Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Итоги первых 100 дней правительства Д. Кэмерона: демонтаж "государства всеобщего благоденствия"

Архивные материалы

30.08.2010 05:08  

Михаил Хазин

89

Статья о сути политики современных западных консерваторов Итоги первых 100 дней правительства Д. Кэмерона: демонтаж "государства всеобщего благоденствия"

18 августа коалиционное правительство Великобритании во главе с консерватором Дэвидом Кэмероном отметило свои первые 100 дней нахождения у власти. Происходило это в атмосфере широкого одобрения в стране действий нового кабинета, граничащего с восхищением его политическим мастерством.
Как отмечают местные аналитики, в Великобритании происходит "тихая радикальная революция", которая в случае удачного исхода даст другим странам Запада пример того, как следует выходить из глубокого экономического и социального кризиса, в который они вступили с началом глобализации.

За прошедшие три с небольшим месяца Кэмерон представил программу действий своего правительства, которая более радикальна и смела, нежели начальные шаги в роли главы правительства другого известного своим радикализмом консерватора – Маргарет Тэтчер. Как отметил по этому поводу еженедельник "Нью стейтсмен", "за свои первые 100 дней Кэмерон пошел дальше и быстрее, чем решилась Тэтчер".

Во многом подобный курс является вынужденным – новому премьеру досталось от лейбористов, правивших Великобританией непрерывно последние 13 лет, тяжелейшее экономическое и социальное наследство. Так, страна имеет самый крупный в процентом отношении текущий дефицит госбюджета среди всех членов финансовой "двадцатки" – 149 млрд фунтов стерлингов /234 млрд долларов США/.

Приступая к решению этой проблемы, Кэмерон проявил и политическое мужество, и завидную храбрость, отмечала радиостанция Би-би-си. Правительство взяло на себя обязательства полностью ликвидировать дефицит в течение ближайших 5 лет. В результате министерства обязали составить планы по 40-процентному сокращению расходов, включая полную отмену части реализуемых ими программ. Исключение сделано только для системы здравоохранения и помощи зарубежным странам, где уменьшения расходов не предусматривается.

Одновременно правительство поднимает налоги, в первую очередь НДС, который с января будущего года увеличивается до 20 проц.

Задача всех принимаемых мер состоит в том, чтобы сократить государственные расходы, которые сейчас тяжелейшим бременем лежат на британской экономике и обществе в целом.
Как писала с некоторой завистью американская газета "Интернэшнл геральд трибюн", "Великобритания сейчас показывает пример того, как следует решать проблемы государственной задолженности, когда на 1 фунт стерлингов налогов Лондон на 4 фунта стерлингов сокращает расходы".

Более того, на встрече с представителями консервативных политологов США во время недавнего визита в Вашингтон Кэмерон неожиданно для самого себя предстал в роли спасителя американских правых республиканцев. Взяв слово, влиятельный идеолог неоконсерватизма Билл Кристол заявил, что к 2012 году, времени президентских выборов в Соединенных Штатах, Великобритания будет на два года впереди по реализации программы, направленной "против большого правительства и социальных программ". "Если Кэмерон будет способен и захочет проводить смелые реформы это станет очень полезным для американских консерваторов", – отметил Кристол. Он подчеркнул, что "американские правые очень заинтересованы в успехе правительства Кэмерона".

Наряду со снижением расходов и увеличением налогов, правительство Кэмерона представило важнейшие программы по реформе социального обеспечения, системы национального здравоохранения, народного образования, юридической системы, полиции, избирательной системы и приступило к их реализации.
Ни одно правительство с момента окончания Второй мировой войны не имело столь глубокой и широкой реформаторской программы. Ее задача – провести полное обновление британского общества, освободить его от тех явлений, которые вызывают отставание и застой.

Речь фактически идет о демонтаже определенного типа социального государства, возникшего в Западной Европе в конце 40-х годов и известного как "государство всеобщего благоденствия". Его отличительной чертой является попытка государственных структур распределять материальные блага на принципах социальной справедливости и выравнивания уровней жизни различных социальных групп.

К началу 90-х годов этот тип государства вошел в Западной Европе в тяжелейший кризис, когда в результате падения конкурентоспособности экономик стран ЕС их госбюджеты оказались неспособными без создания гигантских дефицитов финансировать многочисленные социальные и иные программы.
Как указывают западные политологи, именно Дэвид Кэмерон первым предложил и начинает осуществлять целостную программу по демонтажу подобного государства с тем, чтобы Великобритания смогла не отстать в эпоху глобализации от ускоренно развивающихся государств с новыми рынками, и в первую очередь от государств группы БРИК /Бразилия, Россия, Индия, Китай/.

Сейчас ход событий показывает, что Соединенное королевство в целом оказалось готовым к тому, чтобы следовать за решительным и смелым премьером. Британцы устали от лейбористов, их курса на укрепление присутствия государства во всех сферах жизни и увеличение степени контроля властей над обществом.
Ведущие обозреватели считают, что Кэмерону как политику удалось почувствовать и понять свое время, наметить верные пути для реализации своих амбициозных планов. При этом он склонен избирать радикальные пути, чтобы как можно быстрее добиться ощутимого результата.

Этот прагматический радикализм лидера Консервативной партии проявился уже в его первых шагах.
11 мая 2010 года глава государства Елизавета II предложила Дэвиду Кэмерону сформировать правительство по итогам состоявшихся 6 мая всеобщих выборов. Тем самым 43-летний Кэмерон стал самым молодым главой правительства Соединенного Королевства со времени лорда Ливерпуля, вступившего на пост премьера летом 1812 года.

Своим первым же смелым решением Кэмерон "перевернул" всю политическую картину Великобритании – он создал коалиционное правительство с участием занявшей третье место по итогам выборов левоцентристской партии Либеральных демократов.
"Кэмерон проявил удивительную дальновидность, отказавшись от образования победившими на выборах, но не получившими абсолютного парламентского большинства консерваторами правительства меньшинства. Он сделал выбор в пользу коалиционного правительства и тем самым вызвал шок в политической системе Великобритании, где с момента окончания Второй мировой войны не было подобных кабинетов", – отмечает еженедельник "Экономист".

В результате коалиционное правительство не только опирается сейчас на устойчивое большинство в Палате общин, но и обладает широким мандатом от избирателей на проведение программы реформ.
Одновременно Кэмерон получил в лице своего коалиционного партнера, вице-премьера правительства и лидера либеральных демократов Ника Клегга, мощный противовес правому крылу в своей собственной Консервативной партии.
Как отметил в этой связи еженедельник "Спектейтор", Кэмерон не только вызвал революцию в политическом мире Великобритании, но и продолжает умело руководить событиями, которые являются эпохальными для современной истории страны.

Кэмерон не скрывает, что ему нравится быть премьером, и управление королевством дается ему достаточно легко. Так, отмечает газета "Таймс", в отличие от предыдущего премьера Гордона Брауна, который в 6.00 утра находился уже за рабочим столом на Даунинг-стрит 10, Кэмерон спускается в своей кабинет после завтрака с детьми к 8.30 и спешит покинуть его уже к 19.00.

Тем не менее, как все признают, хотя успех первых 100 дней деятельности правительства Дэвида Кэмерона и производит сильное впечатление, его премьерство зависит от того, каким образом и когда будут выполнены все объявленные и намеченные им реформы и планы.

Есть ли у Дэвида Кэмерона слабые стороны? Такой вопрос сейчас все чаще задают британские аналитики. Некоторые из них считают, что его можно упрекнуть, в частности, в излишней самоуверенности. Как отмечала на этот счет радиостанция Би-би-си, глава правительства получает такое удовольствие от своей новой политической роли, что теряет бдительность. "Есть опасность того, что у Кэмерона начнется головокружение от успехов, если дела в экономике значительно улучшатся. причем за короткий срок", – заявил в беседе с корр.ИТАР-ТАСС высокопоставленный представитель Уайтхолла.
Еще одна слабая сторона Кэмерона – неожиданная невнимательность во время ответов на вопросы перед избирателями. Так, в ходе последней избирательной компании, отвечая на вопрос, зачем Великобритании нужно ядерное оружие, он ответил, что "для противостояния таким странам, как Китай, которые могут захотеть напасть на нас".

Тогда это невероятное для политика такого уровня заявление было оправдано "усталостью" лидера консерваторов в связи с избирательной компанией. Однако подобные заявления продолжают поступать от Кэмерона и сейчас.
Так, недавно он допустил очередную и неприятную политическую неточность в своем публичном выступлении, когда сообщил, что Иран "уже обладает ядерным оружием".

5 августа в английском городе Хоув Кэмерону, участвовавшему во встрече с избирателями в рамках кампании "Премьер перед вами", из аудитории был задан вопрос о причинах его желания скорейшего вступления Турции в Евросоюз. Премьер-министр, который незадолго до этого вернулся из поездки в Анкару, ответил, что, в случае присоединения Турции к ЕС, Евросоюз получит значительную выгоду, так как это поможет решить ряд проблем, таких как "поиски мира на Ближнем Востоке, а также в ситуации, когда Иран уже заполучил ядерное оружие".

Встреча с избирателями еще не закончилась, как из резиденции на Даунинг-стрит, 10 было молниеносно "внесено уточнение" в заявление Кэмерона, согласно которому, премьер оговорился.
Однако, как отметила вещательная корпорация Би-би-си, его "сильный иранский аргумент" в пользу вступления Турции "не похож на простую оговорку". В свою очередь оппозиционная Лейбористская партия охарактеризовала новую политическую неточность Кэмерона как показатель его внешнеполитической неподготовленности и отсутствия соответствующих знаний в области международных отношений.

В минувшем июне бурю протестов в Соединенном Королевстве вызвало высказывание премьера во время его визита в США о том, что "в 1940 году Великобритания была младшим партнером США в войне с нацистами". Многочисленные британцы немедленно напомнили Кэмерону, что в тот год страна самостоятельно противостояла фашистской Германии, так как США вступили в войну только в декабре 1941 года.

Бывший заместитель министра иностранных дел Великобритании Крис Брайан назвал серию политических "оговорок" Кэмерона "опасной привычкой", которая уже внесла напряженность в отношения Лондона с рядом зарубежных государств.
В любом случае, внешняя политика, как показали первые 100 дней, не является сильной стороной Кэмерона.
Новый политический курс Соединенного Королевства станет ясен только предстоящей осенью, когда завершится создание стратегической концепции дальнейших действий страны на международной арене.

Однако уже сейчас ясно, что Дэвид Кэмерон, отличающийся предельным прагматизмом и полным отсутствием идеологических догм, своей главной задачей видит защиту национальных интересов Великобритании, в первую очередь торгово- экономических, в новых условиях глобального мира.

В Лондоне происходящие изменения внешнеполитического курса уже назвали "Новым реализмом".Как отметила в этой связи газета "Файнэншл таймс", "британские дипломатические интересы сейчас подвергаются переориентации с забот о международной безопасности и переделке мира, чем отличался предшественник Кэмерона – Тони Блэр, на достижение своих национальных целей и в первую очередь – в укреплении торговых связей.

При этом Кэмерон и его ближайшее окружение оценивают Соединенное Королевство как европейскую державу средней руки, с ограниченными возможностями влияния на мировые процессы. Это предполагает выбор ею стран-союзников для решения каждой конкретной задачи. Набор этих стран может меняться в зависимости от целей и методов их достижения.

Именно этот прагматизм и оппортунизм и стали главными характеристиками стиля и принципов деятельности правительства Кэмерона в его первые 100 дней у власти.

По материалам ИТАР-ТАСС

Источник: rodon.org


Оцените статью