Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

КОМУ ВЫГОДНО КРИЧАТЬ «КОМУ ВЫГОДНО?»

Архивные материалы

08.03.2015 18:25  

Леонид Каганов

124

Поскольку "кому выгодно", как и "сакральная жертва", достигли тут такой концентрации, что просто ой - полезно почитать умного человека о ценности этого довода.
КОМУ ВЫГОДНО КРИЧАТЬ «КОМУ ВЫГОДНО?»

Мне приходит немало писем с просьбой продолжать цикл заметок с тэгом #пропагандаразума. Сегодня мы порассуждаем о знаменитом вопросе древнеримских юристов «Cui prodest?». Вопрос «Кому выгодно?» — полезнейший инструмент для любого следствия. Но не единственный. И не самый эффективный. И хорош только в умелых руках непредвзятого сыщика, которому по долгу службы выгодно провести успешное и справедливое расследование.

Но сегодня этот лозунг повадились использовать самые разнообразные дилетанты и провокаторы просто потому, что им выгодно его использовать в борьбе за свои убеждения.

Начнем с того, что справедливый вопрос «Кому выгодно?» имеет отнюдь не бескрайние границы применимости. Ведь среди всей массы преступлений, регулярно совершаемых человечеством (точнее, всех ЧП, которые в ходе следствия могут оказаться преступлениями), достаточно большой процент оказывается невыгоден никому. Катастрофы, самоубийства, серийные маньяки, пьяные поножовщины — кому они выгодны? Также есть значительный процент преступлений, которые выгодны неограниченному числу лиц. Грабеж выгоден каждому, кроме ограбленного. Изнасилование — любому, у кого есть чем. Если у вас вытащили в метро кошелек или насрали в лифте — не надо удаляться на размышления, кому это выгодно, надо ловить по горячим следам того, кто это сделал.

Ответ на вопрос «Кому выгодно» не может служить обвинением. Он лишь призван направлять следственную мысль в дальнейших поисках главного ответа: кто виноват?

Смерть Конан Дойля выгодна Агате Кристи — вырастет спрос на её новые рассказы.

Каждая катастрофа самолета «Boeing» выгодна конкурирующей корпорации «Airbus». И наоборот.

Смерть безработного выгодна налогоплательщику. Смерть налогоплательщика — безработному: место освободилось.

Смерть Стива Джобса выгодна Биллу Гейтсу. Смерть Джона Леннона — Полу Маккартни.

Смерть клоуна невыгодна жонглерам и дрессировщикам, но выгодна остальным клоунам.

Смерть наркомана выгодна обществу. Но совершенно не выгодна наркоторговцам!

Смерть богатых выгодна родственникам. Смерть бедных — государству.

Смерть любой знаменитости выгодна журналистам.

И уж конечно любое убийство выгодно похоронному бюро.

Вы уже догадались, что размер выгоды всегда разный, и чаще всего — совершенно несопоставимый. Ничтожное увеличение посещаемости собственных концертов — не повод убивать другую рок-звезду. Риск и сложность подготовки теракта в родном городке не оправдывают рост клиентуры для гробовщика. Уменьшение пробок не повод для серийных убийств автомобилистов.

К сожалению, в отличие от древних римлян, современный обыватель вырос не в реальном мире, а в мире кино и криминальных сериалов, где его мозг проводит слишком много часов в неделю. Поэтому мы с радостью принимаем всё, что похоже на фантазии сценаристов — оно нам привычнее и реальнее. Обыватель готов предпочесть сказку просто потому, что она интересна — разве не так он каждый вечер выбирает канал, щелкая пультом? Сюжетные повороты сказки могут усложняться и запутываться до тех пор, пока карта причинно-следственных связей не перестанет умещаться в голове. Тогда обыватель перестает следить за мыслью и начинает просто верить рассказчику. Это сродни врожденной человеческой религиозности, когда события мира объясняются волей высших сил (духов леса, Господа, Сатаны), а воля высших сил не объясняется ничем, потому что считается не требующей объяснений.

Однако вернемся к вопросу «Кому выгодно?» Если уж так совпало, что преступление выгодно, и реальный преступник действительно находится среди тех, кому оно выгодно, то должно соблюдаться по крайней мере ключевое условие: выгодно. Если уж мы утверждаем, что преступник всё хладнокровно спланировал, то ему должно быть выгодно всерьез. На одной чаше весов у преступника лежит настолько весомая выгода, что перевешивает все мыслимые риски, опасности, расходы и затраты, связанные с организацией преступления.

Образно говоря, всем понятно, зачем преступники грабят склад, а затем пытаются свалить вину на кладовщика. И даже понятно, зачем ворует кладовщик, а перед проверкой пытается изобразить пожар и ограбление, чтобы свалить на грабителей — даже в старом советском кино умели выбирать жизненные сюжеты. Но когда одиннадцать друзей Оушена разрабатывают ограбление подмосковного склада не для того, чтобы взять себе хоть одну фарфоровую кису, а чтобы подкинуть все награбленное на дачу кладовщика и обвинить его — это уже странно даже для кино. А уж когда резонансные преступления якобы совершаются только ради того, чтобы бросить на соперников легкую и недоказанную тень подозрения — это абсолютное информационное фэнтези. И доказанных случаев для такого фэнтези я в реальной мировой истории что-то вспомнить не могу. Чтобы оно было одновременно:

а) Заведомо кровавым, громким и резонансным для истории.
б) Хладнокровно задуманным и тщательно спланированным.
в) Весьма затратным по исполнению (организованной группой, с тщательным планом, с разделением ролей, с использованием специальных средств или техники).
г) И чтобы при этом ощутимой выгоды от преступления не было, а единственной целью было свалить вину на соперников.
д) И чтобы вину свалить удалось, план сработал и принес организаторам ту самую выгоду, которая окупит все затраты и риски.

Я такого преступления в истории человечества не знаю. Ни даже поджог Рейхстага, ни убийство Кирова или эрцгерцога Фердинанда — не выполняют все перечисленные условия. И как тут правильно заметил более подкованный в истории Антон Носик, никогда еще в истории человечества «сакральная жертва» не приносила требуемого эффекта. Все сказки о «сакральных жертвах» — результат неправильно понятого в детстве Евангелия.

Поэтому когда я слышу, что Немцова убили его коллеги просто чтобы бросить тень на Путина... или что малайзийский самолет сбила тайная стая боевых украинских истребителей просто чтобы обвинить сепаратистов в еще одном беспределе... или что сам Путин организовал в девяностых взрывы жилых многоэтажек чтобы бросить тень на террористов и добавить себе каких-то бонусов в портфолио... Нет, ребята, я не любитель фэнтези. Я сразу задаю себе вопрос: кому выгодно распространять подобные версии? И на этот вопрос ответ есть, и вы его тоже знаете:

— Выгодно журналистам всех мастей. Это их хлеб, телевизионные рейтинги и броские заголовки.

— Выгодно дуракам, болтунам, интернетчикам и бездельникам — они денег за это не получают, но фантазируют и пиарятся всласть.

— Выгодно, разумеется, истинным виновным — засорить информационное пространство и запутать следы.

— Но конечно, это выгоднее всего тем, кто сам мечтает бросить тень подозрения на соперников, не гнушаясь никакими средствами (и проговаривается психологически, приписывая это желание им). Разумеется, цена вопроса о тени подозрения столь низка, что заниматься подобным есть смысл только на халяву: с нулевыми затратами на чаше весов. То есть, без всяких рисков, расходов, сложных и кровавых злодеяний: простым сочинением версий.

Чтобы бросить тень подозрения, не нужно организовывать убийств — достаточно сидеть и сочинять версии, бросающие тень.

Сcылка >>


Оцените статью