Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Тема Консолидация общества (статья)

Архивные материалы

01.03.2012 18:00  

rishelie

91

Проблемы консолидации общества

Прежде чем начать излагать центральную идею статьи, необходимо определиться с терминами. Под консолидацией любого общества (не только в России) будем считать такое качество и количество общественных связей между личностью, семьей, обществом и государством, которое обеспечивает трансформацию личных идей, предпочтений, стремлений, интересов и нужд граждан в единую упорядоченную стратегию развития семьи, общества или государства.

Под обществом мы понимаем любое объединение людей по некоторому общему признаку - месту проживания, взглядам, интересам, месту работы, принадлежности к какой-либо организации, движению, религии и т.п. Государство также является обществом в самом широком смысле.

Общество может быть сильно консолидировано, в этом случае наблюдается жесткий внутренний порядок, единство законов и веры, часто некоторые из таких обществ именуются диктатурами. Противоположным состоянием общества является атомизация, при которой полностью разрушены общественные связи, а единение государства носит чисто формальный характер, либо устанавливается военным (силовым) путем. Обе крайности обычно ведут к одному и тому же итогу - упадку жизненного уровня населения, хотя и происходит это по разным причинам.

Современное российское общество сильно атомизировано, мы это можем наблюдать в самых разных областях нашей жизни - от ЖКХ до глобальных политических мероприятий. Мы не только часто существуем сами по себе, но и не хотим идти на компромисс для выработки какого-то более-менее устраивающего всех решения. Каждый считает свою точку зрения единственно верной, каждый хочет жить по своим законам, в крайнем случае допуская, чтобы все жили по законам чужим и чуждым, лишь бы это не были законы соседа. У этой чрезмерной атомизации есть как минимум две движущие силы, две причины.

Первая сила - это наше генетическое стремление быть самостоятельными, не зависеть ни от сил природы, ни от других народов, ни даже друг от друга. Для удобства дальнейшего изложения обозначим эту силу термином сила отчуждения. Такая сила, очевидно, имеет различную величину в зависимости от места, времени, объема общества, его истории, ландшафта и т.п., ее можно рассматривать как для отдельного человека. так и для семьи или более крупного общества в целом. Все те параметры, которые влияют на социологию данного общества, влияют и на данную силу. Тем не менее, можно предположить, что для российского общества сила отчуждения является одной из самых мощных на планете, что дает целый ряд различных, в том числе негативных последствий - как для россиян, так и для сопредельных держав.

У каждой силы помимо ее абсолютной величины всегда есть направление. И чем больше различных направлений данной силы в обществе (его говорить о силе отчуждения индивидуумов), в различных его частях, тем более аморфным становится все общество в целом, оно плохо реагирует на внешние угрозы, оно с трудом решает свои внутренние проблемы, в нем быстро нарастают деструктивные движения (воровство, безразличие, депрессия, отсутствие перспектив и т.д.), и, наконец, оно перестает быть управляемым.

Сила отчуждения не влияет прямо на атомизацию общества, но способна увеличить ее просто за счет своей абсолютной величины и неупорядоченности. Если в обществе имеются тенденции атомизации, то оно тем быстрее атомизируется, чем больше в нем сила отчуждения или чем она более разнонаправленна. Если мы представим себе на минуту, что атомные силы вдруг получили хаотические векторы направления (не по закону Кулона) и при этом резко возросли, то вся материя у нас тут же рассыплется на элементарные частицы. Примерно таким же образом работают силы отчуждения, если они велики и разнонаправлены. Это является большой проблемой для общества.

Объективно существует два пути решения этой проблемы: уменьшить величину силы отчуждения, тем самым снизив суммарные эффекты от ее воздействия, либо упорядочить разброс направлений данной силы в обществе, подчинив единой воле не объем, а направление, т.е. вернуть "действие закона Кулона".

Первое на практике реализуется жестким подавлением воли общества, например, диктатурой, что мы неоднократно наблюдали на протяжении всей истории России, и такой путь вряд ли можно считать перспективным, хотя на коротком отрезке времени он бывает весьма эффективным.

Второй вариант не столь быстрый, он требует долгой и кропотливой работы (вспомним слова Столыпина про 20 лет внешнего и внутреннего покоя), но и эффект дает куда более длительный и гуманный.

Действительно, вполне можно себе представить ситуацию, когда устремления отдельных граждан или их объединений имеют мощную по абсолютной величине силу, но при этом сонаправлены, т.е. великое наше стремление к самостоятельности и независимости носит не разрозненный, а упорядоченный характер. Говоря физическими терминами, в социуме при этом возникает домен определенной ориентации под воздействием некоего центра намагничивания. В западных социумах такими центрами упорядочения обычно являются партии, на более мелком уровне - корпорации, профсоюзы, клубы. Когда общество легко упорядочивается по небольшому числу доменов (например, две-три партии), тогда и его цели и задачи становятся более ясными, управляемость повышается, консолидированность общества становится приемлемой для сохранения его на историческом поле как самостоятельного народа.

В нашем же случае разброс направлений силы отчуждения столь разнообразен, а ее абсолютные значения столь велики, что в принципе не может существовать партийный способ упорядочения социума - у нас формируется такое количество партий, что говорить о консолидации и управляемости просто неуместно. Следовательно, выстраивание общества в один-два, максимум три домена должно осуществляться не по политическим признакам, принятым на Западе, а по каким-то иным категориям жизни общества, присущим только нам и похожим на нас народам.

Так или иначе, необходимым условием избавления от атомизации российского общества является его упорядочение, возможное, например, в рамках некоторой национальной идеи, которую до сих пор никто четко не сформулировал.

Вторая сила, усугубляющая атомизацию общества - это навязывание ультралиберальных ценностей. Когда интересы индивидуума становятся превосходящими везде и всегда, по любому вопросу, функции социума начинают сами собой отмирать, т.к. напряженность социальных связей падает. А в нашем случае, учитывая описанную выше силу отчуждения, такая идеология попадает на самую благоприятную почву и начинает буйно прорастать в умах людей.

Индивидуализм и отчуждение, складываясь, порождают единственно возможный в таком обществе культ - культ денег, т.к. именно обладание большим количеством денег дает возможность в полной мере удовлетворить как индивидуальные потребности, так и чувствовать себя самостоятельным, мало зависящим от внешних условий, а также позволяет пренебрегать любыми социальными связями, подменяя их торгово-денежными отношениями.

А любой культ (по чисто психологическим соображениям) способен раскручивать сам себя с нарастающей скоростью до тех пор, пока не останется ресурсов, делающих возможным его существование. Чем больше у человека денег, тем больше они ему нужны, тем сильнее его индивидуализм и стремление к свободе внутренней и внешней, и тем еще больше он старается заполучить средства для удовлетворения своих потребностей, т.е. деньги.

Конечно, мы сейчас говорим не обо всех людях, а о большинстве. Известно, что по любой дилемме всегда существует примерно 10% граждан, безусловно придерживающихся одного взгляда дилеммы, каковы бы ни были условия их существования, и примерно 10% граждан, придерживающихся противоположных взглядов - тоже вне зависимости от условий. А остальные 80% могут притягиваться в ту или иную сторону под воздействием различных влияний, мнений, доводов, слухов и т.д. Например, всегда есть 10% взяточников и 10% тех, кто ни за что не берет взятки. Задача общества в этом случае - перетянуть остальные 80% в ту сторону, которую оно для себя считает приемлемой.

Раскручивание культа денег в условиях атомизированного общества является тем магнитом, который притягивает 80% общества в сторону взяточников. Что мы и видим последние 20 лет истории России.

Очевидно, что для решения проблемы, связанной со второй атомизиующей общество силой - индивидуализмом - следует, во-первых, на государственном уровне избавляться от ультралиберльных идей, пропагандируя культ семьи и усиление общественных связей на всех уровнях социума, а во-вторых, создать в обществе реальный институт соучастия граждан в общественной жизни и управлении государством.

Итак, мы определили проблему отсутствия консолидации общества в его атомизированности и рассмотрели два главных фактора, порождающих такое положение дел: силу отчуждения и индивидуализм, уничтожающий общественные ценности.

Устранение (уменьшение) действия первого фактора мы видим в создании неполитических центров притяжения, способных ориентировать общество в двух, максимум в трех направлениях, обеспечив, с одной стороны, его управляемость, а с другой стороны - учет мнений всех граждан, включая меньшинства.

Устранение (уменьшение) действия второго фактора представляется возможным с помощью определенной государственной идеологии (культ семьи и социальной активности граждан) и создания института участия граждан в жизни общества и управлении государством.

Обе задачи, на наш взгляд, решает появление нового механизма регулирования государственной деятельности - вертикали общественного контроля. Перейдем к описанию данного механизма.

В целом, схема такова. На самом низком уровне деления общества - уровне семей - создаются в добровольном порядке объединения граждан такого объема и на такой территории, чтобы они могли беспрепятственно собираться вместе и обсуждать любые вопросы - от содержания дома и придомовой территории до принятия поправок к конституции. Такие первичные ячейки вертикали общественного контроля мы назовем народными конгрессами. Каждая семья вправе выбирать, в каком народном конгрессе она участвует.

Итак, семьи - целиком или через своих представителей (мужей, жен, глав семейств) - собираются на общее очное собрание (народный конгресс) и обсуждают ряд вопросов, которые кем-то инициированы - отдельными гражданами, муниципалитетом, Правительством или Думой - не суть важно. Народный конгресс выносит свое решение по каждому вопросу, сформулированное с учетом мнений всех присутствующих (а через бюллетени голосования - и отсутствующих тоже).

Заметим, что народный конгресс - это инструмент прямой демократии, позволяющей учитывать мнения всех желающих, причем не в форме ДА/НЕТ, а в форме прямого открытого обсуждения с учетом всех аргументов, высказанных сторонами.

У каждого народного конгресса должен быть свой комитет - несколько выбранных представителей, умеющих вести собрания, выслушивать людей, суммировать их мнения и трансформировать их в единое решение, вырабатываемое народным конгрессом. Такой комитет мы назовем народным комитетом.

Задача народного комитета - озвучить и аргументированно обосновать решение своего народного конгресса на более высокой ступеньке вертикали народного контроля - местном соборе.

Местный собор - это собрание всех народных комитетов для принятия единых решений от целого муниципального образования - района, города, поселка и т.п. Таким образом, единое и обоснованное мнение населения данного муниципального образования по вопросам, относящимся к этому муниципальному образованию или данному региону, или всей стране, будет сформировано в живом диалоге с учетом всех заинтересованных граждан, проживающих в данной местности.

Здесь, в зависимости от численности населения и административного деления может существовать два и более уровней местных соборов, например, местный собор района Москвы и местный собор административного округа Москвы. Важно, чтобы на каждом уровне члены соборов также могли бы собираться очно в одном месте и в одно время, чтобы иметь живое аргументированное обсуждение.

Численно наиболее оптимальным нам представляется такой расклад:

в народный конгресс входит порядка 100 семей, которые избирают народный комитет из 3 человек.

в местный собор входит порядка 100 народных комитетов, представляющие уже около 10000 семей, и этот местный собор также выбирает себе местный комитет из 3 представителей.

в местный собор второго уровня входят около 100 местных комитетов, в сумме представляющих порядка 1 миллиона семей или 3-4 миллионов граждан, что в среднем представляет собой крупный регион России. Чаще всего местные соборы второго уровня будут не нужны в связи с малочисленностью населения региона.

следующим уровнем будет уже региональный собор, объединяющий порядка 100 местных комитетов (или все местные комитеты второго уровня в данном регионе) и представляющий всё население данного региона, который избирает себе региональный комитет.

наконец, государственный собор представляет собой собрание региональных комитетов, а в особо важных случаях (например, при принятии стратегически важных для всего народа решений) он может быть расширен до съезда всех народных комитетов первого (или второго, если таковые имеются) уровня.

Как видно, иерархия из четырех-пяти ступеней позволяет охватить все население страны, объединенных одним простым инструментом прямой демократии - народными конгрессами.

Здесь очень важно понимать, что, с одной стороны, мы ограничены объемом собрания граждан на каждом уровне (будь то народный конгресс, местный или региональный собор), т.к. нам требуется иметь возможность принимать решения не простым голосованием, а при помощи очного обсуждения решений, а с другой стороны, сама иерархия должна содержать не более 5-6 уровней, иначе решения, идущие снизу, начнут сильно искажаться и потеряют первоначальный смысл. Это - тоже психологическое ограничение в любой управленческой системе. Таким образом, если собрания на каждом уровне ограничивать объемом в 100 человек, то при 4 уровнях системы она будет покрывать порядка 100^4 или 100 миллионов семей, т.е. все население России. В случае Китая, например, без 5-уровневой системы народного контроля уже не обойтись, но для Китая это вполне приемлемо ввиду сравнительно слабой силы отчуждения в этом социуме.

Для каждой ступени системы народного контроля нужно на федеральном уровне закрепить единые правила работы, устанавливающие, как часто собираются конгрессы и соборы, кто их созывает, как проходит процедура принятия решений, кто и как ставит вопросы на обсуждение. Эти правила должны носить обязательный характер до тех пор, пока конгресс или собор не сформирует себе свои собственные правила, удобные именно ему. Здесь важно только оставить неизменной процедуру передачи решения наверх - в местный, региональный или государственный собор.

Сейчас наше законодательство, посвященное местному самоуправлению, позволяет создавать конгрессы, проводить собрания, однако это никак не регламентировано, никем не инициируется и, как правило, решения таких безвольных конгрессов игнорируются властями.

Если же мы предложим заниматься деятельностью по проведению народных конгрессов депутатам законодательных или муниципальных собраний, либо простым гражданам, простимулировав их, например, отменой налога на доходы физических лиц, то мы тем самым оживим этот инструмент прямой демократии, который позволит решать многие наболевшие вопросы.

Более того, именно вертикаль народного контроля будет в дальнейшем поставлять депутатов всех уровней, что будет являться еще одним стимулом для них активно проводить в жизнь идею народных конгрессов.

Кроме того, нужно законодательно закрепить не только поощрения для руководителей конгрессов и соборов, но также и наказание за неисполнение этой общественной обязанности, соизмеримое с той степенью ответственности, которая будет лежать на данном общественном деятеле. Во всяком случае, каждый общественный деятель, получающий какие-либо льготы ввиду своего статуса, должен лишаться этих привилегий, когда он не несет общественную нагрузку.

Предполагается также, что народные комитеты, призвание которых состоит в том, чтобы координировать работу народных конгрессов, будут не постоянно действующими, а лишь по мере необходимости - во время проведения конгрессов и во исполнение сопутствующих обязанностей. Участие гражданина в народном комитете не будет оплачиваться государством (кроме предложенного выше освобождения от уплаты налога на доходы), а значит, деятельность народных комитетов в большинстве случаев не будет зависеть от чиновников и государственного аппарата в целом.

На таких же условиях должны заниматься общественной деятельностью и члены местных комитетов, руководящие местными соборами. Для них, однако, можно предусмотреть более широкий спектр привилегий, связанных с их деятельностью. Например, это может быть бесплатный проезд на всех видах транспорта в пределах своего региона, а также доступ к государственным архивам, участие в работе законодательных собраний и т.п. За ними должны сохраняться и привилегии членов народных комитетов, впрочем, как и обязанности и меры наказания за неисполнение этих обязанностей.

Таким образом, общественными деятелями постепенно должны становиться люди бескорыстные, активные и трудолюбивые, заинтересованные в успехе работы конгрессов и соборов почти так же, как в своем личном успехе.

Заметим, что вертикаль народного контроля одновременно будет являться социальным лифтом, позволяющим наиболее компетентным и активным гражданам всего за 3-4 ступеньки добраться до участия в работе высших государственных органов и получить достойное обеспечение и интересную работу по укреплению нашего государства.

Почему вертикаль народного контроля решает описанные в начале статьи проблемы - индивидуализм и отчуждения?

Очевидно, что постоянное участие граждан в процессе принятия решения (как местного, так и государственного значения) сближает их разрозненные мнения, вырабатывает привычку слушать собеседников. У граждан при этом возникает понимание того, как устроено общество, появляется чувство уважения взаимное и к государственной власти. А ведь уважение в атомизированном российском обществе - очень дефицитный товар.

Таким образом, регулярное проведение народных конгрессов (например, раз в квартал) снижает ярко выраженный индивидуализм и вновь делает гражданина существом социальным, ориентированным не только на свои собственные нужды, но и на потребности общества в целом.

Далее, постоянная работа людей над решениями, обсуждение и поиск компромиссов приводит к тому, что хаотическое поле векторов силы отчуждения постепенно будет поляризоваться, приобретая четкую направленность. Это произойдет вследствие того, что гражданам будет проще корректировать свои устремления в социальной среде, сближая их с устремлениями общества - районного, городского, регионального. Когда каждый видит, как формируется то или иное решение и в каком направлении оно формируется, появляется некий единый ориентир или, если угодно, маяк в хаосе мнений и предпочтений.

Причем, этот ориентир не будет навязанным кем-то сверху или из-за границы - он будет создан самими людьми на открытых встречах - народных конгрессах. А когда люди видят здание, возводимое совместно, они стремятся жить в нем и беречь его.

Вообще говоря, построение единой социальной концепции путем реализации описанной выше вертикали народного контроля напоминает возведение храма. Доселе разбросанные в хаосе и нищете граждане объединяются в группы и начинают закладывать фундамент храма. Затем среди них появляются прорабы, как наиболее опытные и компетентные строители, они организуют работу групп граждан, и те переходят к возведению стен. Прорабами же руководит самый опытный и активный строитель, выбранный из прорабов, который уже видит очертания будущего храма и ведет всех строителей в едином, упорядоченном направлении - к возведению золотого купола.

И когда самый последний и ленивый строитель видит чертеж будущего здания, к созданию которого и он тоже имеет отношение, работать он станет лучше, более осознанно, у него появятся в жизни перспективы, надежды, стремления.

Таким образом, мы видим, что механизм народного контроля, выстроенный как активный и постоянно действующий инструмент прямой демократии, не только начнет упорядочивать устремления граждан, не только укротит индивидуализм, а следовательно, и культ денег, он может стать еще и инструментом формирования новой народной идеи - концепции построения храма, в котором все граждане будут чувствовать себя как дома и будут улучшать свою жизнь, совершенствуя этот храм.

В заключение отметим, что идеи разработки инструментов прямой демократии не новы, ибо достаточно вспомнить Новгородское вече, а из недавних трудов на эту тему - "Зелёную книгу" Муаммара Аль-Каддафи. Отчасти это согласуется с идеями коммунистического общества, отчасти - с концептами мировых религий.

Важно понимать, что без запуска этого самосовершенствующегося механизма сам по себе он никогда не заработает. Поэтому требуется четкая проработка законодательства о народных конгрессах и соборах, принятие определенных правил игры и запуск их в действие через наиболее активных общественных деятелей на региональном и местных уровнях законодательной власти. А для этого, опять-таки, нужна воля высшей власти в стране - воля Президента, подкрепленная соответствующим федеральным законом.
Сcылка >>

закрыть...

Сcылка >>


Оцените статью