Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Тема Социальный прогресс (статья)

Архивные материалы

02.07.2012 17:29  

rishelie

95

"Кто не знает прошлого - не имеет будущего", - гласит известная фраза, в последние годы ставшая, по-видимому, не просто известной, но и понятной широким кругам населения. Кому как не нам, живущим в России и далеко не впервые перечеркнувшим опыт предыдущих поколений, должно быть стыдно за пренебрежительное отношение к истории. И у кого, как не у нас, имеется колоссальный социальный опыт, позволяющий с высоты 21 века взглянуть на всю историю народов и оценить перспективы нашего дальнейшего существования.

Итак, обращаясь к Истории, мы прежде всего вспомним и зафиксируем тот простой факт, что все цивилизации, как и люди, смертны. Будь то Вавилон, Египет, Греция, Рим, Карфаген, Византия, империя Чингизхана или Александра Македонского, Османская империя или Священная Римская, Российская или Британская империя - все эти гигантские в свое время миры воссияли на исторической арене подобно звездам и точно так же, как звезды, угасли и постепенно переместились на страницы академических изданий. Такая же судьба постигла совсем недавно Советский Союз, и вот она уже стучит в двери США и Евросоюза, хотя последний вряд ли можно было бы назвать империей, ибо он не творит историю, а лишь следует ее прихотям.

Поэтому, не будучи идеалистами вроде некоторых западных политиков, мы не рассчитываем на вечное существование той социально-экономической и политической модели мира, которая сложилась в последние 30 лет и все еще продолжает привлекать внимание алчных и сильных мира сего, давая им то, чего десятками тысяч лет добиваются все люди, а именно: независимости сознания от сил природы.

Это вечное и неумолимое стремление избежать каких-либо препятствий на пути удовлетворения своих потребностей - главная движущая сила прогресса. И в разное время этой силе способствовали различные инструменты, хотя с момента появления универсального менного товара, т.е. денег, их роль стала всеобъемлющей и, казалось бы, несокрушимой. Действительно, деньги позволяли Риму содержать самую мощную армию в мире, а значит, обеспечивать граждан Рима всеми чудесами технического прогресса, какие только были найдены к тому времени. Исчерпание запасов серебра на испанских рудниках привело к упадку и окончательному разложению великой средиземноморской империи. Золото инков в свое время стремительно возвысило Испанию, но как быстро иссяк поток золота из Америки, так же быстро Испания отошла на вторые роли в Европе. Отмечая, помимо сказанного, только золотую лихорадку 19 века и безудержную эмиссию долларов конца 20-начала 21 веков, хотя подобных примеров в истории сотни, заметим, что обогащение как личное, так и государственное, всегда было самым быстрым и эффективным путем в достижении человеком своей высшей внутренней цели, обозначенной нами ранее.

Тем не менее, прогресс, как средство достижения этой цели, строится вовсе не только на золоте. Ведь золото позволяет всего лишь приобретать и использовать те физические способы ускользания человека от сил природы, которые когда-либо были придуманы одними людьми и воплощены в реальность другими. При этом упомянутые способы могут иметь различную природу.

Прежде всего стоит выделить ту часть прогресса, которая сокращает наш путь к нирване путем использования всевозможных неодушевленных устройств, возможно, совместно с живыми существами, и эту часть прогресса мы называем техническим прогрессом, который без преувеличения можно определить как главный символ европейской цивилизации, появившийся, кстати, не без могущественной поддержки денег. Действительно, человек, живущий в достатке, иногда склонен фантазировать и задумываться над судьбами людей и природою вещей. Во многом благодаря греческим аристократам мы сейчас имеем всё то научное знание, которое составило и составляет основу технического прогресса, иначе говоря, мы имеем картину мира, имманентную нашим сегодняшним тенденциям развития.

(Мы намеренно опускаем тот немаловажный фактор, влияющий на ход технического прогресса и отмеченный еще Адамом Смитом, что всякий человек, выполняющий многочисленные однообразные операции, склонен к изобретательству механизмов, упрощающих его однотипную работу и освобождающих время для творчества. Очевидно, что здесь также работает стремление человека к освобождению от сил природы. Однако подобные толчки изобретательства являются лишь элементами огромной мозаики технического прогресса, общие контуры которого складываются вне конкретных технологических процессов, как общее явление. Поэтому частные технологические успехи человечества мы оставим за рамками данной статьи)

Но надо заметить, что во времена оные технический прогресс был весьма слабым и вялотекущим. Здесь достаточно вспомнить историю Древнего Египта, в котором, например, математика практически не эволюционировала, оставаясь сборником рецептов по решению конкретных прикладных задач без всякого абстрактного знания, а физики как таковой и вовсе не существовало. Тем не менее, люди находили способы приблизиться к заветной мечте, покинуть путы сансары.

Один из способов, прекрасно действующий по сей день - эксплуатация человека человеком. Иначе говоря, устранение препятствий и неудобств на своем жизненном пути за счет умножения препятствий и неудобств других индивидуумов. Стоит отметить, что за таким методом прогресса стоит колоссальная идея переустройства общества. То есть, кастовое общество индусов, рабовладельческий строй Рима и даже, в какой-то степени, феодальный строй Европы - всё это вехи на пути прогресса иного рода - социального.

Здесь следует отметить еще один важный момент: если освободиться от сил природы желает каждый человек в отдельности, независимо от других, то инструменты, помогающие ему в этом, он создает коллективно, вместе с другими такими же людьми. Поэтому методы, рассматриваемые нами здесь, носят глобальный характер, в то время как пользуются ими, как правило, индивидуально.

Другой немаловажный путь к нирване - частичное или полное презрение ко всем тем проблемам и препятствиям, которые стоят на пути у человека. Мощным орудием на данном пути выступает религия. Действительно, во всех мировых религиях мы видим пренебрежение к деньгам, технологиям, наукам и, что самое главное - пропаганду смирения. Исключением в какой-то мере, пожалуй, является иудаизм со своим известным принципом "око за око", хотя здесь можно возразить тем, что иудаизм вообще не содержит в себе всеобщей модели поведения, т.е. не подразумевает, что данная религия может быть не просто мировой, а тотальной. Приблизительно то же самое можно высказать и в адрес других локальных религий и радикальных течений. Однако все локальные учения или религии способствуют, скорее, укреплению безопасности и устойчивости тех общественных формаций, которые их породили или приняли, чем способствуют достижению вещей цели. Поэтому в контексте данной статьи мы ограничимся лишь мировыми религиями, дающими универсальный метод решения проблем человека.

Итак мы насчитали уже не менее четырех путей к достижению человеком (в глобальном смысле этого слова) независимости сознания от сил природы. Для краткости мы назовем эти пути методами прогресса. Расположим теперь эти методы в порядке убывания эффективности (в отношении обозначенной цели) для конкретного человека или группы людей:

  • 1. Деньги
  • 2. Технологии
  • 3. Эксплуатация
  • 4. Религия

Интересно, что все эти четыре метода на протяжении всей истории не могли работать без сочетания друг с другом. Так, наличие денег - ничто без технологий и эксплуатации. Технологии - это чистый вымысел без денег и разделения труда (подразумевающего эксплуатацию). Эксплуатация - ничто без производства, а значит, денег и технологий. Наконец, вся система связей в обществе, обеспечивающая его устойчивость, веру в будущее, принципы взаимоотношений, а значит, оборот денег, развитие технологий и сохранение эксплуатации - это религия. И в то же время религия без эксплуатации и денег, а в наше время, видимо, и без технологий - не жилец.

В последние пару веков, правда, роль религии стала уходить на второй план, а ее место стали активно захватывать различные учения, предлагающие свое видение мира. Например, марксизм или англо-саксонский проект вечного роста благосостояния среднего класса. Китайские "три принципа" и "зеленая книга" Каддафи также могут претендовать на роль новых идеологий, но они носят локальный характер и вряд ли смогут соперничать с упомянутыми чуть выше проектами.

Основное отличие новых проектов от мировых религий состоит в том, что они не предлагают путь в нирвану путем отрицания или забвения препятствий на пути к ней. Наоборот, они предлагают осознанный прогресс, развитие технологий, изменение модели общества таким образом, чтобы эксплуатация хотя бы перестала быть явной.

Но пока эти новые тенденции в области социального прогресса, как видно из нашей недавней истории, не привели к появлению новой картины мира, а значит, пятый пункт в нашем списке методов прогресса дописывать рано.

Тем не менее, все это позволяет нам сделать вывод о том, что социальный прогресс человечества не только не стоит на месте, но даже набирает силу и, вероятно, скоро (в исторической перспективе) сможет сравниться по силе с техническим.

Так же, как технический, социальный прогресс имеет свои стагнирующие ответвления и свои революции. Первобытные племена Амазонии - яркий пример первому, а буржуазные и социалистические революции Нового времени - второму.

Следует, наконец, отметить, что оба вида прогресса имеют знаковые характеристики, меняющиеся во времени и имеющие свойство исчерпания. Для технического прогресса - это поток природных ресурсов в целом через экономику, для социального - распределенные потоки ресурсов внутри данного социума. Первое всегда влияет на второе, а второе - на первое. Так, если природные ресурсы в определенном регионе начинают иссякать, элита чувствует недостаток средств и, как следствие, отдаление от нашего заглавного психологического фактора, столь часто упоминаемого в этой статье, а бедные классы чувствуют ослабление элит и появление возможности воспользоваться их богатством, что приводит к немедленным попыткам демонтажа или передела социального устройства с целью повернуть распределение потоков ресурсов таким образом, чтобы выгадал какой-то один из противоборствующих классов. При этом исчерпывается существовавшая модель общественных отношений, и на первый план выходит социальный прогресс, порождающий технологии адаптации общества к новой ситуации. Если же поток ресурсов, превращающийся в товары и услуги, растет, социальный прогресс стагнирует и уходит на второй план.

Таким образом, мы видим, что прогресс, как целое явление, имманентное человеческой природе, никогда не останавливается, но время от времени меняет свои фазы: при сформировавшейся устойчивой социальной модели мы видим технический прогресс, развивающийся нарастающим темпом до полного исчерпания модели и разрушающий социальное устройство, а по мере разрушения этого устройства - нарастающий социальный прогресс, выражающийся в поисках новых моделей миропонимания и места человека в них.

На околонаучном языке предъявленное выше описание прогресса можно попытаться выразить в терминах потоков следующим образом. Некоторая система (общество) на входе получает некоторый поток ресурсов, который она преобразует внутри себя для собственных нужд и частично в непригодном (переработанном) состоянии подает на выход. Если бы такая система была стационарна, ее входящий и исходящий потоки были бы равны. Однако до сих пор на протяжении всей истории мы могли наблюдать развивающуюся систему, которая отдавала природе меньше, чем забирала у нее (исходящий поток меньше входящего), и за счет приобретенной разницы наращивала свой собственный объем. Именно наращивание объема системы и есть результат применения метода под номером 2, т.е. развития технологий, ибо чем сложнее и совершеннее структура переработки ресурсов (т.е. чем ближе человечество к нирване), тем больший объем она требует.

Само же внутреннее функционирование системы, обеспечивающее развитие технологий (=рост объема системы), является не чем иным, как перераспределением полученных и переработанных ресурсов. Чем эффективнее происходит распределение внутрисистемных потоков (здесь уместна аналогия с кровеносной системой человека), тем быстрее может развиваться система в целом. Из экономики мы хорошо знаем, что роль регулятора ресурсных потоков играют деньги, т.е. первый из упомянутых выше методов прогресса. Именно в силу универсальности и простоты данного метода такой регулятор внутренних потоков системы начинает давать сбои, образуя в некоторых ее местах накопления (в рамках указанной аналогии с кровеносной системой - тромбы), иногда слишком большие, способные влиять на работу системы в целом (т.н. финансовые пузыри).

Современные математические исследования в области вероятностных процессов подсказывают нам, что такое поведение системы (т.е. возникновение накоплений, флуктуаций и тому подобных явлений) вполне естественно именно для ускоренно развивающихся систем, в то время как в стационарной или затухающей системе распределение ресурсов становится со временем более-менее равномерным (точнее, чем быстрее она затухает, тем более равномерно это происходит).

При накоплении денег и, как следствие, увеличении потоков ресурсов в одних местах системы, происходит обеднение в других ее местах, где, очевидно, возникает локальная стагнация и на смену реальному освобождению разума от сил природы приходит виртуальное, т.е. религия, отмеченная нами как метод под номером 4.

Наконец, само функционирование системы как механизма по преобразованию и перераспределению ресурсов, т.е. собственно ее жизнедеятельность является не чем иным, как эксплуатацией человека человеком в широком смысле этого понятия, т.е. реализацией метода прогресса номер 3. Действительно, для того, чтобы получать деньги (а в конечном счете - приближаться к нирване), человек добровольно или в силу некоторых внешних обстоятельств соглашается на труд в пользу других людей, участвуя тем самым в разделении труда. В итоге, человек, как индивидуум, получает доступ к методу номер 1, а человечество в целом продвигается по пути технического прогресса, т.е. получает доступ к методу номер 2.

И вот здесь нам нужно подвести некоторый итог нашим рассуждениям.

Итак, человечество в целом и человек, как индивидуум, мотивированы самой своей сущностью к достижению ими блаженного состояния нирваны, при котором разум не будет испытывать никаких ограничений плоти и окружающего физического пространства. Силу, которая тянет человека в данном направлении, мы обозначили ранее в статье Проблемы консолидации общества как сила отчуждения, а в более ранних работах использовали термин Фактор L.

Движение человечества в направлении силы отчуждения есть прогресс, который условно можно разделить на две компоненты - технический и социальный.

При этом технический прогресс отвечает за совершенствование системы переработки природных ресурсов, что, как мы видели, равносильно росту объема системы, а социальный прогресс отвечает за регулирование внутрисистемных потоков переработанных природных ресурсов - результатов труда людей (т.е. товаров и услуг).

Ускоренный технологический рост при медленно меняющейся социальной инфраструктуре системы ведет к возникновению перекосов в распределении благ и, следовательно, к социальной деградации системы.

Таким образом, для успешного развития прогресса требуется или паритетное развитие обоих его компонент (но такой сценарий является неустойчивым положением равновесия и в реальных условиях вряд ли осуществим), или такое чередование развития то одной компоненты, то другой, которое не позволяло бы системе придти к тотальному и окончательному разрушению.

(В скобках отметим, что опыт СССР, наверное, можно отнести как раз к другой крайности развития системы - резко ускоренный социальный прогресс на фоне стагнации технологической его части, связанной с достижением предела объема разделения труда чисто по количеству населения. Поскольку вовремя раскрутить расширение системы разделения труда нам не удалось, мы получили сильнейшие диспропорции уже в социальной структуре, перечеркнув тем самым и социальный прогресс, и ранее достигнутый технический.)

Наконец, мы подходим к главному выводу. Сегодня мировая модель общественных отношений, которая сформировалась в 16-17 веках в Европе и под влиянием западного сообщества распространилась на весь мир на постоянно растущем спросе (влекущем и постоянный рост потока ресурсов через экономику), начинает давать сбои по двум причинам. Первая - это невозможность наращивать объем экономической системы (входящий поток ресурсов) по чисто физическим причинам (ограниченность территорий Земли и способного прокормиться населения). Вторая - это возникновение перекосов (образовавшихся тромбов) в распределении результатов труда мировой экономической системы, не позволяющих на ограниченном физическим пространстве увеличивать среднее потребление без ущерба для потребления богатых (в предельных условиях, очевидно, чем крупнее средний класс, тем беднее средний представитель класса богатых).

Теоретически, вспоминая вновь о том, что у системы есть не только входящий, но и исходящий поток, можно было бы предположить, что при постоянном входящем потоке увеличить потребление в системе (т.е. попытаться поднять жизненный уровень) можно за счет уменьшения исходящего потока, т.е. за счет оптимизации производства, внедрения безотходных и энергосберегающих технологий, усиления экологического движения и т.п. И это, в общем-то, мы видели в последние годы. Однако ограниченность данного эффекта еще более очевидна: даже если система будет полностью безотходной, предел потребления окажется на уровне входящего потока ресурсов. Поэтому оптимизация - явление для прогресса временное. Мало того, предельная оптимизация переработки (т.е. технической стороны прогресса) при сохранении структуры потоков потребления загоняет систему в зону повышенного риска, где при малейшем развитии кризиса (хотя бы банального кризиса перепроизводства) социальные проблемы невозможно уже ничем купировать, и они непременно приведут к резкому и болезненному изменению структуры общества, т.е. резкой смене фаз прогресса

Впрочем, затягивание кризисов тем или иным способом - дело привычное для умирающих империй.

Итак, мировая модель общественных отношений начинает давать сбои, причем явление это так же неизбежно, как неоспорим закон больших чисел.

Ранее человечество уже переживало подобные кризисы - крушение античного мира, например. Отдельно взятые империи, о которых мы говорили в начале статьи тоже претерпели кризисы подобного рода. Однако, всякий раз система общественных отношений расширялась за счет объединения с другими системами и реформирования структуры потоков в этой новой формации (происходил тот самый социальный прогресс), после чего ей открывался путь к техногенному развитию.

Сейчас ситуация усугубляется тем, что нам больше некого включить в наш мир, сосредоточенный на планете Земля. Нам некуда расшириться просто потому, что мы не имеем для этого необходимых технологий. И потому даже резкая смена фаз прогресса не приведет к стабилизации системы, ибо одна смена фаз через короткий промежуток времени потребует обратную смену, и так далее во все ускоряющемся темпе. Такое состояние системы принято называть точкой бифуркации, которая характеризуется тем, что переход системы в какое-то новое качественное состояние произойдет в неизвестном направлении.

Очевидно, наша задача состоит в том, чтобы попытаться повысить вероятность благоприятного для нас будущего состояния человечества.

Конечно, рано или поздно, человечеству все равно придется выйти в космос и начать пользоваться природными ресурсами других планет и иных космических объектов. Это не фантастика, это - объективная реальность, подсказанная нам простыми соображениями. И мотивация человечества, описанная нами выше, заставит людей со временем сделать это, как в свое время заставила покорять моря и пустыни Земли. Но в то же время - это отдаленная перспектива, траектория пути к которой будет зависеть от направления движения после выхода из точки бифуркации. Следовательно, в наших интересах повысить вероятность именно такой траектории, которая кратчайшим путем привела бы нас к освоению космоса в посткризисное время.

Но здесь нужно четко понимать, что человечество будет готово к расширению в космос только тогда, когда обмен товарами и услугами между космическими объектами станет настолько быстрым и надежным, что разрозненная в космическом пространстве сеть человечества сможет оставаться единой системой, успевающей перерабатывать добываемые ресурсы в рамках единой системы разделения труда.

Но, как мы уже говорили, до этого нам пока далеко. Для полноты картины попытаемся более-менее обоснованно отвергнуть другие траектории выхода из точки бифуркации, как неразумные.

Одной из альтернатив на сегодняшний день может оказаться постоянно игнорируемая нами стационарная модель, склонность к которой, судя по демографической статистике, наблюдается в развитых странах. Однако на Земле помимо развитых стран существуют страны очень бедные и притом с гигантским населением, вовлеченным в мировую систему разделения труда, т.е. страны, кормящие "золотой миллиард" в полном соответствии с методом номер 3 (эксплуатация бедных богатыми). Поэтому возникает патовая ситуация: с одной стороны, стагнационная модель была бы возможна в англо-саксонском обществе, но при условии сохранения нынешнего потока ресурсов, а с другой стороны, остальные регионы мира тоже хотят поднять уровень жизни хотя бы до европейского, а это означает перетягивание потока ресурсов в эти самые регионы. То есть стационарная модель на сегодняшнем историческом этапе явно невозможна (именно из-за резкого дисбаланса системы в целом).

В итоге мы приходим к выводу о том, что если нам нужно сохранить современный уровень прогресса (в том понимании этого слова, какое было дано в начале статьи), то современная социальная система и входящие в нее система разделения труда, система финансов и религии неминуемо будут вынуждены измениться таким образом, чтобы более эффективно перераспределять добываемые природные ресурсы, не допуская слишком больших накоплений (пузырей) и обеспечивая всему населению Земли приблизительно одинаковый уровень жизни. Лишь после такого преображения мировая система общественных отношений сможет на какое-то время стагнировать, пока не породит технологии, способные резко расширить ее поле деятельности путем промышленного освоения космического пространства.

Существует, правда, вариант, при котором система сначала может сжаться до уровня 17-18 веков (с соответствующим падением уровня жизни), расколовшись при этом на несколько независимых фрагментов, а затем повторить тот путь, который мы прошли в последние 3-4 столетия. Однако это как минимум предполагает исчезновение значительной части населения, а значит, войны и голодомор, а кроме того, это будет всего лишь откладыванием проблемы, но никак не ее решением. Мы назовем этот вариант развития (а точнее - деградации) катастрофическим и предположим, что у человечества хватит ума не делать шаг назад от достигнутых рубежей прогресса. Тем более что это никак не соответствует описанной нами мотивации - избавлению сознания от сил природы.

Итак, система, во-первых, должна стать более равномерной (не путем сокращения объема), а во-вторых, она должна подготовить себя к сильному расширению в космическое пространство.

Такое расширение, предполагающее заселение удаленных миров, означает, что целые планеты должны будут заселяться так, чтобы на них был обеспечен существующий на Земле уровень развития технологии и качества жизни. А это, в свою очередь, означает, что всякий новый мир должен становиться уменьшенной копией Земли, причем его объем (численность населения и инфраструктурная насыщенность) будут тем больше, чем хуже будет товарооборот с Землей и другими заселенными мирами.

Поэтому нам предстоит:

  • понять, каков может быть минимальный объем изолированной системы, предполагающей сохранение уровня жизни Земли (назовем этот объем V),
  • понять, каково должно быть его социальное устройство (понятно, что оно должно быть в разы эффективнее, чем существующее ныне на Земле),
  • каковы будут требования к товарообороту между новым миром и Землей, чтобы такой мир не впал в изолированное состояние и не скатился в средневековье в соответствии с упомянутым выше катастрофическим сценарием.

Предполагая, что мы узнаем ответы на данные вопросы, мы также должны понимать, что заселение иного мира в масштабах, соответствующих ответу на первый вопрос, является фактически умением клонировать систему Земли на некоторой меньший объем. А это означает, что к моменту заселения планет социальная инфраструктура на Земле должна быть такой, что любая ее структурная часть объема, близкого к V (будь то страна, регион или мегаполис), должна обладать и соответствующим социальным устройством, и соответствующим товарооборотом с внешней частью системы.

Иначе говоря, мы снова приходим к выводу, что социальное устройство общества на всей планете должно быть некоторым образом нормализовано, обеспечивая примерно одинаковый уровень жизни во всех регионах мира, объем которых не меньше V (управление потоками ресурсов внутри самого объема V уже может варьироваться в зависимости от менталитета составляющих его народностей).

По-видимому, это является главной во всех отношениях задачей мирового сообщества на сегодняшний день и потребует от человечества активной смены фаз прогресса - забыв на время о прогрессе техническом, нам следует заняться прогрессом социальным, задачи которого на ближайший век мы попытались очертить в этой статье.

Осталось заметить, что сама по себе такая задача нетривиальна, и решение ее, а главное - воплощение найденного решения - будет рождаться в муках. Тем не менее, мы надеемся, что уже попытка сформулировать эту задачу и показать, каким целям должно служить ее решение, с одной стороны, облегчит и ускорит фазовый переход прогресса, а значит, сократит число его жертв и бессмысленных попыток сохранить статус кво, а с другой стороны, создаст основу для новой картины мира, т.е. базу для преодоления точки бифуркации.

Говоря о поставленной задаче, нельзя забывать о том, кто должен ее решать. Обычно неумолимый исторический процесс так или иначе всегда кого-то выбирает под неизбежным давлением прогресса. Тем не менее, у кого-то шансы оказаться на переднем плане истории выше, а у кого-то ниже. Нам представляется, что мир западного глобального проекта, имеющий, как уже отмечалось выше, черты стагнирующего общества, вряд ли будет способен в ближайшие десятилетия решать обозначенные задачи, тем более что это будут решения, предназначенные не детям, а внукам или даже правнукам живущих ныне людей.

По масштабам исторической перспективы на решение наших задач могли бы претендовать азиатские страны, прежде всего Китай. Однако Китай на протяжении всей своей истории тщательно уклонялся от решения глобальных задач, предпочитая сугубо национальную политику и не предлагая какой-либо общей картины мира, которая могла бы быть принятой, скажем, в Европе. Поэтому Китай, по-видимому, останется на вторых ролях в планировании будущего, особенно в части построения новой картины мира, предпочитая склоняться к стационарному сценарию развития.

Таким образом, нам ничего не остается, как вернуться к тому, с чего мы начали, а именно вспомнить об уникальном историческом опыте России и о той цене, которую заплатили за него многие поколения наших предков. Если нам удастся в очередной раз собрать под единым началом все лучшее, что у нас есть, вспомнить и понять наш многовековой опыт, поставить и оценить цели нашего народа в будущем и определить свое место в истории, то мы имеем все шансы быть первой нацией, которая подхватит новую фазу прогресса человечества - социальный прогресс, и определит концепцию развития с учетом масштабной экспансии в космос, заложив в том числе и основу для будущего нового витка технического прогресса.

Нужна лишь политическая воля.

2 июля 2012 года
Сcылка >>

закрыть...

Сcылка >>


Оцените статью