Михаил ХазинЧТО НА ПРОДАЖУ?

Архивные материалы

13.04.2009 09:03

Михаил Хазин

71

Опубликован в N13(616) от 13.04.2009 Михаил Хазин
ЧТО НА ПРОДАЖУ?

Саммит «Большой двадцатки» стал удивительным моментом в жизни России. Дело в том, что последние годы наше присутствие в мировой интеллектуальной жизни было, мягко говоря, ограниченным. Мы не производили высокоинтеллектуальную технику, наши ученые не блистали открытиями и изобретениями, наше государство плелось в хвосте политических и экономических процессов. Ну, в самом деле, не может же масштаб фейерверков на каком-нибудь празднестве на Лазурном Берегу во Франции быть символом интеллектуальной мощи страны ...
И вдруг — прорыв! Россия не просто выдала некие самостоятельные предложения, но и включила в них совершенно неожиданные вещи. И хотя есть мнение, что ряд из них был, что называется, нашептан не самыми преданными друзьями нашей страны, тем не менее столько лет молчания вдруг сменились довольно высокой активностью. И среди произнесенных слов были те, которые уж точно никто не шептал: например, о возможном, пусть и частичном восстановлении «золотого стандарта» для гипотетической новой мировой валюты.
Самое интересное, какова была реакция. Причем не политическая, тут-то все понятно: Обама и Гайтнер жестко заявили, что никаких реформ мировой валютной системы не будет, а речь может идти только о небольших, косметических правках действующей системы. Но давайте посмотрим на ситуацию с точки зрения рынка: Россия вышла на мировые рынки с некоторым интеллектуальным продуктом. И что?
Во-первых, мы увидели: замечательную, абсолютно нерыночную ситуацию: важно не только что продается, но и кто продает! Когда Китай поддержал позицию России, он получил плату (или обещание?) за отказ от нее почти сразу: премьер Великобритании Гордон Браун сразу после саммита сказал, что роль Китая в МВФ, безусловно, должна возрасти. Про Россию — ни слова. Да, конечно, экономика Китая несколько больше российской, но ведь это и имелось в виду: важно не только что, важно кто продает.
Во-вторых, стало понятно, что значима и возможность защитить свои позиции. Китай не просто поддержал позицию России, но и активно начал продвигать свою валюту на роль валюты как минимум региональной: например, давать крупные кредиты в юанях странам—покупателям китайских товаров. Россия тоже часто заявляла о желании что-то продавать за пределы страны за рубли, но действий никаких в этом отношении не предпринимала и, главное, совершенно непонятно, что бы могла предпринять. Китай таким способом обеспечивает рост (или хотя бы не слишком сильное падение) закупок своих товаров, а что покупают у нас? Нефть? Но ее и так купят, причем доллары нам при нашем импорте и механизме курсового ценообразования принципиально нужны. А больше мы почти ничего и не экспортируем — что, кстати, не совсем правильно.
В-третьих, что, собственно, продаем? Идею? Но ее можно перехватить и использовать в своих целях. Продавать нужно не только голую идею, но и механизм ее реализации. Причем такой механизм, в котором «партнеры» не имели бы решающего голоса. Ну не могут же США помешать Китаю выдавать кредиты в юанях? Никак не могут. А вот заблокировать создание некой абстрактной организации, как бы она ни называлась, они могут, поскольку без США такая организация просто не будет иметь смысла.

Есть, конечно, еще один вариант. Продавать не одну идею, а целый пакет. Причем чем дальше, тем более радикальные идеи. Частично этот механизм Медведев реализовал: после того как его проигнорировали с новой мировой валютой, он сказал о золоте. Но этого мало. Тут бы ему продолжить: мол, мы начинаем выпуск «золотых облигаций», привязанных к физическому золоту в наших подвалах, причем на доходы от продажи облигаций покупаем новое физическое золото на мировых рынках. И предложить разным странам присоединиться к этой программе и именно в этих облигациях оценивать цены межстрановых товарных потоков. Как бы в этой ситуации посмотрели на все это американцы? Есть у меня подозрение, что предложили бы Медведеву обсудить его первые предложения — лишь бы он не начал реализовывать последние.
Разумеется, тут будут проблемы, поскольку близость многих советников Медведева к американцам общеизвестна. Но ведь кто-то же ему про золото сказал... В общем, тут вопрос тонкий, поскольку начинаются уже «тайны мадридского двора», обсуждать которые, что называется, контрпродуктивно. Но в любом случае ясно одно: некая линия в кои-то веки у нас появилась, но вот просчитана она оказалась крайне плохо.
И в заключение остается добавить, что такая ситуация будет во всем: как только мы попытаемся что-то продать, выяснится, что это что-то может продать еще кто-то, что у него больше ресурсов для продвижения (даже если его товар и похуже качеством) и, наконец, что мы до конца недорабатываем. А как только начнем придумывать сценарии доработки, обнаружится, что нам требуется сильное государство, у которого есть суверенная денежная система. Хотя бы для того, чтобы дать кредит покупателям нашей продукции. А пока — первый блин вышел достаточно большим комом.


Оцените статью