Тема И вновь про Стросс-Кана

Архивные материалы

03.07.2011 16:00

Михаил Хазин

63

Текст написан для km.ru

Я уже несколько раз писал про то, что Доменик Стросс-Кан стал жертвой провокации, писал и о возможных ее причинах. Сегодня это мнение стало, практически, общим моментом, хотя еще не так давно ряд очень серьезных изданий активнейшим образом нагнетали соответствующую истерию. Из чего, кстати, почти очевидным становится, что провокация эта была задумана и осуществлена чрезвычайно серьезными силами. Но главное, в другом – поскольку провокация, и поскольку силы очень серьезные, возникает вопрос, что же стало реальной ее причиной? Ведь сам Стросс-Кан, все-таки, достаточно проходная бюрократическая фигура по мерке современной жизни, во всяком случае, пока он не стал президентом Франции.

Причины эти лежат, как мне кажется, достаточно глубоко, еще в истории 70-х годов. Тогда элита «Западного» глобального проекта всерьез испугалась, что проиграла «соревнование двух систем» (см. http://worldcrisis.ru/crisis/188291 )
, и начала лихорадочно придумывать механизмы продолжения научно-технического прогресса, то есть запуска новой технологической волны. Сделать это без расширения рынков сбыта было невозможно, и тогда было принято решение «симулировать» расширение рынков путем увеличения частного спроса за счет кредитования. Это, разумеется, создавало свои проблемы, поскольку реально располагаемые доходы домохозяйств практически не росли (чтобы не сказать, падали) и, как следствие, была придумана схема, которая позволяла долги не возвращать, а лишь их рефинансировать.

Подробности этой схемы я обсуждать не буду, поскольку делал это неоднократно, но скажу, что ее результатами стали, во-первых, резкое увеличение совокупного долга, как домохозяйств, так и государств и корпораций (где-то примерно, в два раза относительно их доходов, например, для американских домохозяйств эта доля долга выросла с, примерно 60-65% от доходов до, более чем, 130%). Во-вторых – принципиально изменилась структура спроса, поскольку большие расходы позволили сформировать так называемый «средний» класс как массовую (несколько десятков процентов, а для некоторых стран и больше половины населения) группу с типовым потребительским поведением. В-третьих – позволило финансовой системе (то есть, по большому счету, той самой элите «Западного» проекта) существенно перераспределить в свою пользу общую долю прибыли, создающейся в мировой экономике (с 20-25% до, более чем, 50%).

Сегодня людям, которые всерьез изучают мировую экономическую ситуацию уже понятно, что эта базовая модель за 30 лет своего действия дошла до логического завершения. И что по этому поводу может сказать современная элита, как политическая, так и финансовая? Финансовая не хочет терять свои прибыли, более того, речь для нее идет о разрушении всей инфраструктуры, после которой можно потерять и контроль над политическими процессами в мире, во многом, достигнутый за последние десятилетия.

Ну, действительно, представьте, как себя будут чувствовать банки, которым не будут возвращать кредиты, а доля в совокупной прибыли для которых сократится в разы? Осенью 2008 года финансовая элита впала в панику по причине невозврата жалких полутора триллионов долларов, а всего речь идет о том, что в ближайшем будущем масштаб невозвратов будет около 15 триллионов только в США ... Понятно, что любые разговоры на эту тему пресекаются как страшный сон.

У политических элит свои проблемы. Теоретически, политики могли бы пойти и на полную реконфигурацию банковской и, вообще, всей финансовой системы, даже, несмотря на то, что они выросли и сформировались на деньги финансовой элиты. Дело в том, что в политике американский принцип деления людей на «лузеров» и «виннеров» был всегда и везде, и если финансисты не могут обеспечить то, что обеспечивали раньше – то пусть пострадавший плачет. Беда в другом – в общей социально-политической стабильности. Без нее у политиков начинаются очень серьезные неприятности, но вся современная стабильность построена на манипулированием «средним» классом, поскольку ему вменяют стандарты не только потребительские, но и политические.

По мере разрушения системы стимулирования кредитования «средний» класс исчезнет – может быть, и не полностью, но уж точно как инструмент манипулирования всем обществом, поскольку его численность станет слишком маленькой. И для политической элиты это будет тотальная катастрофа, а потому, до того, как финансисты полностью утратят возможность стимулирования потребления для сохранения этого класса, их сильно трогать не будут.
И вот в этой напряженной ситуации появляются люди, которые предлагают радикально изменить финансовую модель, создав некоторый аналог «мирового правительства».

Теоретически, это концепция существует уже довольно долго, называется она «мондиализм», у нее есть свои сторонники и противники, но дело не в этом, а в том, что реализация этих идей сегодня означает разрушение системы государственного управления практически во всех крупных странах (за исключением, быть может, Китая). В частности, создание на базе МВФ «центробанка центробанков» неминуемо приведет к утрате Федеральной резервной системой США права на самостоятельную эмиссию. А если учесть, что именно на эмиссии сегодня построена вся система кредитования потребления ...

В общем, Стросс-Кан попал «как кур в ощип». Он, может быть, и не является оголтелым мондиалистом, но он – глава МВФ, и, просто в силу должности, должен был разными способами идеи усиления МВФ поддерживать. А после того, как он в Вашингтоне сказал о том, что идеи «Вашингтонского консенсуса» себя исчерпали – стало понятно, что он обречен. Просто потому, что дело явно шло от абстрактных рассуждения к некоторой конкретике – допустить которую элиты США никак не могли. Именно по этой причине Стросс-Кана прессовали в тюрьме до того, как он не написал заявление об отставке (а ну как до сих пор бы не написал?). Именно по этой причине его держали под домашним арестом до выбора нового главы МВФ (которой, надо думать, объяснили, куда можно, а куда нельзя двигаться). Именно по этой причине его отпустили – лично к нему особых претензий, по большому счету, и не было. Может быть, даже, в качестве компенсации помогут стать президентом Франции.

Но в любом случае, по итогам истории со Стросс-Каном стало ясно, что сегодня есть очень жесткие границы, выход за которые чреват очень опасными последствиями. И само по себе их проявление говорит о современной ситуации лучше, чем любые экономические показатели.

закрыть...


Оцените статью