Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Песня о "Левине", или Сеанс финансовой магии с полным ее разоблачением.

Архивные материалы

26.11.2014 12:10  

1658251

185

Сразу оговоримся, речь пойдет не о том Владимире Левине, который взломал компьютерные сети Citibank, а о другом Владимире Левине, основателе концерна "Левин", который пытается взломать... денежно-кредитную систему России. Как? Прочитайте — не пожалеете.
Финансы
Цены и Котировки: Фондовый Рынок
Номер 185 от 06-10-95
Полоса 006

 "Финансовое чтиво"
 

Песня о "Левине", или Сеанс финансовой магии с полным ее разоблачением


       Сразу оговоримся, речь пойдет не о том Владимире Левине, который взломал компьютерные сети Citibank, а о другом Владимире Левине, основателе концерна "Левин", который пытается взломать... денежно-кредитную систему России. Как? Прочитайте — не пожалеете.
        
Как мы познакомились с концерном "Левин"
       Некоторое время назад Ъ опубликовал материал о мошенничествах с применением различных финансовых инструментов. Мы, собственно, никого тогда конкретно в виду не имели, а описывали некоторые принципиальные схемы. В качестве иллюстрации были напечатаны фрагменты векселей и документа под названием Standby Letter of Credit, выписанные финансовым концерном "Левин". К нашему корреспонденту копия этого документа попала через третьи руки. По нашим сведениям, эти документы как раз и пытались использовать для проведения каких-то не совсем ясных финансовых операций. Впрочем, подробностей тогда мы еще не знали. 
       Каково же было наше удивление, когда на следующий день после выхода статьи в редакцию позвонил руководитель упомянутого концерна Владимир Левин и заявил, что данная публикация нанесла ему ущерб. Сумму ущерба г-н Левин скромно определил в $15 млн. Впрочем, свое обещание вчинить редакции иск он не выполнил и исчез так же внезапно, как и появился. Но мы его запомнили. 
        
Российские опыты по раздуванию активов
       Вспомним еще об одной истории, о которой Ъ писал не так давно. Этот сюжет не имеет прямого отношения к "делу 'Левина'", но поможет понять суть дальнейших событий. Речь идет о скандале, разразившемся в Российском банке реконструкции и развития (РБРР). Этому полугосударственному банку в силу ряда причин не удалось раскрутиться, и он влачил жалкое существование — его активы составляли около 5 млрд рублей. Поводом для скандала послужили "нетрадиционные" бухгалтерские проводки, сделанные с санкции президента банка Виктора Дмитриева. Валюта баланса банка была в одночасье увеличена на 8,5 трлн рублей (!) за счет включения в пассив (и соответствующего отражения в активе) стоимости залогового фонда Амурской области. Указанный фонд представлял собой не "живые" деньги, а права на разработку полезных ископаемых области, оцененные по "рыночной стоимости", то есть нематериальные активы. Но в случае, если бы данная операция удалась, банк сразу приобретал очень солидные размеры и, что самое важное, мог выпускать на основании своих дутых активов финансовые инструменты, например, векселя. Правда, искусственное раздувание активов — это, строго говоря, еще не мошенничество, это подступы к мошенничеству. Как правило, фирмы-махинаторы, продав подкрепленные "воздухом" векселя или другие бумаги, затем просто исчезают вместе с деньгами. 


        
Сказка о краснодарских триллионах
       Третья история, которую необходимо вспомнить, приступая к рассказу о концерне "Левин", — это случай с краснодарскими триллионами. Суть ее вкратце такова. Во втором квартале 1995 года произошло удивительное событие. Совокупные активы банков Краснодарского края вдруг увеличились более чем в три раза — с 4,5 до 15,5 трлн рублей. Статистика банковских активов в ЦБ России является закрытой, но цифра 15,5 трлн рублей была опубликована в краевой печати. Фантастический рост банковских активов края обеспечил небольшой даже по российским меркам банк под названием "Церта". Именно его активы необъяснимым образом увеличились сразу на 10 трлн рублей. Руководство банка от каких-либо комментариев по этому поводу уклонялось, что, надо заметить, заставило поначалу строить самые невероятные догадки. Однако затем, сопоставив историю "Церты" и историю РБРР, мы предположили, что в Краснодаре происходит нечто похожее на манипуляции с "залоговым фондом Амурской области" и что упомянутые 10 триллионов — это не деньги, а что-то нематериальное. Наши подозрения еще более укрепились, когда в беседе с нами шеф концерна "Левин" признал факт знакомства с упомянутым краснодарским банком. Таким образом три, казалось бы, не связанные друг с другом публикации Ъ связались в один очень любопытный сюжет. 
        
Суть дела
       Сведения о концерне "Левин" очень скупы и недостоверны. Известно, что он был зарегистрирован 28 декабря 1993 года в форме акционерного общества закрытого типа. Хотя сам г-н Левин утверждает, что концерн "в другом виде существовал уже достаточно давно". Концерн имеет трех учредителей — физических лиц: это сам Владимир Владимирович Левин, его отец и сестра. Г-н Левин утверждает, что оплаченный уставный фонд концерна составляет 100 000 000 000 (сто миллиардов) рублей. На самом деле в налоговой инспекции зарегистрирован очень странный баланс, валюта которого составляет 500 млн рублей. Странен этот баланс тем, что в нем всего две цифры — 500 млн по активу (основные средства) и 500 млн по пассиву (уставный фонд). Никаких других операций (даже начисления зарплаты сотрудникам) в означенном балансе не отражено. Впрочем, странностей здесь будет еще предостаточно. 
       Итак, чем же занимался означенный концерн? Мы держим в руках документ под названием "Информационное письмо концерна 'Левин'", которое рассылается и выдается потенциальным клиентам — российским предприятиям, желающим получить инвестиции. Наберитесь терпения, нам придется дать довольно длинную цитату: 

       "Финансовый Концерн 'Левин' разработал и успешно применяет оригинальную технологию открытия и ведения счетов в системе Рубля Золотом. Один Рубль Золотом равен стоимости одного грамма химически чистого Золота пробы 9999 и является исторически сложившейся в России аналитической мерой стоимости Активов (Капиталов)..." 
       "Финансовый учет Активов (Капиталов) осуществляется Концерном только под частные обязательства и ведется в Системе Кодов и Счетов Рубля Золотом, объединенную в 'Международную финансовую сеть' (сокращенно — I.F.N.), что обеспечивает максимальную правовую защиту этих Активов (Капиталов) в строгом соответствии с нормами международного частного права..." 
       "I.F.N. — Система Кодов и Счетов, созданная для реализации инвестиционных программ на территории Российской Федерации. В I.F.N. учтены в аналитической мере Рубля Золотом корпоративные Капиталы (Активы), являющиеся обеспечением этих проектов и программ. Система кодов I.F.N. представляет собой международную систему адресов финансовых и кредитных учреждений, в которых организуется и ведется финансовый учет в мере Рубля Золотом..." 
       "По применяемым Концерном финансовым технологиям получено положительное заключение аудитора Счетной Палаты Российской Федерации (Nota bene! Об этом мы поговорим особо. — Ъ)..." 
       "В настоящее время I.F.N. объединяет десятки тысяч физических и юридических лиц (среди них финансовые и кредитные учреждения), в управлении которых находятся международные корпоративные Активы (Капиталы), в том числе Активы Российского происхождения". 
       "Факт существования записи в мере Рубля Золотом на счетах субъектов экономических отношений эквивалентен наличию у этих субъектов собственных денежных фондов, за счет которых возможно эффективно решать проблемы по формированию общенационального бюджета Российской Федерации, а также осуществлять финансирование как частных, так и государственных инвестиционных проектов и программ за счет внебюджетных средств..." 
       Передохнем. Вы что-нибудь поняли? Нет? Смеем предположить, что так и было задумано. Директор среднего провинциального российского предприятия или банка должен был быть раздавлен этим потоком псевдонаучных и псевдофинансовых терминов — "мера Рубля Золотом", "финансовый учет", "международные Активы" и т. д. Попробуем перевести тарабарщину на русский язык. 
       Представители концерна (так называемые "провайдеры" или "инвесторы") отыскивают предприятия, преимущественно провинциальные, которые остро нуждаются в инвестициях, и обещают им капиталовложения, например, в форме долгосрочных беспроцентных инвестиционных кредитов. Замордованные безденежьем руководители предприятий, конечно, клюют на такую приманку. В частности, эмиссары "Левина" обрабатывают руководство такого гиганта российского машиностроении, как "Атоммаш". 


       Что же надо сделать для того, чтобы получить инвестиции? Почти ничего — надо только поставить активы предприятия на учет в концерне. Мы пытались выяснить у юристов банков, что может скрываться за формулой "поставить активы на учет". Может быть это равносильно формуле "передать в залог" или "передать в аренду"? "Нет, — говорили они, — передать в залог — это передать в залог, аренда — это аренда". "А что же тогда это значит?" — допытывались мы. "Не знаем", — отвечали юристы. Тем не менее, судя по всему, концерн активно занимался "постановкой на учет" активов различных российских предприятий. Вот письмо, написанное г-ном Левиным на имя некоего г-на Шашкова: 
       "Уважаемый господин Шашков, сообщаем Вам, что активы ИЧП "Гента" стоимостью 242704,00 (Двести сорок две тысячи семьсот четыре) Рубля Золотом... размещены нами в качестве банковских активов в АКБ РРАПК "Фагра" (Россия, город Москва...) на Ваше имя и по Вашему распоряжению эти активы могут быть полностью или частично переведены в любой банк Мира. 
       Юридический акт размещения указанных активов в Российском банке на Ваше имя означает инвестирование Вами Российской экономики в форме банковских активов..." "Наличие в банке указанных активов дает этому банку право участвовать в обеспечении эмиссии любых валют Мира, что эквивалентно наличию у него собственных кредитных ресурсов в этих валютах, в том числе в Российских рублях. 
       После решения вопроса обеспечения эмиссии Центрального Банка России указанными банковскими активами мы готовы открыть финансирование в Российских рублях Ваших инвестиционных программ и проектов на указанную выше стоимость банковских активов". 
       Вам это не напоминает опыты РБРР? Для того, чтобы инвестировать в производство, надо иметь реальные деньги. А если реальных денег нет, то... их надо создать из воздуха. Это и пытается проделать концерн. Схема такова. Предприятие, поверив сладким песням левинских "провайдеров" и заполнив соответствующие документы и инвестиционные договоры, ставит свои активы "на учет" в некий банк. Активы банка увеличиваются на эту сумму. После этого сей банк, по Левину, получает "право участвовать в обеспечении эмиссии любых валют Мира", в том числе российских рублей, на сумму, эквивалентную сумме, "поставленной на учет". Иными словами, он с помощью "воздушных" бухгалтерских проводок и конструирования особых "инвестиционных" счетов может "создавать" безналичные рубли, то есть осуществлять кредитную или же "внутреннюю" эмиссию. То, что это теоретически возможно, нам подтвердили в ГУ ЦБ по Москве. 

       Обратимся вновь к "Информационному письму": "Для обслуживания счетов I.F.N. и открытия платежей по инвестиционным программам клиентов Концерна нами уже переориентирована деятельность нескольких собственных банков, и для тех же целей готовится покупка целого ряда банков, зарегистрированных на территориях различных государств, в том числе в России, Украине, Белоруссии, Казахстане, Узбекистане, Киргизии, Туркмении, Таджикистане, Молдавии, Латвии, Литве, Эстонии, Армении, Грузии, Азербайджане, Швейцарии, Великобритании, Германии, Австрии, США, Канаде, Японии". (Возможно, одним из банков-посредников решил стать и упомянутый нами краснодарский банк "Церта".) Ну, это все "планов громадье", а начал концерн с малого: "С 16 апреля 1995 года по 1 июня 1995 года проведена реорганизация Коммерческого банка 'Трастбанк' и Акционерного Коммерческого Банка 'МЕТАЛЛХИМБАНК'... Изменено наименование Банков на 'Инвестиционный Банк В.В. Левина' и 'Резервный банк В.В.Левина'... В Банках депонированы Капиталы их участников и клиентов, которые были выражены в собственном кредите Банков в результате раскрытия гарантии банка в форме Standby Letter of Credit посредством внутренней (собственной) безналичной эмиссии Банков под эту гарантию..." Словом, изготовление безналичных "левинских" рублей идет полным ходом. Зажмурься, читатель, и затаи дыхание. "В настоящее время весь объем депонированного в Банках Капитала выражен в собственном кредите Трастбанка и составляет сумму 143459652758096604 (Сто сорок три квадриллиона четыреста пятьдесят девять триллионов шестьсот пятьдесят два миллиарда семьсот пятьдесят восемь миллионов девяносто шесть тысяч шестьсот четыре. — Ъ) рубля, что эквивалентно 32515787116523 (Тридцать два триллиона пятьсот пятнадцать миллиардов семьсот восемьдесят семь миллионов сто шестнадцать тысяч пятьсот двадцать три. — Ъ) долларам США". Конечно, на этом месте можно было бы поставить точку и вызвать санитаров из психиатрической лечебницы. Но, увы, г-ну Левину, судя по всему, удалось ввести в заблуждение определенное число людей, и мы продолжаем. 
        
"Левин" обещает России втрое больше, чем МВФ
       План завалить страну квадрильонами рублей инвестиций, что и говорить, хорош. Однако на пути финансового революционера Левина возникло препятствие в лице российского государства. Как известно, эмиссия денег является его исключительным правом. Недаром в процитированном выше письме содержится оговорка о Центральном банке. Концерн "Левин" забросает вас инвестициями, но только после того, как в ЦБ будет решен вопрос "обеспечения эмиссии указанными банковскими активами". Поэтому концерн "Левин" развил бурную деятельность по пробиванию своих безумных проектов в различных инстанциях. Мы, честно говоря, поразились тому, насколько хорошо имя Владимира Левина известно и в Думе, и в ЦБ России, и в Минфине, и в Министерстве экономики и в некоторых вполне солидных коммерческих банках. Дело в том, что во все перечисленные инстанции концерн засылал письма с предложениями немедленно признать и взять на вооружение вышеизложенную финансовую "концепцию". Взамен концерн обещал финансировать все что угодно. 


       Например, в мае 1995 года "Левин" послал спикеру Госдумы Ивану Рыбкину письмо, в котором выразил "готовность финансировать бюджетные и внебюджетные проекты и программы Правительства Российской Федерации в объеме 30000000000 USD (Тридцать миллиардов долларов США) и более при условии регистрации Концерном этих программ и проектов, а также постановки на финансовый учет в Концерне фондов и активов, которые являются обеспечением указанных инвестиций". Для сравнения напомним, что Международный валютный фонд "раскололся" лишь на $12 млрд стабилизационного кредита. Примечательно также, что весь объем финансирования инвестиционных проектов, заложенный в бюджет России 1996 года, не превышает 10 трлн рублей, да и те, по мнению специалистов, вряд ли будут выплачены в полном объеме. 
       Г-ну Левину удалось добиться того, что в Счетную палату Российской Федерации был направлен депутатский запрос за подписью одного очень известного политика. Мы не называем его имени, так как не располагаем копией документа. В письме содержалась просьба провести силами аудиторов Счетной палаты проверку деятельности концерна. История этой проверки весьма примечательна. 
        
История двух документов
       Во время встречи с корреспондентом Ъ г-н Левин предъявил два документа, которые должны были убедить нас в официальном признании "теорий" концерна. 
       Первый документ — заключение о деятельности концерна, подписанное депутатом Государственной думы, заместителем председателя комитета по бюджету, налогам финансам и банкам Алексеем Зуевым, за #315-9/ДП от 11 сентября 1995 года. Заключение, разумеется, положительное. По нашему запросу комитет Государственной думы по бюджету, налогам, финансам и банкам дал официальное письмо #37-2027 от 2 октября 1995 года за подписью секретаря комитета депутата Александра Зайцева. В нем сообщается, что письма с такими реквизитами "в делопроизводстве комитета не регистрировалось, не рассылалось и на руки не выдавалось". Таким образом, речь идет либо о прямом подлоге, либо в "незарегистрированном" письме излагается частное мнение г-на Зуева, которое никак нельзя выдавать за точку зрения думского комитета. 
       Второй документ — заключение за #18-ВС от 19 июля 1995 года, выданное аудитором Счетной палаты Российской Федерации Вениамином Соколовым. История этого документа еще более занимательна. Как мы уже упомянули, г-н Левин сумел добиться того, что руководитель одной крупной парламентской фракции послал в Счетную палату запрос с просьбой дать заключение о деятельности концерна. Счетная палата приняла дело к исполнению и назначила аудиторскую проверку. 


       В результате на свет появились... два совершенно разных заключения, подготовленных разными аудиторами. Упомянутое заключение #18-ВС на самом деле ничего общего с официальной проверкой не имело. Оно было написано, по признанию самого аудитора Соколова, как "проявление личной инициативы". Этот документ начинается словами "Я, Соколов Вениамин Сергеевич, аудитор счетной палаты Российской Федерации, действуя на основании закона, провел полную и всестороннюю проверку финансового концерна 'Левин'..." 
       Процитируем пункт 2 заключения: 
       "2. Все технологии концерна базируются на результатах фундаментальных теоретических и экспериментальных исследований по открытым и формализованным в концерне новейшим научным направлениям..." 
       "2.5. Широкое применение финансовых технологий концерна обеспечит 
       2.5.1. Создание российских первоклассных финансовых и кредитных учреждений 
       2.5.2. Укрепление финансовой и банковской системы Российской Федерации 
       2.5.3. Свободную конвертируемость национальной валюты Российской Федерации 
       2.5.4. Установление в России устойчивого кредитного и денежного обращения 
       2.5.5. Реальный рост валового национального продукта Российской Федерации 
       2.5.6. Стабильное формирование и исполнение бюджета всех уровней". 
       Имея такое заключение, концерн "Левин", конечно, может заморочить голову кому угодно. Тем более что, по сведениям Ъ, документ этот не раз зачитывался на различных встречах г-на Левина и его сотрудников с промышленниками. 
       Но подчеркнем еще раз, это отнюдь не является результатом официальной аудиторской проверки концерна Счетной палатой. Официальный документ, #351-сп от 3 октября 1995 года, за подписью председателя Счетной палаты Хачима Кармокова выглядит совсем иначе: 
       "...Анализ баланса предприятия на 1 апреля 1995 свидетельствует, что каких-либо операций, тем более связанных с привлечением и размещением кредитных ресурсов для реализации инвестиционных проектов, концерном 'Левин' не осуществляется. Источники собственных и заемных средств концерном 'Левин' официально не подтверждены. 


       Концерном 'Левин' усиленно пропагандируется финансово-инвестиционная концепция, согласно которой общенациональный бюджет состоит из бюджетов государственного и частного сектора. При этом учет государственных и частных капиталов ведется раздельно..." 
       "Следует отметить, что подобная идея формирования общенационального бюджета не является принципиально новой и находит применение в ряде развитых стран. Реализация ее в России на данном этапе становления финансово-кредитной системы и бюджетного процесса представляется весьма проблематичной, требует глубокого теоретического обоснования и локальной апробации (эксперимента) в отдельных регионах или отраслях. 
       Вместе с тем по имеющейся информации концерном "Левин" начато практическое применение своей концепции. При этом концерн, не имея соответствующей лицензии, осуществляет указанные выше операции через другие кредитно-финансовые учреждения, в частности, КБ 'ТРАСТБАНК' и АКБ 'МЕТАЛЛХИМБАНК'. В данных условиях деятельность концерна может в определенной степени составлять угрозу экономической безопасности страны". 
       Очевидно, так рассуждал не только руководитель Счетной палаты г-н Кармоков, но и замминистра финансов России Андрей Казьмин. В его заявлении от 13 апреля 1995 года говорится: 
       "В последнее время в Министерство финансов поступают обращения организаций и граждан по вопросу регистрации в Министерстве финансов капиталов (активов), учтенных неким финансовым концерном 'Левин' по разработанной им технологии, а также по вопросу 'регистрации системы кодов и счетов концерна, в которой отражена стоимость капиталов (активов) в рублях золотом'. При этом из полученных писем следует, что в ряде коммерческих банков в форме неких 'высоколиквидных банковских активов' уже размещены активы отдельных организаций и граждан, оцениваемые в 'рублях золотом'..." 
       "Очевидно, что все обратившиеся в Министерство финансов организации и граждане были введены в заблуждение, поскольку Министерство финансов не занимается подобной регистрацией. 
       Сообщаем также, что все поступившие в распоряжение Министерства финансов материалы по указанному вопросу переданы в соответствующие компетентные органы — Центральный банк, Генеральную прокуратуру и Министерство внутренних дел". 
        
Банк России — последний заслон на пути "Левина"


       Замминистра финансов России Андрей Казьмин в одном без сомнения прав — главный фронт борьбы г-на Левина за новую кредитно-денежную реальность проходит именно через Центральный банк России. Как уже было показано выше, алхимической ретортой, где г-н Левин с помощью философского камня пытается превратить активы предприятий в деньги, являются именно коммерческие банки. И для того, чтобы сделать фантазии концерна "Левин" реальностью, надо, чтобы соответствующие территориальные управления Банка России приняли раздутые до триллионов рублей балансы банков. И вот тут (видимо, к счастью для России) вышла заминка. 
       Как вы помните, г-н Левин действует через два банка — Трастбанк и Металлхимбанк. Мы оставляем в стороне такие мелочи, как отзыв ЦБ лицензии Трастбанка и ограничение операций Металлхимбанка в связи с многочисленными нарушениями. Как мы уже успели убедиться, г-н Левин использует в своих целях банки и предприятия, испытывающие серьезные финансовые затруднения и готовые поэтому участвовать в любых, даже сомнительных операциях. 
       Сейчас для нас важно, что оба банка зарегистрированы в Москве и, следовательно, обязаны предоставлять свои балансы в московское Главное управление ЦБ. "Новейшие научные технологии" концерна в интерпретации сотрудников юридического управления ГУ ЦБ по Москве выглядели так: в оформлении балансов банков были допущены грубые нарушения. На баланс были приняты некие "внутренние", а также "первоклассные" гарантии, которые банки ежедневно продавали друг другу, накачивая "воздушными" деньгами свои балансы. Попытки же выяснить из первоисточника, то есть у самого концерна, сущность этих самых первоклассных гарантий, по словам сотрудников юридического управления, успехом не увенчалась. Никаких объяснений предоставлено не было. 
       Из разговора с руководством Трастбанка нам удалось узнать, что для аккумуляции "поставленных" на учет активов предприятий банком создан особый субсчет счета 904 (прочие дебиторы и кредиторы) — И904. При этом оформление вышеупомянутых активов проходит как "трастовые операции". Однако идеи г-н Левина ГУ ЦБ совершенно не вдохновили. Представитель ГУ ЦБ прямо заявил, что практикуемые банком так называемые "литерные" счета являются грубым нарушением правил бухгалтерского учета в банках. В итоге Главное управление отказалось принять квадриллионно-триллионные балансы, иными словами "Рубли Золотом" концерна "Левин" были признаны тем, чем они и являются на самом деле — фикцией. 
       В этой связи снова уместно вспомнить краснодарские триллионы. Не исключено, что, потерпев неудачу в Москве, Левин попробует использовать в своих целях небольшие провинциальные банки и станет проталкивать свои дутые триллионы через региональные ГУ ЦБ. Ситуация в Краснодаре по-прежнему не ясна. Представители банка "Церта" упорно отрицают свою связь с концерном "Левин", но наличие 10 трлн рублей у себя на балансе подтверждают. С другой стороны, начальник ГУ ЦБ по Краснодарскому краю официально заявил, что "живые" деньги в таких размерах на корсчет банка "Церта" не поступали. Значит, наши предположения о нематериальном характере этой суммы косвенно подтверждаются. Однако представитель ГУ ЦБ отказался давать какие-либо комментарии по этому поводу, а главное, не ответил на принципиальный в данной ситуации вопрос — приняло ГУ ЦБ у банка "Церта" баланс на 1 июля в сумме, превышающий 10 трлн рублей или нет? По самым последним данным, триллионы из баланса банка исчезли. Однако утверждать, что "угроза экономической безопасности страны" устранена, мы не беремся. 


        
Нехорошая квартира
       Признаемся, что даже после того, как мы уяснили для себя сомнительный характер деятельности вышеописанного концерна, одно обстоятельство смущало нас. Офис "Левина". Можно подделать документы и "организовать" благоприятные заключения, но как подделать недвижимость? Официально концерн владеет десятикомнатной квартирой в центре Москвы на Покровском бульваре. Такая квартира стоит несколько сот тысяч долларов. Очень тонкий психологический расчет — раз концерн может позволить себе купить такую квартиру, значит у него все-таки есть деньги? Но и эта загадка вскоре была разгадана. 
       Оказалось, что "Левин" квартиру купил, но... денег не заплатил. После заключения договора купли-продажи г-н Левин не перевел бывшему владельцу квартиры оговоренные $400 тыс. Тот, не получив денег, посчитал себя вправе продать ее во второй раз. В результате руководитель концерна, собирающийся ворочать триллионами и квадрильонами, оказался втянутым в пренеприятнейшее судебное разбирательство, которое может закончиться для него плохо. По словам старшего уполномоченного по особо важным делам Московского управления уголовного розыска Анатолия Моисеева, который занимался расследованием этого дела, он усматривает в нем достаточно оснований для возбуждения против Левина уголовного дела по статье "мошенничество". По мнению Ъ, такая квалификация, видимо, не будет ошибочной. 
        
Эпилог
       В этом месте положено писать что-нибудь типа "вот и сказочке конец". Но мы совершенно не уверены в том, что это действительно конец. А что если концерн обратится в правительство и попросит дать государственные гарантии своих "активов"? А получив такие гарантии, обратится в западные банки за кредитом под залог этих самых "активов" (писал же г-н Мавроди, что он собирался распространить действие своей пирамиды за пределы России и что в типографиях США и Германии уже лежали тюки с отпечатанными "билетами")? Ведь "Левин" может "эмитировать" валюты всех стран мира, например, доллары США. Впрочем, об этом уже пусть думает ФБР. 

Сcылка >>


Оцените статью