Отрывок из книги Марина Катусы «Более холодная война». Глава 2: Укрощение олигархов

Архивные материалы

13.11.2014 12:11

Михаил Хазин

72

Путин в самом начале понял, что ключом к возрождению России является ее громадный запас полезных ископаемых. Нефть, газ, уран – страна имела все это в изобилии. Все играло роль в его замысле. И по причине своей важности энергетические компании нельзя было отдать под контроль иностранных инвесторов, несмотря ни на что. Даже местным частным владельцам пришлось бы отвечать перед государством или, что главное, перед Путиным.

05.11.2014

Интервью Goldenfront c автором см. здесь. Подробнее о книге «Более холодная война: как Америка потеряла мировой энергетический рынок» (The Colder War: How the Global Energy Trade Slipped from America's Grasp) см. здесь и здесь.

Глава 2: Укрощение олигархов

Любые средства хороши для руководителя государства, желающего упрочить контроль над властью – особенно для потенциального диктатора. Если превратить детей простого народа в солдат и отправить их на борьбу с опасным или ненавистным врагом, то это обычно объединяет данный народ в поддержке тех, кто стоит у руля, независимо от реальной причины этой борьбы. Это срабатывает в любой стране.

Так было с Путиным (Putin) и Чечней. Хотя сепаратистская республика не была иностранным государством, для большинства россиян она могла быть таковой. Так что они согласились со своим новым агрессивным президентом и с его чеченской кампанией.

Путин всегда готов к следующему шагу, поворот за поворотом. Он понял, что насколько быстро война позволяет склонить население на вашу сторону, настолько же быстро можно потерять это преимущество. Чем дольше продолжается война, тем вероятнее, что люди выступят против нее. Проиграйте войну, и все решат, что вы были против нее с самого начала. Поэтому, чтобы извлечь преимущество из кровавого конфликта, лидеру нужна быстрая, решительная победа.

Первая чеченская война оставила во рту россиян привкус горечи. Она продолжалась два года и закончилась тем, что их хорошо оснащенная, современная армия проиграла отряду провинциальных партизан – повтор Афганистана на собственных задворках России. Никто не хотел того же самого.

Люди сплотились вокруг Путина, потому что они отметили его готовность делать все, что угодно, чтобы покончить с этим. А что еще можно было ожидать от бывшего сотрудника КГБ?

Как и следовало ожидать, Путин пошел на чеченцев в максимальной боевой готовности и подавил их с минимальными потерями российских войск. После этого затяжные проблемы России с республикой едва ли имели значение. Война быстро закончилась, и закончилась победой, демонстрацией силы Путина всем окружающим. Никаких больше слабохарактерных лидеров в Кремле. У руля снова был настоящий мужик. Народ воспрял духом.

Избавление от внешней угрозы было важным в качестве первого шага к реализации намерения Путина восстановить мощь России, где он сам был бы почитаемым главой государства. Однако это была относительно простая часть плана.

Потом ему пришлось расправиться со своими политическими врагами. Некоторых было просто идентифицировать. Пассивная политика ельцинских времен взрастила небольшой класс хитрых и часто жестоких миллиардеров, «могучую кучку», известную как олигархи.

Говоря словами бывшего заместителя председателя российского центрального банка: «Все российские олигархи чертовски гениальные, чертовски сильные, злобные и жадные – с такими клиентами тяжело иметь дело».

Страна возможностей

В 90-е годы страна пыталась научиться жить по законам общества свободного рынка. После 70 лет вынужденной коллективизации, удушья централизованного планирования и подавления частной инициативы формирование свободы в России проходило отнюдь не гладко.

Переход от централизованной власти и контроля к свободным рынкам был затруднен массовой утечкой внутреннего капитала, уходом иностранных инвесторов из страны, резким ростом безработицы, широко распространенными невыплатами зарплат тем, у кого на тот момент еще была работа, и резким падением курса рубля (который достиг исторического минимума в конце 1993 года). До начала 1990-х в стране даже не существовало биржи.

Три поколения россиян трудились под угрозой ГУЛАГов коммунизма и привыкли ждать от Москвы решений по всем вопросам. И это было после трех с половиной веков повиновению царскому режиму. Неожиданно люди оказались в ситуации, к которой они были не готовы и не имели опыта. То, что их ошеломило первое же дуновение свободы, едва ли стало сюрпризом.

Большинство людей были совершенно растеряны, но не все. Когда государственный контроль над предприятиями ослаб, несколько хитроумных личностей увидели, что они могут воспользоваться происходящим. Некоторые уже были состоятельными, в то время как другие просто ухватились за возможность создать стартовый капитал. Что у них было общего, так это способности к ведению бизнеса, чего в России очень не хватало.

Лучше всего можно охарактеризовать олигархов так: они были готовы к экономической свободе, когда почти никто не был. Они определенно способствовали переходу к рыночной экономике. Но в обществе, где кумовство, взяточничество, вымогательство и заказное убийство были нормой, было бы преувеличением утверждать, что эти свежеиспеченные миллиардеры нажили свои состояния честным путем.

Они были крайне жестокими. Но вскоре им предстояло узнать, что кто-то их в этом превосходит: Владимир Путин.

Загоняя в угол Ходорковского

Путин в самом начале понял, что ключом к возрождению России является ее громадный запас полезных ископаемых. Нефть, газ, уран – страна имела все это в изобилии. Все играло роль в его замысле. И по причине своей важности энергетические компании нельзя было отдать под контроль иностранных инвесторов, несмотря ни на что. Даже местным частным владельцам пришлось бы отвечать перед государством или, что главное, перед Путиным.

Олигархи были важны для Путина не просто из-за своего  состояния, но из-за того, что именно энергетика была той самой сферой промышленности, в которой они были наиболее значимы. Михаил Ходорковский (Mikhail Khodorkovsky) был самым богатым и влиятельным из них, его состояние насчитывало $18 млрд. В борьбе с олигархами сражение с Ходорковским было для Путина решающим.

Когда оно закончилось – Ходорковский и прочие лишились богатства и отправились за решетку, в ссылку или умерли – не осталось сомнений, что Путин окажется владыкой российского энергетического сектора. И его будут благодарить за то, что он сделал. Как и с Чечней, атака на олигархов стала хитом у населения, которое презирало как их огромное состояние, так и способы, коими оно было получено. Зрелище их усмирения вновь усилило популярность Путина.

Сражение с Ходорковским было не единственным фронтом в войне Путина с олигархами. Но оно было самым показным, и оно наилучшим образом иллюстрирует его методы. Как и Путин, Ходорковский провел свое детство в бедной коммунальной квартире, и, как у Путина, у него было немало амбиций. После работы на руководящем посту в Комсомоле, молодежной коммунистической организации, он открыл Центр научно-технического творчества молодежи. Позднее он основал экспортно-импортную фирму.

Превратившись из коммуниста в капиталиста, Ходорковский уверовал, что новая российская экономика должна основываться на высокотехнологичных областях промышленности, нежели на природных ресурсах. Это не согласовалось с мнением Путина, что ресурсы – это естественный двигатель российского экономического прогресса.

Ходорковский стал выдающимся сторонником свободного рынка. В 1993 году он опубликовал российский капиталистический манифест, «Человек с рублем». В нем он писал: «Хватит жизни по Ильичу! Наш компас – Прибыль, полученная в соответствии со строжайшим соблюдением закона. Наш кумир – Его Финансовое Величество Капитал, ибо он и только он ведет к богатству как к норме жизни».

Примечательно, что Ходорковский был далек от строгого соблюдения законодательства. Но в то время это было нормой. Некоторые из его коллег были настолько тесно связаны с криминалом, что им, в конечном счете, пришлось бежать из страны, чтобы спасти свою жизнь и жизни своих семей. Убийства на глазах у публики были обычным делом, как и похищение женщин и детей. Все это было частью платы за ведение бизнеса. То, что импортно-экспортная фирма Ходорковского была известна нарушением десятков законов, никого не удивляло, а по сравнению со многими остальными он был паинькой.

Именно выход на финансовую арену привел Ходорковского в клуб миллиардеров. И именно с помощью банка Менатеп он получил возможность стать богатейшим человеком в новой России.

Ваучеры

Банк Менатеп, который Ходорковский создал в 1989 году, получал значительные прибыли, якобы возраставшие за счет отвлеченных государственных средств. Банк также управлял прибыльным рынком торговли государственными приватизационными ваучерами, которые превратились в нечто большее, чем просто еще один центр получения прибыли.

Хотя сейчас это выглядит безумием, программа ваучеров, должно быть, в то время имела смысл для Бориса Ельцина (Boris Yeltsin). Он инициировал ее в 1992 году, в день, когда, он, вероятно, выпил очень много водки.

Ельцин предложил, чтобы каждому мужчине, женщине и ребенку в России выдали ваучер, который можно было обменять на акции одного из государственных предприятий, участвующих в приватизации. Таким образом, был убежден Ельцин, каждый гражданин получит долю в развивающейся капиталистической экономике. Однако, в соответствии с принципами капитализма, каждый был волен при желании обменять или продать свой ваучер.

Идея ваучеров возникла в России благодаря консультантам по экономике из Соединенных Штатов. Она имела смысл на страницах учебников. Но оказалась вовсе бессмысленной, если все ваучеры должны были выпустить для людей, которые не понимали, что представляют собой эти клочки бумаги.

Более 140 миллионов россиян приняли участие в грандиозной программе по раздаче ваучеров, причем большинству из них не хватало денег и даже элементарного понимания рынков капитала. Большинство предпочли сразу же получить немного наличных, продав свои ваучеры.

Это как раз и сыграло на руку всем, у кого было хоть какое-то подобие инвесторского чутья – особенно олигархам. Они были готовы и способны обеспечить миллионы россиян, которые ничего не знали о ваучерах, кроме того, что их можно превратить в мгновенные деньги. Скупив их по дешевке, они получили контроль над бывшими государственными компаниями, что сконцентрировало астрономические состояния и власть в руках очень немногих.

Ходорковский возглавил список тех, кто нажил богатство на человеческом невежестве. С помощью банка Менатеп и отдельной холдинговой компании он обрел контроль над рядом предприятий буквально за несколько копеек на рубль. Это было не совсем воровство, но это был процесс, в котором информированное согласие не играло никакой роли.

В 1995 году группа Менатеп захватила ЮКОС, крупный нефтяной конгломерат. ЮКОС был создан российским правительством в 1993 году, чтобы консолидировать десятки государственных производственных, перерабатывающих и распределительных активов, включая одно из самых продуктивных нефтяных месторождений в Западной Сибири. Как и у большинства других российских компаний, стремящихся адаптироваться к рыночной экономике, ее показатели были мизерными. Уровни добычи нефти падали, сотрудники месяцами не получали зарплаты, а финансовый контроль был бессистемным.

Ходорковский вознамерился заполучить ЮКОС и восстановить его.

Он захватил ЮКОС в два смелых шага, и тем самым продемонстрировал, что он пронырливый бизнесмен, с которым стоит считаться. Владимир Путин – на тот момент работавший в команде санкт-петербургского мэра, но с намерением получить повышение – обратил на это внимание. Вероятно, учитывая его бесстрастие в отделении средств от цели, он даже выразил восхищение работой Ходорковского.

Это случилось так. Во-первых, зная, что администрации Ельцина не хватало денег, банк Менатеп принял участие в обреченной на провал программе выкупа акций. По условиям договоренностей, правительство Ельцина передало доли в нескольких наиболее прибыльных компаний России в залог за кредиты банков, находящихся под контролем олигархов. Стоимость залога была в несколько раз выше, чем сумма выданных кредитов. Если бы государство объявило дефолт – а его ослабленное состояние допускало такую вероятность – банк-кредитор должен был продать доли с аукциона. Но аукционы, которые произошли в действительности, были фальсифицированы. Все было тщательно спланировано, чтобы исключить любого участника, способного предложить более высокую цену, чем банк-кредитор.

В данном случае, банк Менатеп одолжил Кремлю $159 млн при условиях, которые практически обеспечивали дефолт. В качестве залога Кремль передал 45% акций ЮКОСа, которые на тот момент стоили больше $3 млрд, что в 20 раз превышало сумму займа. Затем, когда правительство действительно объявило дефолт, Ходорковский официально обменял долговые обязательства в руках банка Менатеп примерно на половину доли ЮКОСа.

Несколько дней спустя, чтобы получить полный контроль, Менатеп приобрел еще 33% акций ЮКОСа у отчаявшегося ельцинского правительства всего за  $150, или примерно по 15 центов на доллар.

В течение следующих нескольких лет Ходорковский вернул компании благополучие. В 2002 году ЮКОС первым из российских нефтяных компаний выплатил дивиденды своим акционерам, а в 2003 году на него приходилось 20% всей российской нефтедобычи и 2% мировой. Он стал вторым по величине налогоплательщиком страны, покрывая 4% российского федерального бюджета.

Это было довольно высокое положение для компании на грани банкротства. Трудно судить, мог ли Путин одержать победу над Ходорковским в другом политическом и экономическом климате. Но он явно грамотно воспользовался прошлым этого человека.

Сcылка >>


Оцените статью