Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Тема Что "они" себе думают

Архивные материалы

10.03.2011 04:09  

Михаил Хазин

81

Текст написан для fintimes.ru

Одним из главных косвенных аргументов против нашей теории кризиса, который я слышу или читаю регулярно, формулируется просто и незатейливо: «Вы что, самые умные? А они ничего не знают и не понимают?» На этот вопрос есть «умный» ответ, который объясняет, что есть разные научные «языки», что нынешний монетаристский язык некоторые экономические явления описывает плохо, в частности те, которые и вызывают этот кризис, и так далее, и тому подобное, я об этом много писал. А есть и более простой ответ. Да, понимают и чувствуют, но реагируют именно в рамках своих стереотипов и пониманий. И вот пример.
Знакомьтесь: 75-летний Карл Икан (Carl Icahn) - один из самых крупных инвесторов в США, известный своим «жестким» поведением. Суть его в том, что он покупает миноритарный пакет акций компаний, а затем начинает давить на руководство с целью принятия удобных для него решений. Помните главного героя фильма «Красотка»? Вот что-то вроде того. На сегодня его состояние оценивается в 11 миллиардов долларов, в 2010 году он занимал 24 место в рейтинге самых богатых людей США.
И вот Карл Икан решил вернуть деньги тем, кто вкладывался в его фонды. Как сообщает газета Financial Times, такое решение было принято из-за того, что Икан ожидает нового кризиса, и не хочет рисковать чужими деньгами во время нестабильной ситуации на рынке.
В своем письме инвесторам Икан пояснил, что в последние два года фондовые рынки резко выросли, однако сейчас, из-за политической нестабильности на Ближнем Востоке, ситуация может измениться.
По данным газеты, под управлением Икана находятся активы на семь миллиардов долларов, причем из этой суммы только около четверти принадлежит сторонним инвесторам. Отметим, что Икан стал последним, но не первым инвестором, принявшим такое решение, ранее несколько руководителей хедж-фондов объявили, что намерены раздать средства вложившимся в них инвесторам. Так, например, поступили Крис Шамвэй, основатель Shumway Capital Partners, под управлением которого находится восемь миллиардов долларов и Дэвид Ганек, основатель Level Global, вообще решил закрыть свой фонд с активами на три миллиарда долларов. 3 из 10 миллиардов долларов вернет сторонним инвесторам Oaktree Capital. Ну, вспомним еще Билла Гросса, который активно скидывает казначейки США из своего фонда (одного из самых крупных в мире).
Можно, конечно, удивляться такому странному поведению, я несколько раз сталкивался с тем, с каким трудом выводили люди деньги из аналогичных российских структур, которые, скорее, объявят себя банкротом, чем вернут серьезные деньги (о мелочи, как понятно, речь не идет). Но в США, видимо, есть странные люди, собственная репутация их волнует больше чем деньги (больные!). Вопрос только: а зачем они это делают? Если кризис кончился?
Отметим, что Икан не очень объясняет причины роста рынков, он просто говорит о том, что рынки могут сильно упасть на внеэкономических (политических) событиях, то есть от темы кризиса уклоняется. Грубо говоря, можно его слова проинтерпретировать так, что он просто решил зафиксировать прибыль на уровнях, близких к максимуму. Аналогично и с руководителями других упомянутых фондов. Но вот Гросс все говорит открытым текстом: он считает, что после окончания программы QE2 у американской экономики будут серьезные проблемы, в частности, реальные процентные ставки резко вырастут. Что, отметим, означает не просто серьезную, а прямо-таки скажем, глобальную коррекцию на фондовых рынках.
Ответим сразу на вопрос, а зачем скидывать казначейки, если доходность по ним вырастет? А дело в том, что это дисконтные бумаги, в которых рост доходности означает падение рыночной стоимости (номинал фиксирован). То есть если оставлять на балансе дорогие (с низкой доходностью) казначейки, то прибыль по ним на вторичном рынке не получишь (они будут продаваться дешевле, чем были куплены), а ждать погашения по номиналу долго и, с учетом высокой инфляции, которая непременно будет при высоких ставках, еще и глупо.
Так что не такие уж они и глупые, скорее, просто ограниченные. Не в интеллектуальном смысле, а профессиональном. То есть работают на достаточно узком рынке, который, естественно, знают досконально, но по всем остальным вопросам вынуждены пользоваться услугами экспертов, которые как раз и транслируют им «единственно правильную» точку зрения. Разумеется, руководители фондов - ребята ушлые, так просто им лапшу на уши не повесишь, но и времени разбираться у них не так много, а эффект масштаба дает о себе знать. Когда тебе постоянно говорят одно и то же, причем в рамках самых респектабельных сфер, то поневоле любое альтернативное мнение будешь рассматривать с некоторой осторожностью.
Опять же, целостной картины мира у них нет. Я хорошо помню, как начал разбираться в теме в конце 90-х годов, как сложно было вытащить те показатели, которые наиболее четко и ясно демонстрируют кризисные тенденции. Кроме того, я работал в Минэкономики, когда там еще много оставалось старых госплановцев, и они много чему меня научили, в частности, межотраслевому балансу, не как теории, а как инструменту изучения экономики. В общем, я хорошо понимаю, насколько человеку со стороны трудно сразу разобраться в проблемах макроэкономики.
А руководители крупных фондов стали это делать только тогда, когда увидели, что в их сфере происходит явно что-то не то. Тут-то они уже ничьих советов не слушали, но когда им стало ясно, что эти явления так просто не ликвидируешь, они и начали реагировать. Причем некоторые решили взять в качестве примера Мэдоффа, а некоторые – вернуть чужие деньги или даже закрыть бизнес. Но в целом – все это яркое свидетельство того, что кризис продолжается ...

закрыть...

Оцените статью