Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Тема Ну что, есть тут у нас пролетариат, или-таки нет его?

Архивные материалы

14.03.2012 08:33  

capreze

106

Помнится, когда-то еще в беседах со Странником (да приветствует его Господь на Небесах!), да и с прочими членами уважаемого собрания, мы обсуждали наличие, либо отсутствие "революционного класса" в сегодняшнем мире, в целом, и в России, в частности. То есть, кому жить туго, на кого-де можно было бы опереться "новым революционерам".
В том числе как довод приводился аргумент об отсутствие/вымывании класса "рабочих и крестьян".
Среди прочих аргументов, я приводил тезис о том, что сегодняшний фокус революции находится в перекрестье такого вот "оптического прицела":
народные массы VS узурпаторы (по вертикали)
и
нуждающиеся VS излишествующие (по горизонтали).

Тут на РБК засветилась следующая статья. Она, хоть и написана с "капиталистическим" заделом, но, в целом, вполне годна для разворачивания небольшой дискуссии по вопросу наличия/отсутствия революционного класса, и его многочисленности. Последнее особо важно, когда вспоминаешь слова Ленина, про политику, которая начинается там, где миллионы.

Эксперт: Капитализм и свободные рынки вышли из-под контроля

Стин Якобсен, главный экономист

"Растущее неравенство доходов и благосостояния угрожает мировой экономике. Однако поиск причин этого неравенства может оказаться непростым, а результат — неожиданным.
За последний год я побывал в 16 разных странах. Все они очень разные, с разными государственными традициями и культурами, но всех объединяет одна и та же проблема: социальное неравенство. Я понял, что настоящей жертвой финансового кризиса 2008 года стал средний класс. Его покупательная способность снижается из-за высоких цен на энергоносители и сырье, а также из-за невысокой оплаты труда. Начиная с 80-х годов, а особенно последние три года, мы брали все больше и больше кредитов, при этом политики постоянно снижали стоимость капитала, что еще больше способствовало поощрению кредитования. В итоге мы пришли к нулевой процентной ставке и чрезмерно высоким уровням долгов. И это настоящая проблема.
Политикам нравится печатать деньги, по­скольку эта функция не учитывается в бюджете, не вписывается в баланс и, что важнее всего, не подлежит отчетности. Центральные банки фактически выполняют грязную работу кризисного управления, а политики продолжают искать виновных, что в лучшем случае занятно, а в худшем — заставляет думать, что политики просто оторваны от реальности.
Элемент неожиданности может присут­ствовать в том случае, если отсутствует понимание того, как функционирует мировой финансовый рынок, как происходит кредитование и в значительной мере в каком случае происходит государственное вмешательство. Жизнерадостность испарилась, на ее место пришла ложная вера в то, что, если мы будем вмешиваться, станет еще хуже. Но скажите об этом простым потребителям или безработным в Европе. С их точки зрения, сейчас ситуация еще хуже, чем в 2008 году, что подтверждается рекордно высокими показателями безработицы в еврозоне. Так, согласно официальной статистике, опубликованной на этой неделе, уровень безработицы составляет 10,7%.
Любой ученый скажет вам, что капитализм и свободные рынки вышли из-под контроля. И что же теперь? Не осталось ни одного рынка, который работал бы в соответствии с правилами капитализма. Европейские рынки функционируют только благодаря государственному вмешательству. Доля государ­ственного сектора сейчас превышает 50% от ВВП во всех крупных экономиках, включая Германию, США и, конечно, Россию и Китай.
Основная модель антикризисной политики сейчас направлена на то, чтобы выиграть время. Однако это не может длиться бесконечно — оно лишь усугубляет социальное неравенство. В современном мире источником благосостояния и стабильного дохода является наличие права на работу и приобретение капитала. Сейчас свободный доступ к капиталу имеют только правительства и банки. Проще говоря, правительства едят огромный кусок пирога, оставляя частному сектору лишь жалкие крохи.
К сожалению, дело не только в вытеснении частного капитала. Правительства крайне бесталанно распределяют ресурсы, устанавливают цены и ценности. Только свободно функционирующие рынки способны сделать это надлежащим образом. А сейчас мы наблюдаем вот что: в современном мире кейнсианская модель, основанная на «государ­ственной интервенции», в сочетании с частично контролируемыми рынками повсеместно рушится. Ученые в насмешку назвали этот кризис «кризисом неуправляемого капитализма». Я бы сказал, что это правительства и политики вышли из-под контроля и стали неуправляемыми.
В современном мире частные сбережения и государственные расходы достигли рекорд­ных высот. С экономической точки зрения решение лежит на поверхности: вместо повышения налогов и демотивации инвестирования в рисковые активы путем введения на рынках новых ограничений нужно привлечь частный капитал. Вместо этого его активно вытесняют государственным капиталом и принимают новые и новые меры, чтобы он уже никогда не вернулся. Это путь в никуда. Нам нужно инвестировать в образование, безопасные свободные рынки, конкуренцию и долгосрочные многосторонние соглашения по вопросам образования, заработной платы и рабочих часов. Это путь к социальному балансу."

Далее я предлагаю не тратить особенно усилий на дотошную критику текста, слабые его места и так очевидны для большинства. Вместо этого давайте поговорим о пролетариате.
Ведь помните, что это такое означает? Буквально - "неимущий".
То есть, как раз тот, о чем говорили в начале про современную революционную парадигму - нуждающийся.
Сcылка >>

закрыть...

Сcылка >>


Оцените статью