Россия как завод: о работающей государственной идеологии и о том, почему пролетариям всех стран не нужно соединяться

Архивные материалы

05.04.2014 21:22

Михаил Хазин

86

Историк Андрей Фурсов рассказывал, что чаще всего самый важный вопрос в России — «что такое Россия?». И в этом есть много правды. Для русских по этой причине бессмысленно придумывать утопическую идеологию — она должна строиться на описании реальности. Коммунизм, либерализм и фашизм уже занимались утопией. Надо вместо этого делать систему для русских и России как они есть (и какими реально могут быть).

Жизнь удалась: меня уже дважды пригласили выступить в качестве докладчика в РАН. Это — огромный комплимент. И огромная ответственность: то ли по причине несовершенного русского, то ли по другим причинам, но меня часто неправильно понимают. В этой, например, статье, мне кажется, хотя автор обо мне отозвался положительно, но не понял сути моей речи. В результате даже одна женщина подошла ко мне поругаться лично — на то, чего я не говорил.

Поэтому мне хочется рассказать вам, о чём я говорил, собственно, на конференции «Государственная идеология и современная Россия».

Мне кажется, что я делаю хорошо две вещи: рассказываю о Западе изнури и объясняю сложные вещи просто.

Поэтому я постарался ответить в докладе на вопросы:

1) Как убедить «обычного Васю», что национальная идея для него важна?

Вне зависимости от того, насколько красивой и правильной будет новая государственная идеология, — если пресловутый Вася на улице услышит её в виде пустых лозунгов в исполнении аморальных чиновников, то он (и все в России) будут её отторгать. Зачем Васе нужна идеология, если он все эти красивые пустые слова слышал от тех высших должностных лиц КПСС, которые продали потом его страну. Зачем это? «Идеология» не купит БМВ.

Но если мы посмотрим на Россию как, например, на завод, — моментально станет ясно, зачем нужна идеология. Какие заводы были в СССР? Может быть, были недостатки и проблемы, но у них была цель. Один завод делает «москвичи», а другой шоколад, и делать машины и шоколадки имело смысл. Человек мог гордиться тем, что создаёт окружающую его реальность. А какие теперь заводы в Москве? Все знают: какой-то дядя в 90-х «получил» завод и теперь сдаёт площади кому угодно — тем, кто занимается типографией, уроками танцев, созданием новых креативных ресурсов о том, что пора валить из изолирующейся рашки.

С точки зрения либерала это прекрасно. Если владелец имеет право использовать собственность как он хочет, даже если он хочет уничтожить завод и его сдать кому угодно, то он молодец. Более того, на территории завода совершается куча экономических действий! Вот она, невидимая рука рынка! Магия бизнеса творится перед нашими глазами!

Но Вася смотрит на современные «заводы» Москвы отвращением. Он знает, что это неправильно, у завода должен быть план, должна быть какая-то цель. Это — очевидно любому настоящему русскому человеку. Тогда почему сама Россия не должна иметь ни плана, ни цели? Либеральная система воспринимается им как завод под олигархом — экономический дарвинизм без плана, который не служит народу России.

Если завод без плана, целей и назначения есть абсурд — то абсурдно и пытаться убедить русского человека, что страна должна быть без плана, целей и назначения. Любой Вася это понимает. Нам надо отвечать на вопросы «Зачем и для чего Россия?», «зачем за неё страдать?», «зачем за неё работать?».

2) Почему пролетариям всех стран нельзя соединяться

Марксизм — универсалистская идеология, как и все идеологии XX века. И положение о том, что «пролетарии ВСЕХ СТРАН» должны соединяться, сегодня — просто вкусный корм для западных пропагандистов.

Новая идеология должна быть только для Евразии/русского мира. Вам надоело западное вмешательство в России? Не надо создавать и систему, которая создаст предпосылки для русского вмешательства в дела чужих культур.

3) Почему не надо ничего «нового» в идеологии

Историк Андрей Фурсов рассказывал, что чаще всего самый важный вопрос в России — «что такое Россия?». И в этом есть много правды.  Для русских по этой причине бессмысленно придумывать утопическую идеологию — она должна строиться на описании реальности. Коммунизм, либерализм и фашизм уже занимались утопией. Надо вместо этого делать систему для русских и России как они есть (и какими реально могут быть).

Я отметил, что гений Менделеева состоит в том, что он организовал в свою таблицу все элементы, которые есть в нашей среде. Он не придумал магию/утопию, а построил СИСТЕМУ, с помощью которой мы можем понимать мир. Разве невозможно создать такую систему понимания русского мира как он есть?

4) Какова национальная идея Америки?

Вот этот вопрос — самый сложный. Я думаю, что стоит продолжить этот разговор в отдельной статье. Поэтому тезисно. Мне приписывали заявление, что в Америке самое главное — вера.

Это НЕ ТАК. Самое главное — не вера вообще и тем более не религиозная вера, а вера в Конституцию (и декларацию независимости). В России есть разные виды патриотов, но нет ни одной конкретной вещи (кроме самой России, понятия слишком всеобъемлющего), которая их объединяет. А в Америке хоть демократ, хоть республиканец или либертарианец или зелёный — все верят в Конституцию. И таким образом, кстати, все верят в либерализм (суть американской конституции). Они просто спорят о том, как именно им этот либерализм практиковать и воплощать.

Я привожу две цитаты (от одного неизвестного журналиста и знаменитого политика и исследователя де Токвиля). На мой взгляд, они показывают всё…

«Идентичность Америки и есть ее идеология. Русские могут быть русскими без коммунизма, а американцы без либерализма не знали бы, кто они такие...»

«Единственная борьба в Америке — между видами либерализма».

Сcылка >>


Оцените статью