Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Так же "раскрыто" и убийство семьи полковника Гошта

Архивные материалы

09.05.2016 04:02

aldanov

165

О методах ведения следствия и способах "раскрытия" зверских убийств целых семей, перешедших дорогу руководству Ресурсной Федерации. 8 мая полпред Михаил Бабич до суда определивший вину отобранных козлами отпущения за убийство борца с алкогольной мафией Гошта, наградил следователей. Им суд уже не нужен. Он помеха.

Мы продолжаем следить за подвигами серийного преступника Сашки Бастрыкина. Теперь Санёк задумал посадить мать зверски убитого вместе со всей его семьёй сына, так как она не согласна с фальсификацией расследования, и мешает наказать невиновных, чтобы виновные оказались в безопасности.
 

Из послужного списка главаря СК:

Бандит, главарь СК РФ, и шпион Бастрыкин обещал живьём закопать журналиста

Дело Развозжаева - легализация путлеровского гестапо

Бастрыкин выкинул с 6-ого этажа генерала МВД

 


Почему не удалась вторая попытка раскрыть убийство семьи спецназовца Чудакова? Потому что чисто фальсифицировать материалы уголовного дела сложнее, чем его честно расследовать.

«Банда ростовских амазонок», если верить следствию, терроризировала Ростовскую область целых 15 лет. А поймали их — совершенно случайно. В 4 часа утра 8 сентября прошлого года сотрудники ДПС наткнулись на людей в лесу. Попросили предъявить документы. Главарь банды Роман Подкопаев открыл стрельбу. Убил полицейского и тяжело ранил второго. Сам Подкопаев получил смертельное ранение. Подоспевший на помощь второй патруль ДПС по горячим следам задержал Инессу Тарвердиеву и двух ее дочерей (одна — несовершеннолетняя). А позже были арестованы обвиняемые в пособничестве сотрудник полиции Синельников и его жена.

В умении выдавать за успех свои провалы наши органы не имеют себе равных. «В целях выявления банды нами была реализована оперативная комбинация, которая и позволила их задержать. Поэтому никаких случайностей!» — так прокомментировал ситуацию и.о. руководителя следственного управления СКР по Ростовской области Станислав Ковалев. К наградам были представлены многочисленные сотрудники полиции и следственного комитета.

Прошло всего несколько часов после задержания, а на «банду амазонок» успели повесить самые громкие преступления, совершенные в Ростовской области за последние годы. В том числе и убийство семьи командира нижегородского СОБРа Дмитрия Чудакова.

Это — вторая попытка раскрыть это страшное и таинственное убийство (см. «Новую» N45 от 27.04.2011).

 

Как возник «серийный убийца»


8 июля 2009 года на обочине федеральной трассы «Дон», недалеко от Аксая, нашли машину, а в ней — четыре тела. Командир нижегородского СОБРа Дмитрий Чудаков, его жена Ирина и 6-летний сын Александр были застрелены предположительно из охотничьего ружья «Сайга», на теле 11-летней Вероники Чудаковой эксперты обнаружили 37 ножевых ранений.


Преступление резонансное: убит сотрудник правоохранительных органов, убиты дети. Сюжеты появились на всех федеральных каналах. «Дело чести» взял на личный контроль Александр Бастрыкин. Уже 9 июля он вынес постановление о соединении уголовного дела Чудаковых с другими нераскрытыми убийствами в Ростовской области, в которых фигурировало гладкоствольное ружье «Сайга» с гильзоулавливателем*.

Но на тот момент криминалистическая картина убийства Чудаковых находилась в зародыше. Ни одно следственное действие по делу завершено не было, экспертизы — даже не назначены. Как происходило убийство? Точное время смерти Чудаковых? Механизм возникновения повреждений на телах? Убийца — один или несколько? Каковы мотивы? Версий могло быть сколько угодно…

Вмешательство Бастрыкина сыграло роковую роль: вместо того чтобы тщательно реконструировать обстоятельства преступления и одну за одной отсечь все ложные версии, следствие стало искать «серийного убийцу», мотивом которого была банальная нажива. Хотя… Убийство ради ограбления не монтировалось изначально: золотые украшения на Чудаковых остались нетронутыми.

Первый раз убийство Чудаковых было раскрыто в сентябре 2009 года. Обвинение предъявили жителю Аксая Алексею Серенко на основании баллистической экспертизы, проведенной сотрудником ЭКЦ Минюста Косенковым. Изучив следы на оплавленных пластиковых пыжах-контейнерах, эксперт Косенков пришел к выводу: именно «Сайга» Серенко стреляла как минимум в трех эпизодах, объединенных в серию Бастрыкиным. Проблема в том, что в этой экспертизе, которая претендовала на научное открытие (мировая баллистика стояла и стоит на том, что гладкоствол НЕ оставляет следов, потому как — гладкоствол), отсутствовала исследовательская часть. То есть проверить сенсационные выводы эксперта было невозможно.

…10 суток аксайские опера пытали Серенко, чтобы подкрепить «баллистику» чистосердечным признанием. Серенко показаний не дал. Тогда следствие пошло по кривому пути. Из дела стали исчезать все обстоятельства, не вписывающиеся в фабулу обвинения. Взамен — появились «свидетели» и «вещдоки», закрепляющие вину Серенко.

Вызывают огромные сомнения в достоверности все судебно-медицинские и генетические экспертизы по делу. Не описаны все НЕогнестрельные повреждения, свидетельствующие о куда более сложной картине преступления. Так, например, судмедэксперт, проводивший исследование, не описал странгуляционные борозды на запястьях Дмитрия Чудакова — характерные для применения именно милицейских (!) наручников. Эти повреждения носили прижизненный характер. Следы от наручников, появившиеся незадолго до смерти, революционным образом убивали версию (назовем ее «бастрыкинской») о серийном грабителе с «Сайгой»! Но даже когда адвокат Серенко обратила внимание на эти следы, следствие упорным образом их игнорировало. Как и тот факт, что характеристики колото-резаных ран у дочери Чудакова и его жены свидетельствовали об использовании двух, а то и трех ножей. Весомый аргумент, доказывающий, что преступников было несколько. Но следствие продолжало настаивать на убийце-одиночке. Получалась довольно странная картина: убийца сначала расстрелял своих жертв из ружья, а потом схватился за нож. А потом за второй нож. А потом за третий…


…Два года спустя следователь неожиданно решил провести новый осмотр места происшествия по одному из эпизодов, вменяемых Серенко. Неожиданно удачно. Были найдены гильзы, совершенно точно стрелянные из «Сайги» Алексея Серенко. Вопрос: следователю сон приснился вещий? А может, все дело в том, что ружье Серенко находилось в полном бесконтрольном распоряжении следственной группы? Пара выстрелов — и улики готовы?

Но привязав формально ружье Серенко к убийствам, следствие вошло в глубокое противоречие с логикой «бастрыкинской» версии. Она-то исходила из единого «почерка убийцы», который каждый раз тщательно подбирал гильзы с места преступления.
В общем, в этой по-своему очень добросовестной попытке вписать реальность в прокрустово ложе основной и единственной версии следствие столкнулось с большой проблемой. Чисто фальсифицировать материалы уголовного дела оказалось куда сложнее, чем честно расследовать.
 

Адвокат-бульдозер


…22 ноября 2010 года адвокат Алексея Серенко Светлана Манукян прорвалась к Александру Бастрыкину. Он принимал народ Кущевки после очередного резонансного убийства: Цапки убили семью фермера Аметова. Манукян специально приехала на эту встречу из Ростова. Туда же по аналогичному поводу приехала из Нижнего Новгорода и мать Дмитрия Чудакова. Но мама на прием к главному следователю страны попасть не смогла, а Манукян просто не смогли остановить. Успокоить ее иначе, как обещанием личной встречи в Москве, — было невозможно. Александр Иванович свое слово не сдержал. А зря.

— Бастрыкин даже не понял, что я говорю о деле, которое он взял под личный контроль, — сказала тогда Манукян.

…Она бульдозером прошлась по всему следствию. Все доказательства вины Серенко, под которые были подогнаны официальные экспертизы, «побила» заключениями ведущих специалистов страны. Причем один эксперт, пусть даже светило в своей области, как правило, Манукян не устраивал. По баллистике она получила пять или шесть заключений. По судебной медицине — еще больше. Когда родственники Серенко отказались платить за заключения — искала спонсоров. Когда не находила — платила свои деньги. Она разыскала и опросила полсотни свидетелей.

Именно вопросы Манукян дают больше представления о реальной картине убийства Чудаковых, чем все ответы следствия. Не удивлюсь, если ее ходатайства с требованием провести дополнительные следственные действия составляют ровно половину всех материалов дела. Каждое незаконное действие было обжаловано в судах. Впрочем, бездействие следствия — тоже. Более тридцати заявлений в порядке ст. 144 УПК РФ (по признакам преступлений в действиях членов следственной группы, оперов и экспертов) было подано Манукян в СК РФ с обязательными копиями в Генпрокуратуру, МВД, ФСБ и т.п. Ни по одному из заявлений не было проведено проверки, что совсем не удивительно. Но факт, что эти рулоны ксероксов читали. В сентябре 2011-го Генеральная прокуратура отказалась утверждать обвинительное заключение, дело было отправлено на дополнительное расследование, прокурор Ростовской области Валерий Кузнецов на 20 листах расписал нарушения, допущенные в ходе следствия, и потребовал их устранить.


С тех пор следствие по делу Чудаковых пребывало в коме. Реанимировать его не могли даже суперследователи из так называемого «отряда Бастрыкина». Генерал-майор юстиции Ахмедов, генерал-лейтенант Криворотов, генерал-майор Ущаповский… Генералы менялись как перчатки, а следствие вела адвокат.

Алексей Серенко вышел на свободу в связи с истечением предельно допустимых сроков содержания под стражей. Он просидел в СИЗО ровно два года. Под уголовным преследованием Серенко оставался еще два года. Все обвинения с него были сняты только в октябре 2013-го, после задержания «банды амазонок». А еще через полгода Генеральная прокуратура от лица государства принесла Серенко официальные извинения.

 

«Вспоминай давай! Кого еще убили?»


…Инессу Тарвердиеву задержали в 4 утра 8 сентября. А уже в 15.00 о причастности банды к убийству Чудакова заявил первый заместитель руководителя СУ по Ростовской области СК РФ Станислав Ковалев.

«Собранные не месте преступления вещественные доказательства со стопроцентной уверенностью позволяют говорить о том, что обезврежен костяк банды, причастный к серии жестоких убийств. В том числе… и семьи Дмитрия Чудакова…»

Спустя три дня начальник ГУ МВД по Ростовской области Андрей Ларионов дал пресс-конференцию и заявил, что Инесса Тарвердиева чистосердечно призналась. Помимо признаний у следствия имеются и другие доказательства, сказал генерал Ларионов. Баллистическая экспертиза совершенно точно указала на то, что Чудаков и его жена были убиты из ружья Подкопаева. А еще при обыске у бандитов нашли золотую цепочку Саши Чудакова.

Что тут скажешь…

Ранее эксперт Косенков сделал научное открытие, доказав, что Чудаковы были убиты из ружья Алексея Серенко. Теперь всего за три дня следствию удалось доказать, что Чудаковых убили из ружья Романа Подкопаева.…

…После убийства одного сотрудника правоохранительных органов и ранения другого (во время задержания) Инессе Тарвердиевой терять уже было нечего.

В убийстве Чудаковых она призналась. Вот только в показаниях путалась. Сначала заявила, что сама стреляла в Дмитрия и Ирину Чудакову, а детей ножом добивал Подкопаев. Затем показания радикально поменяла…

«Добрую волю» Тарвердиевой, кстати, прекрасно демонстрирует популярный на YouTube видеоролик.

Инесса сидит в наручниках на стуле в окружении оперов. Рядом стоит омоновец и постоянно тычет в голову.

— Уже один есть. Без разницы теперь — больше, меньше… Говори! — требует один из оперов.

— Будешь молчать — при тебе сейчас дочку топить будем! — обещает другой.

— Вспоминай давай! Кого еще убили?

— Омоновца. — Тарвердиева явно имеет в виду Чудакова.

— Правильно! — говорит опер. — А чисто ради интереса, кто девочку ножом добивал?


Травердиева молчит. Удар по голове.

– Муж!

– А стрелял?

Снова удар.

– Муж!

– Ты что, смотрела только? Цель какая?

— Деньги…

…Из признательных показаний Инессы Тарвердиевой: «Я сняла ювелирные украшения с трупа <Ирины Чудаковой>: два золотых кольца, золотой браслет и золотую цепочку с шеи. Ювелирных изделий с трупов детей я не снимала».

А вот что написано в протоколе осмотра места происшествия: «На шее трупа Чудаковой И.А. имеется цепочка… желтого цвета с кулоном с изображением Божьей Матери и крестик. В мочке правого уха… две сережки из металла желтого цвета в виде кольца и подковки, в мочке левого уха сережка в виде кольца. На 4-м пальце левой кисти имеется кольцо из металла желтого цвета с белыми камнями. Указанные украшения изъяты и упакованы в белые почтовый конверт…»

У Саши Чудакова обнаружили в ходе осмотра золотой крестик на черной нитке, а на Веронике — две золотые цепочки, сережки и кольцо.

Настоящие убийцы Чудаковых не взяли НИЧЕГО ЦЕННОГО. Потому мотив у них был какой угодно, но только не нажива.
 

«Бастрыкинский чемоданчик»


На сегодняшний день следствие пришло к следующей версии убийства Чудаковых. Цитата из постановления руководителя следственной группы генерал-майора Ущаповского: «Подкопаев расстрелял Чудаковых из карабина «Сайга 410К» через лобовое стекло и стекло правой передней двери автомобиля. В связи с тем, что карабин заклинило, Подкопаев для убийства воспользовался имеющимся у него штык-ножом…»

Еще раз повторю. Чисто фальсифицировать материалы уголовного дела куда сложнее, чем честно расследовать.

И вот почему. За столько лет дело об убийстве Чудакова превратилось в огромный массив макулатуры. Вникнуть во все мельчайшие детали просто невозможно, а без этого — невозможно придумать версию, которая бы не противоречила уже установленным фактам.

Маленький пример. Следователь Ущаповский пишет, что «Подкопаев стрелял в Чудаковых через лобовое стекло автомобиля». На фотографиях с места преступления лобовое стекло — абсолютно целое…

…14 сентября 2013 года родственник Романа Подкопаева, у которого на тот момент уже проводили обыск и ничего не нашли, добровольно выдал следствию коричневый чемоданчик. А в нем: паспорта граждан Злыднева, Васильевой, Кулькова, Ботнарюк, Кристя и служебное удостоверение Дмитрия Чудакова. В общем, читаешь протокол обыска и не можешь отделаться от мысли, что упаковывал этот чемодан не иначе как сам Бастрыкин. Ведь именно он объединил убийство Чудаковых с эпизодами Васильева–Сазонов, Кристя–Кульков, Злыднев–Ботнарюк. В нападении на всех этих людей обвиняли Алексея Серенко.

…Поначалу мама Дмитрия Чудакова поверила в ростовскую банду. Со слезами на глазах она благодарила следствие и проклинала убийц. Но когда в качестве единственного доказательства причастности банды «всплыло» служебное удостоверение ее сына, Валентина Алексеевна стала проклинать уже Следственный комитет России. «Еще в марте 2011 года (за два с половиной года до появления «бастрыкинского чемоданчика». — Е.М.) от самого следователя Павлова, который ранее занимался расследованием этого дела, мне и моему прежнему адвокату Печниковой стало известно, что служебное удостоверение моего сына находится у следствия и не может быть возвращено,

так как необходимо еще для расследования». (Из жалобы потерпевшей Валентины Чудаковой на имя Александра Бастрыкина.)


В отчаянии Валентина Алексеевна попросила представлять ее интересы потерпевшей адвоката Манукян. Ту самую Манукян, которая не позволила отправить на пожизненное Алексея Серенко. Именно Манукян в марте 2012 года вышла на свидетеля Удовитченко, который через неделю после убийства Чудаковых нашел и передал следствию служебное удостоверение спецназовца.

То есть это удостоверение никак не могло попасть в руки членов «банды амазонок». Оно могло быть им только подброшено.
 

Шанс поймать реальных убийц


…В июле 2009 года шел ремонт трассы «Дон». Водитель КамАЗа Александр Удовитченко как раз возил щебень для ремонта. Примерно через неделю после убийства Чудаковых на ремонтируемой части трассы Удовитченко нашел мужскую барсетку, женскую сумку и документы — служебное удостоверение сотрудника правоохранительных органов Дмитрия Чудакова, паспорта Чудаковых, медицинские документы, связку ключей с брелоком, на котором был выбит номер воинской части… Удовитченко сразу же позвонил по 112. Ему дали номер дежурной части ОВД Аксайского района. Удовитченко позвонил в РОВД, сообщил о находке. Особо отметил: вещи, по всей видимости, только что выкинули из проезжающей мимо машины, документы не успели ни разлететься, ни даже запылиться. «Ждите!» — было сказано Удовитченко. Ожидая милицию, водитель позвонил своему начальнику предупредить, что со вторым рейсом (в день он успевал сделать из-за пробок только два рейса) задержится, так как нашел документы Чудаковых.

— Как-как? — спросит его начальник Гришко. — Да это же та самая убитая семья спецназовца! Громкое дело! По телевизору показывали…

…Прошло катастрофически много времени, когда Александру Удовитченко наконец позвонил сотрудник Аксайского РОВД, представился оперуполномоченным участковым и буднично сказал, что… милиция НЕ приедет: «Отнесите найденные вещи и документы в придорожное кафе «Березка» и отдайте барменше, она с нами на связи, передаст»… Так Удовитченко и сделал. Три года по этому поводу его никто не беспокоил. Пока ему не позвонила адвокат Манукян.

Светлана подробным образом опросила 8 человек, включая самого Удовитченко и его начальника Гришко. Все они подтвердили информацию о находке. Все подписались под своими объяснениями. Удовитченко даже проконсультировался со своим родственником, работающим в полиции, зачитал ему опрос по телефону. Тот сказал, что все нормально.

А ситуация, мягко говоря, была странной. Судя по материалам дела, почти все обнаруженные Удовитченко вещдоки числились как найденные на месте преступления в ходе осмотра места происшествия и машины 8 июля 2009 года

. Света стала очень внимательно перечитывать основополагающие для любого уголовного дела доказательства — протоколы осмотров.

А потом титанически отыскала всех понятых, участвовавших три года назад в этих следственных действиях. Понятые, с которыми я тоже разговаривала, в один голос утверждают, что на двух листах протокола — не их подписи. (Это, кстати, очевидно даже неспециалисту.) Сомнительные подписи — как раз на тех самых листах, где перечислены вещи и документы, найденные на самом деле только неделю спустя водителем КамАЗа Удовитченко. …Все — кроме служебного удостоверения Дмитрия Чудакова. Что интересно: фототаблицы осмотра места происшествия и машины косвенно подтверждают показания Удовитченко. На снимках нет ни мужской барсетки, ни женской сумки, ни паспортов Чудаковых, ни ключей… Бумага все стерпит, а фотографии подделать сложнее.

В мае 2012 года Светлана Манукян подала ходатайство о признании основных доказательств по уголовному делу НЕДОПУСТИМЫМИ и заявление по факту преступного бездействия в отношении сотрудников Аксайского РОВД.

Преступное бездействие заключалось вот в чем: через семь дней после резонансного убийства недалеко от места преступления находят документы и вещи убитых. Судя по всему, улики выкинули на ремонтируемую часть трассы из окна проезжающей мимо машины. Выкинул тот (или те), кто мог иметь прямое отношение к убийству. Звонок Удовитченко обязаны были зарегистрировать в журнале учета сообщений. По факту находки документов возбудить уголовное дело. Дежурная группа вместе с экспертами-криминалистами обязана была выехать на место обнаружения, снять отпечатки пальцев, потожировые следы…
 

Ведь это был шанс поймать реальных убийц.

 
Трижды проводилась проверка по заявлению Манукян против сотрудников Аксайского РОВД. Столько же раз был допрошен свидетель Удовитченко. Он настаивал на своих показаниях и на очной ставке с «хорошей знакомой полицейских» — барменшей Туркиной. Туркина не отрицала, что Удовитченко действительно нашел и принес ей документы. Вот только документы, по словам Туркиной, были не Чудакова, а совсем другого человека — сотрудника Ростовского УФСБ.

Следователь Атрофименко, проводивший проверку по заявлению Манукян, направил запрос в УФСБ. Федеральная служба безопасности категорически опровергла факт утраты документов.

В итоге в возбуждении уголовного дела против сотрудников Аксайского РОВД все равно отказали… на основании ответа из Аксайского РОВД: «Сообщений об обнаружении… документов на имя Чудакова, а также документов сотрудников ФСБ в дежурную часть Аксайского РОВД с телефона Удовитченко и от других граждан не поступало»…

То есть, по версии сотрудников полиции, в июле 2009-го никто ничего не терял, не находил, не звонил и не сообщал. Это важно запомнить.

 

«Мне сложно с этим жить»


…В декабре прошлого года свидетеля Александра Удовитченко снова вызвали на допрос. В четвертый раз он подтвердил свои показания: в июле 2009-го он нашел именно служебное удостоверение Дмитрия Чудакова.

После допроса Удовитченко позвонил Манукян и попросил защиты: на него оказывают давление, чтобы изменил показания. Но представляя по делу интересы потерпевшей, Манукян не могла быть защитником свидетеля. Обещала помочь, если угрозы и давление продолжатся. Больше Удовитченко ей не звонил.

А в марте 2014-го свои показания поменял.

«Я не могу в настоящее время сказать, читал ли я фамилии в найденных документах. Если предположить, что я их прочитал, то я уверен, что просматривал их бегло и не запоминал, так как мне это было не интересно… Фамилии, которые были на документах, сотрудникам полиции не говорил…

Манукян сказала, что в Следственном комитет я должен дать показания о том, что нашел документы на фамилию Чудаковых… Она давила на мою жалость и говорила о невиновности Алексея <Серенко>…

Вопрос следователя: Почему вы в настоящее время решили изменить свои показания?

Ответ: Хочу пояснить, что никакого давления с чьей-либо стороны на меня не оказывалось. Мне действительно надоело говорить неправду, мне сложно с этим жить, я понимаю, что могу быть привлечен к уголовной ответственности… Желаю сотрудничать со следствием. Ранее молчал, так как думал, об этом никто не вспомнит…»

Надо сказать, не только водитель КамАЗа Удовитченко радикально поменял показания. Опер Мамонтов, дежуривший по Аксайскому РОВД в июле 2009 года, пояснил следователю Атрофименко: «Сообщений поступивших от граждан по факту обнаружения документов, не помню, фамилия Удовитченко незнакома».

А в 2014-м тот же самый Мамонтов — следователю по делу «ростовской банды»: «…В дежурную часть ОВД по Аксайскому району на номер 02 поступил телефонный звонок… Звонивший представился Удовитченко Александром Александровичем… и сообщил мне, что нашел документы… По указанному сообщению мною <на место происшествия> была направлена следственно-оперативная группа…»

Более того! Спустя почти пять лет чудесным образом нашелся и некий Юрий Сафонов, сотрудник… Рязанского УФСБ — тот самый, чьи документы, по нынешней версии следствия, и нашел Удовитченко.

Я говорила со следователем Атрофименко, который два года назад дважды проводил проверки по заявлению Манукян. Атрофименко КАТЕГОРИЧЕСКИ настаивает, что в Книге учета сообщений о происшествиях Аксайского РОДВ (документе строжайшей отчетности) не было записей о звонке Удовитченко и обращении Сафонова. Он лично делал запрос и лично получал ответ из Аксайского РОВД. Этот факт подтверждает и следователь Куринов, проводивший третью проверку. Именно на основании отсутствия зарегистрированных в Книге учета сообщений от Удовитченко или кого-то другого «об обнаружении документов на имя Чудакова, а также документов сотрудников ФСБ» следователи Атрофименко и Куринов отказались возбуждать уголовное дело против аксайских полицейских.


А потом эти записи появились.

К чему эти манипуляции, за которые вообще-то можно надолго сесть в тюрьму? Все просто. Чтобы «раскрыть» убийство Чудаковых, нужно «привязать» служебное удостоверение Чудакова к «ростовской» банде. Причем сделать это так, чтобы никакая адвокат Манукян не могла помешать.
 

Две женщины, шесть генералов


1 апреля к руководителю следственной группы, старшему следователю при председателе СК РФ генералу юстиции Ущаповскому пришла мать спецназовца Чудакова Валентина Алексеевна. Пришла — вместе со своим адвокатом Светланой Манукян. Ущаповский категорически отказался проводить следственные действия с потерпевшей.

«Следователь сразу при мне стал угрожать моему представителю возбуждением в отношении нее уголовного дела. Говорил, что теперь встретимся в суде. Был очень доволен, демонстрируя протокол свидетеля Удовитченко, который изменил ранее данные им показания. Был доволен отстранением неугодного ему адвоката, но угодного мне…» (Из обращения потерпевшей Чудаковой к председателю СК РФ Бастрыкину.)

24 апреля Ущаповский написал рапорт на имя и.о. руководителя Главного следственного управления СК РФ Тютюнника о признаках преступления в действиях адвоката: «Манукян составила протокол опроса, внеся в него заведомо ложные сведения об обнаружении Удовитченко… служебного удостоверения Чудакова Д.Л.»…

Потребовал провести проверку. Сам же и провел. За день.

25 апреля очередной в этом деле генерал СК РФ Юрий Тютюнник выносит постановление о возбуждении против адвоката Манукян уголовного дела по статье 303 УК РФ (фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности). Расследование по уголовному делу против адвоката Манукян ввиду его «особой тяжести» берет на личный контроль первый заместитель Бастрыкина генерал Пискарев.

…Однажды генерал Александр Бастрыкин сказал золотые слова: «Иногда дела не раскрываются из-за безграмотности. Потому что не выполняются элементарные следственные действия: осмотры места происшествия, допросы, оперативно-поисковые мероприятия. А иногда из-за равнодушия… Пока вы будете равнодушно относиться к горю матери, никогда ничего не раскроете. Эту мысль я и пытался внушить генералам…»
 
…Светлана Манукян узнала о том, что преступница, 20 мая. Опросив свидетелей и понятых, я приехала в этот день в ее адвокатскую контору возле ростовского областного суда. Светлана как раз читала пришедшее по почте с опозданием в месяц постановление о возбуждении уголовного дела. К такому повороту событий она была готова и не только морально. Еще в марте она проинформировала о своем возможном уголовном преследовании президента адвокатской палаты Москвы Генри Марковича Резника. Ходила с потерпевшей Чудаковой в Генеральную прокуратуру. Подготовилась к обыскам. Она знала, что ее попытаются убрать. Потому что по делу об убийстве Чудаковых вреднее оппонента у генералов Следственного комитета России — нет. Он не дала посадить на пожизненное Алексея Серенко. А сейчас она представляет интересы матери Дмитрия Чудакова. И повесить это дело на очередных назначенных убийц (пусть и настоящих бандитов) точно не позволит.


Так уж получилось, что за эти пять лет это страшное убийство для адвоката Манукян стало делом чести и профессионального долга.

К сожалению, только для нее.

Елена Милашина

 Аксай — Ростов-на-Дону — Москва


 

Продолжение следует


*В Ростовской области регулярно совершаются похожие убийства. В некоторых случаях, как и при убийстве Чудакова, ни одной гильзы (притом что убийства, как правило, совершались в темное время суток) найдено не было. Эксперты обнаружили только пыжи-контейнеры, применяемые при заводском изготовлении картечных патронов. Это могло свидетельствовать о том, что преступники используют гильзоулавливатель. Потому что если и можно хоть как-то идентифицировать гладкоствольное ружье — то только по гильзам. Соорудить гильзоулавливатель не сложно. Охотники часто собирают таким образом гильзы и изготавливают из них новые патроны.


 

Сcылка >>


Оцените статью