Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Тема Вспомним про Грецию

Архивные материалы

19.04.2011 03:40  

Михаил Хазин

98

Текст написан для fintimes.ru

«Нет ничего практичнее хорошей теории», - писал в XIX веке великий физик Больцман, и он, конечно, был прав. Проблемы современной экономики, прежде всего, практические, связаны как раз с тем, что «мэйнстрим» современной экономической науки так и не создал теорию (уже наступившего) кризиса. Все попытки использовать разного рода «обманки», типа циклических теорий, неминуемо приводят к разным глупостям, например, невозможности описать одновременное существование высокой инфляции и депрессионного спада, которые, в соответствии с этой теорией, являются характерными особенностями разных моментов этого самого цикла.
А вот у нас, группы российских экономистов, теория кризиса есть. Разумеется, она подвергается жесткой критике ряда представителей «мэйнстрима» (большая часть делает вид, что нас просто не существует), однако не по существу, а за использование «ненаучной» терминологии. Тем не менее, работа по развитию теории идет и довольно быстро. В частности, мы активно разбираемся в последствиях изменения базовых механизмов кредитования, которые произошли в начале 80-е и происходят сегодня. Я не буду вдаваться в детали, которым посвящены отдельные работы, напомню только, что в начале 80-х идеология возврата кредита и процентов со стороны заемщика сменилась на обслуживание процентов и перекредитования тела кредита. Такая, по сути, пирамидальная схема, могла существовать только в рамках постоянного снижения стоимости кредита, и действительно, учетная ставка ФРС США снизилась с 19% в 1981 году до, практически, 0, в 2008 году. Начался кризис.
А вот дальше есть одно любопытное свойство действующей на протяжении практически 30 лет системы рефинансирования кредита. А именно, она позволяет накопить куда большие объемы долга, чем раньше. И по мере завершения модели рефинансирования и возврату к необходимости отдавать долги, мир (ну, за исключением «мэйнстримовских» экономистов) обнаруживает, что вернуть эти долги полностью просто невозможно – в момент их создания такого просто не предполагалось. Из этой коллизии есть много следствий, мы сегодня вспомним про Грецию.
Почему – понятно, на днях греческая пресса сообщила, что Афины уже обратились к Евросоюзу и Международному валютному фонду с просьбой начать переговоры о реструктуризации задолженности. По данным местных газет, Греция хотела бы продлить сроки погашения находящихся в обращении гособлигаций. Официальные лица, разумеется, в очередной раз опровергли сообщения о возможной реструктуризации, отослав журналистов к последним комментариям министра финансов Георгиоса Папаконстантину. Он заявил, что вопрос о реструктуризации не стоит на повестке дня. "Я думаю, что ситуация будет улучшаться, и мы сможем возвратиться на финансовые рынки в 2012г.", - сказал министр.
Однако не все верят официальным лицам Греции, в частности, правительство Германии, о чем агентству Reuters сообщили сразу несколько источников в правительстве Ангелы Меркель. Это не означает, подчеркнули источники, что официальный Берлин выступает за реструктуризацию греческих долгов. Германия просто считает, что правительство Греции вряд ли избежит этой процедуры.
Рынки тоже не очень верят словам греческих чиновников и ждут дефолта Афин. Стоимость пятилетней биржевой страховки от дефолта Греции выросла на 84 базисных пунктов (б.п.) - до 1220 б.п. Это означает, что инвесторам обходится в 1,22 млн евро покрытие страховкой 10 млн евро греческих обязательств.
Мы же отметим, что теория кризиса ничего не говорит о Греции – поскольку она касается макропоказателей. Поскольку все долги вернуть невозможно, это значит, первым странам, которые вступят на путь дефолта, помогут, а потом, с какого-то момента, помогать перестанут. Что кому нравится, это уже вопрос политики властей, если Греция хочет пройти пройти этот путь до того, как начнутся массовые дефолты – это ее право выбора. Экономическая теория о том, что лучше, а что хуже, здесь молчит, поскольку никто не знает, какие политические проблемы встанут перед Европой в тот момент, когда что-то нужно будет делать с основной массой накопившегося долга.
Но что важно – Греция не просто идет по сложному пути, она еще и решает целую кучу попутных проблем, связанных с решением долговых проблем, то есть, фактически, нарабатывает некоторую практику. Если бы ее случай был эксклюзивным, то толку от этого бы особого не было, но поскольку отказ от исполнения своих долговых обязательств в среднесрочной перспективе станет массовым, а масштаб списания сравним в общим объемом долга (по нашим оценкам не будет возвращено кредиторам в реальном выражении не менее 50, а, скорее более 70% долгов), опыт Греции станет весьма и весьма полезным.
Вообще, понимание кризисных процессов сегодня представляется все более и более важным, так что слова Больцмана, приведенные в начале текста, актуальность не теряют. Дело в том, что модель посткризисной экономики, которая нам пока непонятна, будет достаточно сильно отличаться от современной. А поскольку людям свойственно в своих рассуждениях и прогнозах опираться на типовые схемы, то они сегодня делают много ошибок, считая, что привычные механизмы никуда не денутся в процессе развития кризиса. Для некоторых это действительно так, но многие просто не смогут существовать, поскольку они действовали в весьма специфических условиях. И постоянный рост долга – это только один пример.
Так что в заключение, как в старых романах или сказках, можно закончить моралью: учите теорию, это всегда полезно!

закрыть...

Оцените статью