парадигмы только в Европе за последние 2000 лет происходили дважды. А Бог, как известно, Троицу любит. Если мы здесь правы, а аргументы у нас есть, то это означает, что кризис будет не просто длинным, но и достаточно пессимистическим, то есть все попытки что-то там где-то там раскрутить, заранее обречены на неудачу.

Это обрекает наиболее активных и деятельных людей на достаточно грустный сценарий, чем-то напоминающий пик нашего «застоя», где-то так начало 80–х годов. Еще никому и в голову не может прийти, что страна исчезнет, меньше, чем через 10 лет, но уже в голову большого количества людей залезает мысль, что для них в этой жизни места нет. Если такое случится в мировой масштабе, то возникнет колоссальная почва для разного рода экстремизма и религиозных культов. По этой причине мне кажется, что выход из ситуации лежит не в чисто экономических технологиях, а, скорее, в технологиях социальных. Грубо говоря, сначала нужно изменить общество, а уж потом оно сможет «родить» новую экономическую парадигму. Но не наоборот – это, скорее всего, не получится.

При этом нужно учитывать, что времени осталось не так уж много – интервью Зеллика тому пример. Но для создания новых социальных технологий, нового общества, нужен и новый язык описания общественных отношений. Общепринятый сегодня либеральный подход не дает возможности строить что-то альтернативное современному обществу – а значит, его нужно менять. Это достаточно сложная работа – но, судя по всему, если ее не сделать, то выбора у нас не будет, мир упадет в пучину терроризма и анархии.

закрыть...


Оцените статью