Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

В национал-социалистической Германии для укрощение «националов» была расовая теория! В националистической России "генетическая"?

Архивные материалы

21.06.2016 23:16  

bear

179

Комментарии директора ИОГен Николая Янковского о зависимости генетического текста человека от района его проживания сравнимы с расовыми теориями нацистской Германии.

20 июня 2016
09:32

«Криминальная» кавказская генетика: терроризм, расизм, интриги, плагиат

 

Директор Института общей генетики (ИОГен) РАН Николай Янковский. Иллюстрация: m.ria.ru

28 мая директор Института общей генетики (ИОГен) РАН Николай Янковский заявил, что российская генетика теперь обладает возможностями идентифицировать террористов и членов их семей по базе данных генетического материала, собранного учеными ИОГен на Северном Кавказе.

«В Институте общей генетики им Н.И. Вавилова РАН уже порядка сорока лет ведутся исследования генетического состава населения России, времени и места формирования такого состава, — сказал Янковский в интервью изданию „Столетие. Ру“. — Такие работы позволяют определить по генетическому тексту индивида, в каком именно географическом районе обитают предки и родственники этого индивида, а возможно, обитал и он сам. В таком районе данный текст будет встречаться чаще, чем в другом. Генетические частоты измеряются. Получается аналог географической карты — здесь горы, а там равнина, здесь плоскогорье, а здесь — ноль — уровень океана… Таким образом можно представить и „генетическую карту“. Исследуется это для того, чтобы понять, как именно человечество осваивало планету».

«Итак, в базе данных, которая создавалась у нас сорок лет, была определенная информация, которая позволила нам по кусочкам биоматериала, оставшегося от террориста после взрыва, найти те самые мутации, которые наиболее часто встречаются в определенных районах нашей страны, — подытоживал Янковский. — И это дало возможность довольно точно подсказать криминалистам район, где находятся предки человека, которого мы исследуем. Криминалисты там поработали и нашли людей, которые имели прямое отношение к террористу. Личность его вскоре была установлена. Так что генетики могут помочь и террориста найти…».

Заявление директора Института имени Вавилова прозвучало как настоящая сенсация. Ведь далекий от генетики человек привык считать, что генетический код уникален и не зависит от района проживания его носителя.

Но куда большей сенсацией были откровения коллеги Янковского — профессора генетики Казимы Булаевой, бывшей сотрудницы ИОГен. В интервью РИА «Дербент» Булаева сообщила, что база данных, о которой упомянул Янковский, собиралась ей лично на Северном Кавказе с целями, которые не имели ничего общего с идентификацией террористов. А именно — для фиксирования у отдельных представителей народов региона генных мутаций и патологий. «Я нигде никогда не писала о том, что мои генетические исследования коренных народов Кавказа могут быть использованны с целью идентификации террористов, и тем более их семей и регионов их проживания. Это полный бред», — сказала Булаева. Комментарии директора ИОГен насчет зависимости генетического текста человека от района его проживания Булаева сравнила с расовыми теориями, популярными в нацистской Германии.

В комментарии Казима Булаева сообшила еще одну подробность. По ее словам, база генетических данных, о которой говорил Николай Янковский в интервью «Столетию.Ру», собиралась ей с 1976 года. В 2014 году эти уникальные наработки внезапно исчезли, вместе с жестким диском ее рабочего компьютера, где они хранились.

В распоряжение EADaily было предоставлено заявление Казимы Булаевой на имя директора Федерального агентства по образованию и науке (ФАНО) Михаила Котюкова, где ученая подробно описала этот инцидент. Текст заявления дается в оригинале.

«Глубокоуважаемый Михаил Михайлович,

Обратиться к Вам меня заставили чрезвычайные обстоятельства, сложившиеся вокруг научных исследований генофондов и генетической эпидемиологии в популяциях коренных народов Кавказа (Дагестана и соседних республик), основанных и успешно развиваемых мною с 1976 г в Институте общей генетики им Н.И. Вавилова РАН (ИОГен).

В этих исследованиях изучены не только генетические корни уникальной этнической пестроты кавказского региона России, но разработаны новые эффективные методы исследования генов социально значимых хронических — нейропсихических, онкологических, сердечно-сосудистых и др. заболеваний в изолированных популяциях горских народов. Все годы работы в ИОГен я была в числе первых по успешности, о чем свидетельствуют целый ряд почетных грамот Президента РАН и дирекции ИОГен также, как и госзаказы Министерства национальной политики РФ и премьер-министра Республики Дагестан, конкурсные гранты из многих престижных отечественных и зарубежных научных фондов, включая пять грантов National Institute of Health и National Science Foundation из США. У меня никогда не было никаких нареканий по дисциплине или другим фактам.

Мною опубликовано более 170 публикаций в ведущих генетических изданиях России и мира, в том числе в самых престижных журналах по генетике в мире — NATURE, AJHG, EJHG и др. Я являюсь признанным экспертом в мирепо популяционной генетике и картированию генов заболеваний в популяциях. В качестве приглашенного члена Ред. Коллегий я сотрудничаю в 10 международных научных журналах США, Великобритании, Турции, Пакистане, Иране, Индии. По основанному мною направлению генетических исследований в России защищены 10 диссертаций (2 из них докторские), в том числе 2 — в университетах США и Италии. Мой индекс Хирша 13−15 (различия в написании моей фамилии: BulayevaorBulaeva). Руководимая мною Группа в ИОГен располагает уникальным и мало серийным импортным дорогостоящим оборудованием для генетических и нейрофизиологических исследований, приобретенных по целевому финансированию президиума РАН и конкурсных зарубежных и российских грантов.

В настоящее время ситуация с этими исследованиями такова.

16 июня 2014 г утром, приехав на работу, я обнаружила, что мой основной компьютер, из 5 в нашей группе в ИОГен, вскрыт и жесткий диск оттуда похищен. О случившимся я сообщила в служебной записке на имя директора ИОГен Николая Янковского. Данный факт несанкционированного вскрытия компьютера был установлен также м.н.с. моей группы Гургеновой Ф.Р., аспиранткой Омаровой Д.К., а также ответственным инженером по безопасности в ИОГен — Гаращуком А.К. По рекомендации последнего я вызвала полицию, которая зафиксировала этот факт и сняла отпечатки пальцев. На мои обращения в дирекцию ИОГен по поводу украденного жесткого диска Янковский не реагировал.

Вместе с тем, именно после похищения моих геномных баз данных по этническим популяциям Кавказа и картированию генов нейропсихических заболеваний в этих популяциях, в которых мною и сотрудниками руководимой мною группы установлены гены таких заболеваний и мутации, участвующие в патогенезе, директор ИОГен НК Янковский, который никогда не имел отношения к популяционно-генетическим исследованиям и картированию генов в них, заявил, что теперь его отдел в ИОГен будет исследовать гены заболеваний в популяциях. Это было основанное мною и с 1976 г развиваемое моей группой уникальное направление в ИОГен.

В тот же день, после того, как дирекция получила мою служебную записку об украденном жестком диске, замдиректора Юсова Н.Ю. вызвала меня в свой кабинет и ознакомила с приказом директора ИОГен Янковского Н.К. о моем увольнении в тот же день за «Однократное грубое нарушение трудовой дисциплины без уважительных причин». Данная статья Трудового кодекса директором ИОГен была применена ко мне в связи с тем, что 05.06.2014 г. я, предварительно отписавшись в Журнале регистрации местных командировок, как требует дирекция, ездила в Институт медицинской генетики РАН для того, чтобы договориться по поводу апробации кандидатской диссертации м.н.с. моей группы Гургеновой Ф.Р., у которой я являюсь научным руководителем, утвержденным на Ученом Совете ИОГен. Такие научно-организационные действия входят в мои должностные обязанности, как главного научного сотрудника и руководителя научной группы, составленные в соответствии с Постановлением Президиума РАН от 25 марта 2008 г. N 196 и утвержденные в отношении меня лично вИОГен директором Янковским Н.К. в апреле 2012 г. Но мои объяснительные записки по поводу поездки в смежный институт с ссылкой на должностные обязанности, Н.К. Янковский игнорировал.

Истинной причиной моего увольнения Н. К Янковским может быть сведение личных счетов директором со мной, так как я также, как и 100 ученых из общего числа 149 в 2011 г на демократических выборах директора из двух кандидатур, проголосовала против Н.К. Янковского. На том же собрании Янковский пообещал уволить всех, кто голосовал против него, будучи уверенным, что президиум РАН назначит именно его директором, игнорировав мнение коллектива ИОГен. Так и случилось, вследствие чего стали увольнять или вынуждать уходить по собственному желанию именно этих ученых, в ряду которых оказалась и я.

Несправедливое увольнение меня НК Янковским по надуманному поводу разрушает не только целое оригинальное и эффективное научное направление, признанное в мире, нанося тем самым значительный ущерб отечественной науке, но может иметь и весьма опасные последствия для народов России. Похищенные из моего компьютера уникальные базы геномных данных тысяч представителей 45 коренных народов Дагестана, Чечни, Осетии, Азербайджана, могут быть переданы в зарубежные военные лаборатории, работающие с созданием этногенетического (биологического) оружия.

К сожалению, мое предыдущее обращение по изложенной проблеме к Вам также, как и запрос по этому поводу от депутата Государственной думы Ризвана Курбанова, не получило никакой фактической поддержки. Начальник Управления координации и обеспечения деятельности организаций в сфере науки ФАНО Михаил Романовский отделался формальной отпиской, что ФАНО «не осуществляет такие полномочия». Совет от Михаила Романовского обратиться в суд-бессмысленен, так как ранее уволенные Янковским целый ряд докторов и кандидатов наук, обратившихся в районный суд, ничего не смогли добиться.

Трудно поверить, что директора академических институтов, вроде Николая Янковского или Юрия Пивоварова (академик РАН, директор ИНИОН, находится с 2015 года под следствием по делу о пожаре в ИНИОН — прим. EADaily) теперь могут творить с учеными и созданными ими эффективными научными исследованиями все, что угодно. Разве для такого разрушения уникальных национальных достояний и архивов осуществлялась реформа науки?

Булаева К. Б

Доктор биологических наук, Главный научный сотрудник, Руководитель группы генетической адаптации Института общей генетики РАН".
Подробнее: http://eadaily.com/ru/news/2016/06/20/kriminalnaya-kavkazskaya-genetika-terrorizm-rasizm-intrigi-plagiat

Сcылка >>


Оцените статью