Почему не будет в России никакого экономического кризиса в 2014 году

Архивные материалы

10.01.2014 21:16

Сергей Голубицкий

139

Первый «Битый Пиксель», запланированный ещё в разгар общенародного праздничного безделья, я собирался посвятить самой актуальной и насущной проблеме, какая только видится на горизонте, — «тяжёлому экономическому кризису», в который якобы сползает Россия. 

Накануне (в декабре) создалась парадоксальная ситуация: все мои друзья и знакомые, не имеющие отношения к экономической и финансовой аналитике, однако занимающиеся предпринимательской деятельностью, дружно в голос констатировали сворачивание рекламных бюджетов, стагнацию деловой активности и всеобщее какое-то прямо поголовное безденежье. Последнее — самая неприятная составляющая того, что люди связывают с экономическими кризисами: «Где деньги?! Почему не переводите?! Почему не платите по долгам?!» А в ответ — невозмутимое форс-мажорное разведение руками и хлопанье ресницами: «Денег нет!»

Парадоксальность ситуации заключается в том, что все мои друзья и знакомые, равно как и я сам, ни малейших объективных предпосылок для какого бы то ни было экономического кризиса в российской экономике не видели и продолжают не видеть в упор. То есть там даже и смотреть нечего: этих предпосылок нет в природе! В 2013 году ровным счётом ничего не изменилось в российской экономике в худшую сторону по сравнению как минимум с четырьмя предыдущими годами. Единственное, что случилось, так это продолжился отток инвестиционного капитала из-за бугра. 

Предлагаю раскручивать парадокс с конца — с того самого оттока инвестиционного капитала, который при богатом воображении и с большой натяжкой можно представить в качестве причины наступившего «экономического кризиса» в России (беру в кавычки, потому что по-прежнему утверждаю, что никакого кризиса нет и быть не может). 

Сокращение иностранных инвестиций в 2013 году определяется двумя факторами. Во-первых, сократились объёмы репатриации денег, которые русские люди предварительно отмывали на офшорах. Произошло это потому, что русских людей дружно кинул Евросоюз, принудив кипрские банки к дефолту по своим обязательствам — пусть даже ценою полной девастации всей экономики этого несчастного острова. Деньги банальным образом экспроприировали, поэтому и репатриировать в Россию оказалось нечего. 

Второй фактор сокращения иностранных инвестиций в Россию в 2013 году: снижение привлекательности российского фондового рынка. Тут нужно сразу отдавать себе отчёт, что снижение это случилось не в одной России, а во всех странах БРИКС и вообще — в странах третьего мира. При этом причина снижения привлекательности заключается не в каком-то ухудшении экономики этих стран (если, конечно, не считать ухудшением снижение темпов роста, который при любом раскладе все равно оказывается много выше, чем в странах Запада), а в улучшении экономики США. Одних только США, потому что Евросоюз продолжает находиться в глухом и беспросветном застое (из которого, кстати, в обозримом будущем не выйдет). 

Однако «одних только США» более чем достаточно, чтобы оттянуть на себя львиную долю всех свободных в мире спекулятивных инвестиций (под таковыми понимаю вообще все вложения в денежные биржевые и внебиржевые инструменты — в отличие от вложений в отрасли реальной экономики). Соответственно, американский фондовый рынок в 2013 году опять стал привлекательным, поэтому иностранные деньги из русского (бразильского, индийского, сингапурского, индонезийского, вьетнамского и т. п.) фондового рынка изъяли и перелили в американские финансовые инструменты. В результате мы получили более чем 30-процентный годовой рост американских бирж и негативный результат на российском фондовом рынке.

Насколько опасно для экономики сокращение инвестиционных потоков из-за бугра? Ни насколько. Российская биржа никакого отношения к российской реальной экономике не имеет (как это и почему — я описывал миллион раз, повторяться не буду), поэтому от притока или оттока из неё иностранного капитала экономике России ни холодно ни горячо. 

Уход заморских денег с биржевой площадки, разумеется, очень негативно скажется на самой бирже. Собственно говоря, уже сказался. Все, наверное, уже знают, что русский фондовый рынок с треском обвалился в первый же день 2014 года. Якобы из солидарности с западным рынком, но это чушь полнейшая.

Накануне Нового года все аналитики дружно предсказывали открытие рынка с гэпом вверх, основывая свою позицию на совершенно безоблачном экономическом фоне в Америке. Поскольку биржевые торги начинаются в США на четыре дня раньше, чем в России, открытие российской биржи и планировалось с гэпом вверх — для компенсации отставания. 

Год синей деревянной Лошади (ужас-то какой :-) ) американский рынок, однако, раскупорил вяло, все ещё, видимо, переживая из-за отобранной ФРС соски:

Небольшая коррекция первого дня (2 января) была отыграна обратно. Как отреагировала русская биржа? В своём классическом стиле:

Это даже обвалом назвать нельзя: это поведение деревянной куклы, которую хозяин перестал дёргать за верёвочки. Повторю, однако, что все это не имеет ни малейшего отношения ни к российской экономике, ни к экономическому кризису: просто игры в своей песочнице. 

Напрашивается вопрос: как тогда обстоят дела с инвестированием иностранного капитала в реальную экономику России? Вопрос важный, потому что от него зависит напрямую вся моя гипотеза об отсутствии местного экономического кризиса и — главное! — его объективной невозможности.

Дела с инвестированием капитала в реальную экономику России обстоят никак, потому что этой экономики нет. Есть большой сырьевой концерн, с которым все в порядке. Сегодня — точно так же, как и вчера, и позавчера, и завтра. Все остальное — маргинально, как наночиталки и нанофоны. 

Принято считать, что подобная деформация случилась по вине путинских олигархов. Подобное суждение бесконечно наивно. Неужели кто-то думает, что ВВП со товарищи против рынка?! Да с какой, боже ж ты мой, стати?! Что за интерполяция такая инфантильная инфантильных страшилок своего детства?! Злой монстр Путин сидит в пещере и удушает развитие свободного рынка в России по указке Запада! Ага, щас.

Импульсы на любом рынке (если, конечно, мы не имеем в виду советское плановое «народное хозяйство») определяются балансом спроса и предложения. Если бы имелся хоть малейший спрос на российские машины и компьютеры, тут же появились бы и инвестиции, и развитие соответствующих рыночных секторов. Нет спроса — нет развития и нет инвестиций. Всё так вот просто. 

Есть спрос на изделия российской текстильной промышленности? Думаю, что есть, поэтому с ней всё в порядке: развивается как развивается — аккурат в рамках существующего реального спроса. Почему-то вспоминается едва ли не самая хрестоматийная байка про советскую фабрику калош, которая работала в две смены, наполняя склады под завязку. Затем всю произведённую продукцию тайком вывозили ночью за город и сжигали на свалке. Однако закрыть фабрику было «Думать не моги!», потому что она обеспечивала трудовой занятостью половину населения города.

И теперь мы плавно переходим к основной теме моего поста — «экономическому кризису». Итак, инвестиций в российской реальной экономике ровно столько, сколько ей требуется. Требуется, исходя из внутреннего и международного спроса. Было б нужно больше, сразу бы и влили, потому как денег полно и у государства, и у местных наворовавших частных лиц, и за бугром. Все разговоры об «ужасных условиях ведения бизнеса в России, созданных коррумпированными властями», исключительно для бедных и необразованных: всем желающим предлагаю ознакомиться с существующей подробной статистикой (Doing Business 2013 от Всемирного банка, который сложно заподозрить в любви к России), чтобы убедиться: в мире существует множество стран, в которых заниматься бизнесом (в том числе — и иностранным предпринимателям) на порядок сложнее и мучительнее, чем в России, однако же деньги в эти страны заливаются как из брандспойта. Например, Индонезия (128-е место; Россия — на 112-м), Бангладеш (129-е — чуть ли не главная текстильная фабрика США и Западной Европы), Бразилия (130-е), Индия (132-е), Филиппины (138-е — любимец американской ИТ-индустрии) и т. п.

И всё потому, что в Бангладеш есть спрос, а в России спроса нет. Почему нет? Потому что нефтегазовая труба, а также уже созданная и существующая инфраструктура малого и среднего бизнеса вполне обеспечивают баланс между спросом и предложением, регулирующим в первую очередь внутренний российский рынок. 

Да, малый и средний бизнес в России убогий и жалкий, но он ровно такой, какой требуется местному населению. Было бы желание и спрос у русских людей на что-то большее, было бы это большее в три секунды! Даже если бы денег не дало российское государство, их дали бы иностранные инвесторы, потому что а) деньги сегодня на Западе практически дармовые (от 0,5 до 3%) и б) предпринимательская деятельность, обеспеченная высоким спросом, гарантированно приносит высокую прибыль.

Наконец, последнее: почему нет денег?! Почему в 2013 году вдруг, на ровном месте, без малейших предпосылок и в политике, и в экономике, исчезли из оборота свободные деньги? Потому что деньги спрятали! Убрали, вывели из бизнеса, попрятали в прямом смысле слова в кубышках и на банковских счетах. Многие, конечно, и потеряли на офшорной афере Евросоюза.
 
Но это все, простите, не есть факторы экономической жизни. Это уже человеческая психология. Которая, как известно, легко поддаётся манипуляциям. Поэтому главная задача сегодня у всех (политиков, бизнесменов, пишущих людей) — успокоить обывателей и успокоить денежные мешки! Объяснить на пальцах, что ни малейшей причины для экономического и — тем более! — финансового кризиса нет и быть не может. Объективно не может. Поэтому вместо того, чтобы обескровливать нормально функционирующую (в рамках своей ограниченности и местечковости, разумеется: иначе и быть не может при отсутствии реального спроса на национальном рынке!) экономику, нужно взять себя в руки, перестать истерить, вернуть свободные деньги в оборот и продолжить нормальную работу.

Сcылка >>


Оцените статью