Михаил Хазин В ПОИСКАХ ИДЕИ

Архивные материалы

31.03.2009 08:16

Михаил Хазин

64

Опубликован в N11(614) от 30.03.2009 Михаил Хазин
В ПОИСКАХ ИДЕИ

Кризис продолжается и будет еще продолжаться достаточно долго... Но человек так устроен, что долго думать о плохом он не может, требует некоторого позитива, и по этой причине все чаще и чаще в прессе начинаются разговоры о том, что же будет после кризиса. Как это будет сложно, трудно, но в конце концов все-таки хорошо.
При этом очень хочется пропустить тяжелый переходный период и сразу перейти к радостям, однако здесь возникает серьезная проблема. Дело в том, что нынешний кризис оказался настолько серьезным, что всем уже стало понятно: как раньше — не будет. А значит, совершенно невозможно описывать радости будущей жизни, апеллируя к радостям нынешним. Типа всем по автомобилю, плазменный телевизор в каждую комнату и большой счет в банке! Радости, конечно, будут, но какие-то другие...
А поскольку совсем без конкретики обойтись никак невозможно, то публицистам приходится выкручиваться. Проще всего для этого обратиться к сфере, в которой мало кто разбирается, но зато все знают и толкуют: геополитике. А значит, начать говорить о великой роли России в новом, посткризисном мире. Причем тема эта вовсе не такая уж пустопорожняя, как некоторые могут подумать: тут тот самый случай, когда правильные мечты вполне могут реализоваться. Вопрос только, что значит — «правильные».
Самое главное, что нужно понимать: восстановление былого величия России в ее нынешнем состоянии невозможно. И дело тут не в коррупции, страхе или экономике, хотя и они играют свою роль. Дело в идее. Россия всегда, всю свою историю была носителем глобального проекта. Люди его или принимали (и тогда были искренними союзниками), или отвергали (и тогда были врагами). Но они в любом случае не были равнодушными. А сегодня такого проекта нет. Ну, в самом деле, не может же тянуть на глобальную идею увеличение размеров расхищаемой части государственного бюджета с 40% до 45%. Или очередное поддакивание Вашингтону. А это значит, что отношение к нам определяется сиюминутными моментами: даем ли мы газ, много ли воруют наши чиновники, как много денег тратят наши туристы... Долгосрочного сотрудничества из этого не состряпаешь.
А вот наши враги (враги, враги; не будем использовать эвфемизмы типа «партнеры») как раз такую глобальную идею имеют. Причем она простая, как вареное яйцо: деньги, нажива — превыше всего. Они покупают элиту всех стран: и наших потенциальных союзников, и даже наших родственников. И предъявляют железную аргументацию: может быть, поступать по-нашему плохо, но других-то вариантов нет... И потом, радуйтесь жизни, вам дают и деньги, и власть, а кто откажется — будет сидеть впроголодь и рассуждать о вечном... Надо отметить, что так может продолжаться достаточно долго, пока кто-то не предъявит новую глобальную идею. Причем «новая» может означать «хорошо забытая старая», которую пришло время вспомнить.
Дело все в том, что Россия всегда была страной, которая отстаивала справедливость в противовес наживе, мораль в противовес закону. Сегодня победила идея наживы, но победила ненадолго: кризис стал следствием этой системы, и он же ее разрушит. Уже разрушает. Пока что система сопротивляется, но нужно понимать, что сопротивление это работает только до тех пор, пока люди искренне верят, что внедряемая «западным» глобальным проектом ценностная система — единственно возможная. Черчилль в свое время произнес знаменитую фразу: «Демократия — ужасная вещь, но вся проблема в том, что ничего лучше не придумано».

Не будем спорить с Черчиллем, поскольку это бессмысленно, — он для себя вопрос решил раз и навсегда, — но дадим несколько иные объяснения терминам, к которым мы так привыкли и которые в наше сознание, в частности, внедряли разные черчилли. Итак:
— «свобода» — термин «западного» проекта, означающий право любого его сторонника самому выбирать, какие из библейских заповедей исполнять, а какие — нет;
— «политкорректность» — запрет для общества рассматривать и реагировать на ценностную базу отдельных его членов. То есть если ваш сосед открыто объявляет, что он педофил и людоед, то трогать его нельзя, пока нет решения суда;
— «демократия» — система государственного устройства, которая обеспечивает элите «западного» глобального проекта свободный доступ к манипулированию элитами конкретной страны.
И так далее, и тому подобное. Разумеется, это идеальные термины, пока они (слава Богу!) почти нигде не реализованы в полном объеме, но работа ведется. И давайте отдадим себе отчет: если Россия будет активно стремиться получить свое место в рамках подобной системы, то ни места она не получит, ни России не будет.
А вот если она начнет с этой системой бороться — то имеет все шансы расширить свои нынешние позиции, поскольку денежные шоры начинают спадать с глаз и наших ближайших, и достаточно отдаленных соседей — по мере развития кризиса. И мне кажется, что любые геополитические прожекты нужно рассматривать именно с такой точки зрения.


Оцените статью