Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Тема ИШИАС

Архивные материалы

31.03.2012 15:43  

aqwer

110

ИШИАС

Это случилось в городе Мереково, Мерековской области. Губернатор, как узнал, чуть не выпрыгнул из кресла. В его благополучном регионе, да, этакая, извините, дребедень. А доложили ему, что террористы захватили телевидение и собираются организовать телемост с Москвой. Требования их совсем неясные и просто шизофренические.
Губернатор был давно уже не мальчик. И служил еще при коммунистах. Но не в партаппарате, а был большим начальником на железной дороге. Чувство ответственности за вверенный ему участок – это как «отче наш». В сущности, он был горячим человеком, но стал теплым или точнее поостыл от очень сильных перегревов эпохи первоначального накопления. В народе он даже получил прозвище Тефаль. В том смысле, что всегда думает о нас. Правда, злые языки говорили, что прикупил небольшой островок, но, да сами знаете, как любят у нас разного рода байки и мифы.
Так о чем теперь докладывать в Москву, когда даже его первый заместитель по безопасности не смог вразумительно доложить, что же эти отморозки хотят? Лишь одно требование было совершенно понятно. Они заявили, чтобы на другом конце телемоста оказался вновь избранный президент, но еще не инаугурированный.
Он еще раз переспросил своего зама об угрозах, которые произойдут в случае отказа. И подумал, а не блефуют ли эти ребята? Да, но как им удалось заставить участвовать в этом спектакле лысеющего мэра, как этот его ставленник согласился на такое?!
На самом деле мэр, естественно, согласия и не давал. Да только его не спросили. Ему просто объяснили, что если он не поедет с террористами на областное телевидение, то у него не то, чтобы руки покроются шерстью, но и все лицо, а также глаза. Как известно, бывают предложения, от которых невозможно отказаться.
– Наверное, динозавры вымерли от переедания – не могли нажраться. Так и мы друг друга «выжрем», – думалось губернатору. – Надо сказать, дошли мы до точки, изолгались, ругая коммунистов. А сами-то что сделали? Чего понастроили? Живем как в колонии, а Москва жирует и не подавится. Покупаем дорогие иномарки, а народ держим за быдло. Отставая на три поколения от запада, ничего не делаем, чтобы устранить разрыв. Так, какая же хрень, спрашивается, нас еще удерживает от падения? Странно, почему эта мысль постоянно приходит ему в голову? – подумал он о себе в третьем лице. – Да только, что нам, государевым людям, делать в таком случае?
В такие минуты гневного бессилия, он становился, как и прежде: сильным и молодым, бунтарем и революционером. Все-таки есть власть, а власть дает возможность невозможного, а, значит, покидать корабль последним.
Дальше тянуть было нельзя, и он попросил, чтобы его соединили с ныне действующим, но уходящим президентом. С Кремлем-то его соединили, но там упорствовали и не хотели тревожить главу государства. А когда залепил, что последствия могут быть необратимыми, то над ним просто посмеялись. Надо сказать президента просто не могли разыскать на месте. Чуть позже стало известно, что-то вроде: потерял кота Малофея и вместе с ФСО ищет. – Николашко, какое-то, – подумалось губернатору.
Губернатор велел вызвать машину и поехал в областной телецентр, принимать огонь на себя. Ведь однажды он уже обезвреживал террориста. Но тогда была другая эпоха, хоть и прошло-то всего ничего, больше десяти лет. Да! Тогда ведь он почувствовал себя героем. А как-то теперь судьба распорядится?! Он пропустил мимо ушей пожелание помощника по "антитеррору" одеть бронежилет:
– Еще не хватало – есть защита и покруче! Раньше это было ощущение страны, та мощь которая сквозила из каждой щели, была и его мощью. А теперь несколько иначе. Интимная и скромная вера в свою избранность, немного сдобренная другом и духовником епископом Вадей, в переводе со старославянских понятий на обычный русский, означало: собственный и единственный бог, который стоит во всех жизненных передрягах. Или ангел хранитель, по версии российской попсы.

Ну вот, наконец, и телецентр. И вдруг у него появилось сомнение. Всегда была полная уверенность – прорвемся, а тут вдруг этот внутренний червь, а что – как нет?! Но через минуту он уже бодренько шел по коридорам телецентра, готовый к победе. Хотя опять мелькнула некая глупость, что-то вроде: победители фашизма, с кем мы теперь боремся?..
И вот они встретились и посмотрели друг другу в глаза... И губернатор первый раз ни на шутку испугался. Давным-давно, когда в его квартирную дверь стреляли, он испытал прилив адреналина, а сейчас словно просверлили мозг и вытащили наружу. У него помутнело в голове. Где-то он видел этого человека. Но где? И вот, собравшись, уверенно и четко сказал:
– Ваши требования!
Человек, встретивший губернатора, любезно улыбнулся и глубоко вздохнул. Он-то вспомнил, где и при каких обстоятельствах они встречались.
– У меня есть два требования. Первое. Поговорить с ныне действующим президентом и вызвать дух Сталина прямо сюда в студию.
Губернатор подумал, что эта вторую глупость он ему устроит уже в психбольнице, а пока надо поддержать и в таком виде. И разрешил...
Террорист немного замешкался и сказал, что перед этим хочет ознакомить всех с текстом почти с того света, в духе Льва Давидовича Троцкого. У террориста вдруг появились в руках листы бумаги, и он передал их губернатору.

Губернатор не без брезгливости взял их и стал читать про себя, время от времени, щупая нос и ухо. Ему казалось, что он это уже видел во сне. Но, еще надеялся, что «Розыгрыш» приехал в гости. Наконец, перебарывая себя, стал читать вслух...
– Патологическая ненависть к русскому мужику толкала ваших младореформаторов на преступления. Они мечтали... Скорее!!! Любым путем создать условия для невозврата в социализм. Такой плохонький, как в СССР, но все-таки социализм. Руководящий социальный слой: партаппарат разложился идеологически окончательно. Он стал мелкобуржуазным, а значит, думал только о своем кармане. Отказавшись от проектов развития, устремленных в будущее, он перекрыл обновление и для других. А потому и выставил на лобное место партаппаратчика Горбачева, понимая, что дни социального паразита сочтены. Это было явное предательство завоеваний предков. К сожалению, большинство думающих людей обманывало себя тем, что "марксовы" идеи не оправдались и лекарство одно – обратно в капитализм. Большинство из них не видели в этом ловушки или обмана из-за своей неосведомленности и теперь разочарованы реставрацией пещерного капитализма.
Было бы наивностью думать, будто неведомый массам Каапутин вышел внезапно из-за кулис во всеоружии законченного стратегического плана. Нет, прежде еще, чем он нащупал свою дорогу, бюрократия нащупала его самого. Каапутин принес ей все нужные гарантии: престиж старого разведчика, крепкий характер, мотивацию мелкого лавочника и неразрывную связь с аппаратом, как единственным источником покоя и доверия. Успех, который на него обрушился, был на первых порах неожиданностью для него самого. Это был дружный отклик нового правящего слоя, который стремился освободиться от старых еще живых принципов социального государства. И главное от контроля масс – ведь правящему слою нужен был надежный третейский судья в его внутренних делах, а не афиша. И только потом, второстепенная фигура пред лицом масс и событий 90-х, он обнаружил себя в «нулевые», как бесспорный вождь россиянской бюрократии, как первый в ее среде.
Россиянская бюрократия победила не только левую и правую оппозиции. Она победила сам дух реформ необходимых для России. Она победила ту идеологию, которая главную опасность видела в превращении органов государства "из слуг общества в господ над обществом". Она победила всех этих врагов – крестьян, рабочих, интеллигенцию - не идеями и доводами, а отсутствием всяких доводов, доводы предоставила якобы сама жизнь. Все 90-е годы стараниями птенцов Чубайса экономику лишали крови, то есть финансов, чтобы показывать до чего довели страну коммунисты и под шумок, лихо ее приватизируя. Так что, в «бандитские 90-е»» – выгодоприобретателями стали бюрократы, а не Саши Белые. А в «нулевые» свинцовый зад бюрократии перевесил ее голову, мечтала-то последняя о цивильном буржуазном обществе, как в Германии. Такова разгадка Россиянской контрреволюции.
Демократия у нас теперь – это лишь форма защиты интересов очень узкой правящей прослойки. Поэтому она может быть и суверенной и национал-социалистической, и коммунистической, и даже феодальной, как по названию, так и по сути. Теперь в России есть демократия для малого народа. Для тех, кто сидит на финансовых реках, да и просто ручейках. Эти реки и ручейки малый народ холит, лелеет и охраняет. Все остальные вне демократии и также бесправны, как холопы в царские времена. Вообще, демократия – это степень свободы угнетаемых, которую может дать конкретное государство.
И последнее. Теперь издалека становится понятным, что страна, нация не смогут построить ничего путного на лжи и крови. Это урок для вас, наших потомков. Конечно, мы виноваты перед русским народом, что разбудили его в 1917, пускай теперь сам народ пробудится естественно и эволюционно, но коли на этом пути его совсем не останется – так тому и быть!

Губернатор, кое-как дочитав это обращение, был вне себя от двусмысленности положения, но тертый калач не растерялся и подкузьмил террориста: – Вы, я вижу хитрец, но это не мог написать Троцкий.
Человека, встретившего губернатора, звали Ишиас. Он сдержанно выслушал обвинение и сказал:
– Вот именно, я и говорю всем, что это в духе Троцкого... но в ироническом смысле.
– Хорошо! Хорошо! Успокойтесь... И отпустите, пожалуйста, заложника. Теперь он вам не нужен?! А я остаюсь вместо него, – произнес губернатор. Мэр с благодарностью посмотрел на человека, который с таким ганзейским упорством продавил его на пост главы города. Он хотел было вынуть руки из карманов, но стушевался и не сделал этого.
На тот момент, в студии находились еще три террориста и сотрудники телецентра. Такого в области не было со времен шахтерских волнений – казалось, все эмоции самого страха, и страха обновления написаны были в глазах собравшихся. А террористы вели себя совершенно спокойно. У них даже не было никакого оружия.
Ишиас посмотрел на мэра. И он без слов все понял. Больше для окружающих, чем для мэра Ишиас произнес вслух:
– До утра все пройдет, и шерсть с ладоней осыплется.
Мэр, держа руки в карманах, быстро пошел и остановился возле губернатора, тот шепнул ему что-то на ухо, и человек с руками в карманах, втянув шею, мгновенно удалился.
Конечно, слово харизма произошло не от хари. Однако лицо Ишиаса походило больше на громадную тыкву с ушами, как у чебурашки, как нечто сладко-притягательное, что хочется съесть или поцеловать. А когда Ишиас начинал говорить, люди теряли рассудок и, раскрыв, рот внимали ему. Первые герои постиндустриального бизнеса, Анатолий Кашпировский и Алан Чумак, однажды показали, как удивительно внушаемы люди. Но это доказала и современная наука. Дело в том, что пра-люди делились на Пастухов и Двуногий Скот. Пастухи, будучи людоедами, поедали Двуногих, но сами не убивали, существовал внутренний запрет на убийство. Пастухи же могли внушать Двуногим, убивать своих детей или самим идти на заклание, и все это делалось под соусом жертвоприношения богам.

Губернатор выдержал паузу. И с места в карьер, сказал как бы между прочим о том, что надо договариваться. Он, конечно, же, не стал намекать террористу, что тот на прицеле нескольких снайперов. Зачем? Только он подумал об этом, как Ишиас заговорил сам, опережая его мысли.
– Знаете, я так же смертен. Меня можно застрелить из-за угла или с крыши дома. Но если тот человек, которому отдан приказ, поговорит со мной, он навсегда заречется убивать. Вам тошно осознавать это, но эта истина со времен Христа и, даже раньше, с Книги Мертвых и Вед – неизменна. Убийство среди людей – смертный грех, а как ты его совершил по приказу или от любви – неважно. Вы говорите, что государство должно защитить своих двуногих соплеменников. И жертвуя одним – спасаете многих. Но я-то пришел не убивать и шантажировать. Вот моя вторая просьба. Я хочу материализовать Сталина, чтобы он объявил о той новой вести, которую дал нам бог! Я прекрасно сознаю, что сказать на всю страну мне об этой божественной новости не дадут. Зато разнесется она по городам и весям, по сарафанному радио, наконец.
Губернатор всегда был существом прагматичным. И в душе посмеявшись, разрешил Ишиасу материализовать тирана.

После длинной паузы в центре студии возник в своем неизменном френче, великий осетин. Женщины в студии просто ахнули!
Горец, с огоньком во взгляде, принялся расхаживать туда-сюда. Он молчал и осматривал людей, посасывая трубку. И вот, наконец, заговорил.
– Эти пацаны вызвали меня сюда, в ваш современный ад. И я здесь. И я говорю вам. У каждого своя преисподняя. В Средние века любили постращать сковородками и чертями. Всё гораздо многообразнее. Может быть, скоро-скоро вы узнаете об этом.
– Иосиф Виссарионович, а расскажите, что вы на тамошнем «политбюро» решили? – попросил Ишиас.
– Истории ради, могу доложить, что идея была Брежнева...
Суть проста, но даже ответственные люди до сих пор не понимают. Средневековый ад, придуманный иезуитами, действительно существует, но в несколько ином виде. Еще недавно ваш губернатор был коммунистом, но предал наше общее дело. Спрашивается почему? А потому что это кто-то из ушедших нашептал ему. Да мы и сами понимаем, что нельзя человеку сидеть на одной идее, не обновляясь. Жизнь – это маятник. Заметьте, в одной и той же семье одного ребенка воспитывают альтруистом, а другого эгоистом. Сейчас маятник качнулся в сторону альтруизма, потому что другого выхода у вас нет. Или вы запряжетесь все вместе в одну телегу или вас западные конкуренты развалят и растащат.
– Иосиф Виссарионович, вы им расскажите, что задумали гондобелые наши соотечественники! – в образовавшуюся паузу пока раскуривал трубку Сталин, вставил свои пять копеек Ишиас.
– Да-да, уважаемый, я помню...Шаробелые или движение белых шаров, эксплуатируя большие познания в экономике вашего будущего президента, собирается устроить небольшой такой геноцид. Пока он, как раб, пахал в правительстве, они быстро договорились с госдепом о вступлении в ВТО. И это не Всероссийское Театральное Общество. Правда, еще неизвестно, что быстрее развалится ВТО или Россия. В способности довести все до абсурда нам нет равных. Здесь я спокоен. Я другого боюсь. И представляю вам Ишиаса, как народного заступника, доверьтесь ему! А мне пора к своим на покой, прощайте, может, не свидимся больше...
В зале у многих на глазах появились слезы. Ишиас стоял с выпрямленной грудью, и в глазах его также мелькнула боль. Заговорил он не сразу, пройдясь по маршруту Сталина, несколько раз.
– Граждане, теперь уже неважно, что двадцать лет назад думала прослойка захребетников, ныне стоящая у власти. Важно то, что она, практически, ничего не создав, разрушила механизм воспроизводства нации. Большинство наших этносов, особенно русские, не хотят рожать детей. Потому что наша, так называемая элита, не связывает свое будущее с Россией, а значит, побеждать коррупцию не будет. Поэтому Бог, пославший меня говорить с вами, передает для блага страны этот посыл, то есть дает понять простым людям, которых элита вольно или невольно запихивает в рабство, – Ишиас хитро посмотрел на губернатора, пытаясь оценить общее впечатление и продолжил:
– Так вот, я передаю божью весть будущему президенту. Бог дает вам знак: после инаугурации у всякого чиновника, берущего взятки, появится волосяной покров в области ладошек. Так что это будет вам прямым указанием для известных процедур. В стране объявляется карантин. Не я это придумал, не мне это и заканчивать. Когда придет срок окончания карантина, может, уже не через меня Бог опять обратится к народу.
Все, кто в то время, оказался у телевизора, испытали шок. Но не потому, что увидели как бы настоящего Сталина или от слов сказанных Ишиасом. По всем каналам стали транслировать сообщение о том, что в Америке произошла какая-то революция. После объявления о девальвации доллара, через несколько дней, на улицы американских городов вышли толпы народа. А движение «Захвати Уолл-стрит!» все-таки выполнило свое обещание и захватило само здание.
Сcылка >>

закрыть...

Сcылка >>


Оцените статью