Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

М.Малютин. "Что изменилось и что «осталось как было» в январе-2005?"

Архивные материалы

31.01.2005 10:25  

Михаил Хазин

82

(экспресс-комментарий к первому общефедеральному опросу в «новейшей России без льгот»). М.Малютин. "Что изменилось и что «осталось как было» в январе-2005?"
(экспресс-комментарий к первому общефедеральному опросу в «новейшей России без льгот»).

«Власти заплатили теперь в 3 раза больше - и ненависти все равно вызвали к себе у населения в 3 раза больше».
Ю. Лужков - о вредительской деятельности правительства РФ

1. Новое и старое: о самих себе, судьбах России и президенте-Вовочке.
Январская линейка ВЦИОМ сразу «наводит на разные мысли», я их пока излагаю «по горячим следам», без особого сопоставления с тем, что про себя, власти и Вовочку думал обыватель (как верноподданный, так и скверноподданный) в конце минувшего года; экспресс-анализ этих пока не очень больших сдвигов дан в материала Л. Бызова. 26 января Левада-центр (далее в тексте Л-ц) презентовал более «компактное» исследование - однако в ряде вопросов более четко акцентированное на анализе «январской волны» и предыдущих ответов на данные вопросы в 2004 г.; его данные, по большей части совпадающие со ВЦИОМ, приводятся в соотвествующих разделах моего анализа. Прежде всего, по данным ВЦИОМ выясняется, что почти 30% населения по-прежнему удовлетворены жизнью (причем 10% - полностью), еще четверть - скорее не удовлетворена, и только 12% жизнь полностью не устраивает. Таким образом, инерция стабильности еще очень велика - и хотя только 5% через год надеются жить значительно лучше. Еще две трети составляют 23%, которые надеются жить несколько лучше и 45 «как сейчас», да и «несколько хуже» еще 15,5%. ЧТО ОНИ СТАНУТ ЖИТЬ ЗНАЧИТЕЛЬНО ХУЖЕ - даже после январского шока-2005 думают всего 3,6%. Так что доморощенную «страну дураков» (или, говоря политкорректно, русоязычных «оптимистов») все еще можно считать довольно густо населенной - на радость Путину и его хевре...
О том же самом говорит и «вопрос об адаптации»: более половины (56,5%) считают, что уже «приспособились к новой жизни», еще 16,5% надеются, что «приспособимся в ближайшем будущем», то есть суммарно их более 70%. «Никогда не сможем» думают про себя всего 22,3%, преимущественно старших возрастов: именно протест тех, кому «дожить спокойно и умереть по человечески» власти не дают - и выплеснулся на нынешние улицы «странной зимы без зимы» 2005 года. Хотя как «очень хорошее» оценивают свое положение менее 1% (всего 0,53% - видимо, в силу уникального «русского коэффициента прибеднения» - то есть в 10% раз меньше чем число «удовлетворенных» и в 5 раз чем надеющихся, что новый год будет много лучше). Однако опять около двух третей считают его «хорошим» (10%) и «средним» (54%), «плохо» 28% и «очень плохо» с деньгами у 5,6%. ТАК ЧТО «ЗАПАС ПРОЧНОСТИ» У ВЛАСТИ РЕФОРМАТОРОВ-ВИВИСЕКТОРОВ ЕЩЕ ИМЕЕТСЯ!
Разрыв между оценками населения собственного положения и положения (и особенно перспектив) России прослеживался все правление Путина, на январь-2005 всего 14,7% считало, что «дела в РФ идут в правильном направлении» (3,1% полностью «начальстволюбивых»и 11,6% «скорее согласных»), 43,1% - то есть большинство - считают что «отчасти да, отчасти нет». «Скорее в неправильном» считают 27,3% и «полностью неправильно» всего 11% - так что потенциал недовольства только начал складываться. Абсолютно те же цифры дал и ответ на прямой вопрос: стране срочно нужны перемены или следуют любой ценой сохранять стабильность и «не раскачивать лодку? За «перемены» 36,6% («нормальная температура!» самосознания) - против 51,8%, которые явно все еще сыты итогами курса «Мы ждем перемен!» при Горби и Ельцине. Лично Путина виноватым в «январской заварухе со льготами» считал 31% (даные ВЦИОМ и Л-ц почти полностью совпадают, только у Левады уровень отношения к ВВП получили еще в августе-2004 в 34% «вины», теперь он на 3% сократился). Этот параметр «недовольных ВВП» сильно коррелирует с показателями «за перемены!»: впервые Л-ц зафиксировал совпадение этих групп отвечающих еще в августе-сентябре.

Оценки «экономической» и «политической температуры» страны в январе почти не отличаются: как «среднюю» (на «государственную оценку»!) охарактеризовала ситуацию половина - 47,9% поставили такую оценку экономике и 52,9% политике. Правда, «плохо» и «очень плохо» (35,3% и 5,45%) поставили экономике России уже 40%, а «хорошо» всего 7% (0,26% «очень хорошо» - это или очень сильно зажравшиеся, или хорошенько долбанутые на голову). В оценках политики недовольных меньше, чем экономики («очень плохо» для почти тех же 4,3%, зато «плохо» поставило почти на 10% меньше - 26,13%); 1% «очень хорошо» и 9,1% «хорошо» для политической сферы при ВВП мало чем отличаются от оценок экономики... Отношения населения к действиям властей всех уровней в социальной сфере, а также к политикам («здесь-теперь» и на перспективу) будет далее проанализировано не «усредненно», а в максимально возможных подробностях.
Учитывая, что пресловутый «рейтинг Путина» превратился в минувшие годы почти в «религиозную ценность», начать анализ есть смысл именно с оценок 1 лица. 65% «в целом одобрения» (-4,25% за месяц) по-прежнему очень много - хотя 25% (+3% за месяц)неодобрения тоже НЕБЫВАЛО МНОГО для избалованного многолетним незаслуженным везением ВВП. Более тонкие вопросы об отношении населения к президенту как к человеку и политику дают понять и особенно «почувствовать разницу» более точно. В январе-2005 у Путина 46,7% «доверия» и всего 4,1% недоверия (когда речь идет о сопоставлении с другими политиками). Поэтому практически все те же 47% готовы за него вновь проголосовать как за президента РФ, А вот ответы на вопрос «что вы думаете по поводу выполнения Путиным своих предвыборных обещаний?» (жалко, что не различаются 1 и 2 срок!) дают уже очень интересную картинку: всего 9,8% думает, что ВВП «последовательно выполняет свои обещания» - это «ядро поддержки»; «Путин пытается по мере возможности» - так думает две трети (65,77% - «ну не шмогла я, не шмогла», как собачка на бегах из классического анекдота). Только 14% прямо считают, что «не выполнил», а «ядро недоверия» в 4,6% (фиксируемое ответами на аналогичные опросы той же «размерности» в 4-5%) считает, что «и не собирался выполнять».
Очень интересна и оценка населением «перемен в жизни» за пятилетку правления ВВП. Больше всего достижений в изменении места в мире униженной ЕБН России: 51% считает, что «позиции улучшились» и только 9,8 что «ухудшились» (26,3% думают, что «остались такими же») - это к вопросу о роли СМИ в русоязычной истории... Кстати, им больше всего одобрения из «властных институтов» РФ (+48,6% при неодобрении 36,5%) - молодцы по инерции! Рост жизненного уровня при ВВП отметили 34,4% (почти столько же в лице 34,8% считают, что «остались без изменения»), «ухудшилось» для 27,5%; почти те же оценки в жизни при Вовочке возможности «больше зарабатывать»: +32,6%, =34,4% и стало хуже для 26,4%. При всех всплесках недовольства затяжным кровавым бардаком в Чечне (особенно после каждого крупного теракта), для 41,5% в сравнении с временами ЕБН тут «ситуация улучшилась», еще для 35,% «осталась такой же» и только для 12,5% «ухудшилась». Кстати, по мнению 22% при ВВП стало лучше в «борьбе с коррупцией», а для 17,5% - с «правами, свободами развитием демократии». 11,8%, для которых улучшилась ситуация в социальной сфере и аналогичные +13,5% в сфере «порядка и законности» - тут надо бы разобраться, что это за люди по жизненному уровню, социальному статусу и национальности (в социальной сфере =32,2% и «стало хуже» для 50%, в правопорядке =43,9% и -34%).

Теперь - о нынешних различиях в отношении массового сознания страны к ВВП как к человеку и политику: как к тому и другому ему «доверяют» все еще 37,5% - это четыре пятых его «президентского рейтинга» и чуть больше «половины общего доверия». 35,85% - слава СМИ и «везухе» - сегодня «симпатизируют как человеку, но сомневаются в способностях», еще 6,45% доверяют как лидеру страны, но им он не симпатичен как человек. И только 10,6% населения России негативно относятся к ВВП в обоих смыслах: «тут ни убавить, ни прибавить - так это было на земле!» По пресловутой теме «несамостоятельности Путина» демонстрируется самый пестрый спектр мнений: только 17,5% считало его всегда «самостоятельным политиком» («ядро ядра» или верное дурачье - это как уж кому нравится такое оценивать). 25,15% стоит на более реалистических позициях - «был зависим в начале, но сейчас это самостоятельный политик» (то есть «отвязался»!). Зависимым от ЕБН его вес еще считают 9,3%, от «окружения их спецслужб почти столько же - 10%, столько же «зависимым от Запада». Зато «от олигархов» - все еще 17,5%.
Насчет возможного «установления диктатуры ВВП с опорой на спецслужбы» мнения раскололись опять на почти три равные части: 29,35% эта угроза совершенно не беспокоит, просто «не беспокоит» 23,8%, в какой-то мере беспокоит 25,94% и сильно - 7,22%. Опять тут надо бы как следует разобраться, что это за люди по полу-возрасту, жизненному уровню, социальному статусу, идейно-политическим ориентациям и национальности... Если же поставить вопрос альтернативно (ибо «не беспокоить» может подобное развитие событий и идейно убежденных сторонников диктатуры «силовиков», и полных «пофигистов», и тех, для кого «Верховный всегда прав»), то выясняется, что 46,3% населения считают, что «события развиваются в правильном направлении, демократии в России ничего не грозит». Противоположного мнения «угроза возникла» придерживаются 32,4% (25,94%+ 7,22% суммарно дают на процент больше).
К сожалению, группа убежденных сторонников диктатуры «силовиков» в данном опросе не выделена, но по данным разных «зондажей» их менее 10%, причем русские националисты и пиночет-либералы ненавидят друг друга и имеют в виду совсем разные «диктатуры». Для первых к тому же ВВП теперь окончательно «чужой», а вторых ныне 1-2% максимум - причем в «диктатуру модернизации» во главе с ВВП они больше тоже не верят. На временное ограничение свобод и прав в чрезвычайной ситуации, по данным самых разных зондажей, готово около трети («диктатура» в древнеримском республиканском смысле), более половины населения и ее отвергают, ибо не хотят никакой «мобилизации» вообще.
В заключении данного первого раздела - интересны оценки, скажется ли январский протест на отношении населения к ВВП, население раскололась на три близкие по размерам части: «практически не скажется» (28,6%), «доверие снизится незначительно» (37,8%) и «Путин серьезно рискует подорвать доверие к себе» - 26,6%: последние пока в небольшом меньшинстве. Поражает сверхмалое число не определившихся в сравнении со всеми остальными вопросами анкеты - таких всего 8,8%, вопрос явно «задел за живое» большинство населения России. Пока можно сказать только одно - ситуация «зависла» в состоянии крайне неустойчивого равновесия, а новые уже запущенные «удары власти» по населению будут ее дальше раскачивать. Однако как правильно говорил Ленин, «ни одна власть не падет - пока ее «не уронят». Это может сделать заговор (и «поиск Янаева» новым ГКЧП активно уже начался в Москве-2005), может - протест «снизу», если он из стихийного станет сознательным и организованным. В реальную смену власти в России «путем выборов» (хотя бы как на Украине, где были, конечно, и элементы госпереворота с обеих сторон, и элементы «революции снизу») пока верится хуже всего.

Возможно, и недовольные аналитики с бюрократами, и доведенная до истерики часть населения страдают сейчас нетерпением - считая, что режим до выборов 2007-8 года просто не доживет. Однако в России «бывает всякое» - и надо трезво взвесить все прежние прогнозы по итогам реакции массового сознания на кризис января-2005: скачок уровня недовольства, как увидим далее, пока невелик, просто и власти, и население уже «отвыкли от улицы». К тому же ВВП действительно уникален для истории нашей многострадальной страны: были верховные правители, объявлявши войну богатым или бедным - но уж не одновременно и тем и другим. Были - устраивающие «нажим на аппаратчиков», но не путем сокращения и отмены льгот силовым структурам в момент сознательного провоцирования недовольства всех и вся по принципу «максимум отнятого в минимум времени». На стороне Путина-2005 в «поиске приключений на свой зад в руководящем кресле» - только его долгое и сверхъестественное везение: а вдун и с «монетизацией» пронесет!?
Ибо аппарат управления разложился «до молекулярного уровня», не стало даже крупных и сильный честолюбцев, готовых драться по принципу «власть или смерть» - как было с ЕБН и в схватке за его наследие. И в конце 80-х, и в конце 90-х в стране были и структуры, на которые опирались такие честолюбцы, и идейные исполнители - помыслы которых не сводились к «чистой карьере» и «бабкам», и социальная база «активных симпатизантов». Теперь же в Москве все по Воланду - «чего у вас не спросишь, ничего у вас нет». Любое ГКЧП поэтому никак не «срастается» у всевозможных заговрщиков, а самые лучшие замыслы превращаются в противоположность (что так гротескно показал не только январь-2005, но и реформа правителсьтва-2004 и «далее везде»). Причины провалов любой сколько-нибудь сложной управленческой деятельности просты: при ВВП второго срока честный и исполнительный бюрократ хоть с минимальной инициативой стал «белой вороной» в много большей степени, чем при царях и секретарях - и даже при Ельцине.
Тогда был и запас старого квалифицированного чиновничества, и пришли новые люди - хоть чему-то способные и желавшие научиться. Теперь же даже более разумные реформы «сверху», чем вполне себе грабительскую и безумную «монетизацию» - проводить просто некем и нечем, нет ни кадров, ни инструментов. Впрочем, применительно к диктатуре и введению любой «опричнины» - аналогичный случай был в городе Конотопе (что и с «реформами»). К тому же Путин лично то ли не может, то ли не хочет по причинам психологического характера проводить любые преобразования под собственным контролем в режиме «он-лайн» (или найти для них успешных исполнителей, которые бы подобрали своих профессиональных исполнителей). Поведение же Самого в ситуации любого ЧП, раз за разом сваливающегося ему и России на голову - дает возможность прогнозировать Вовочку в роли «типа диктатора». Как говорится, да минет нас и Россию чаша сия...

2. О «бедных» политикобюрократах замолвите слово...
Ситуация, в которой явно начался спровоцированный самой верховной властью социально-психологический «слом стабильности» (которого большинство страны сознательно хотело бы избежать подольше), приводит к самым причудливым гримасам отношения к тем или иным «фигурам в натуре» - на фоне в целом негативного отношения ко всем партиям как таковым. К примеру, деятельность премьера все еще одобряет 30% (не одобряет 44,2%): первый показатель за месяц упал на 7,7%, а второй на 7,4% вырос, тут прямо-пропорциональный «перекат», без всякой роли «не определившихся». Впрочем, Фрадкова лично винят в «истории с монетизацией» всего 3,7%, «всех собак» вешают на Путина 31%, а на «правительство в целом» более 42% - что по большому счету справедливо в смысле распределения ответственности между разными категориями мошенников и грабителей. Однако личный рейтинг доверия Фрадкова всего 2,9% - из чего следует, что как самостоятельная фигура в массовом сознании за год он так и не состоялся. И видимо - уже никогда не состоится, пусть даже его личный уровень «одобрения» на 5% выше, чем у правительства в целом (рейтинг того упал за месяц новогодних чудес на 8,3%, а «антирейтинг» вырос на + 6%).
Отдельные министры-капиатлисты выглядят в зеркале массового сознания тоже довольно забавно - Грефа, к примеру, «одобряет» 17,6% (не одобряет 49,6%), а доверяет ему лично 2,5%. Пресловутый Зурабов имеет +21,3% (и 56,8% - максимум «неодобрения» для министров), 2,43% доверия. Аналогичная ситуация с Кудриным (+22,5% и -49,4%), 1,77% лично доверия. Лично Зурабова в январском кризисе винят как «главного» 10,6%, Грефа-Кудрина 6,8%, личное недоверие Грефу 10,2%, Зурабову 9,8%, а Кудрину всего 3,1% - не велик кулик. Впрочем, на базе каких интуитивных критериев даются оценки респондентами и что под ними понимают разные слои опрашиваемых - вопрос, конечно, нетривиальный. Однако наличие в странной «этой стране» слоя примерно в 17,5-22,5%, вполне одобряющего позицию: «Богач - будь смелым и гордым!
Бей бедняка в хамскую морду!» - никакому сомнению не подлежит не только при Ельцине, но и при Путине. Который после янврая-2005 тоже все более воспринимается как «царь богатых», а не «общенародный», при всех властных «наездах на олигархов» - тут идет «передел награбленного». Заклинания ВВП о «незыблемости итогов приватизации» по-прежнему отвергаются 58,1% и одобряются только 28,6%, то есть разрыв в 2 раза. Раньше это «лыко» в строку Самому активно не ставилось. Ибо многом казалось, что «дело ЮКОС» начало данный процесс; теперь (кроме чудака с инициативой М. Леонтьева, В. Милитарева и К) «за совесть», а не по должности правоту власти в этом вопросе больше никто публично отстаивать не готов.

Лидер массового одобрения в «стране чрезвычайных ситуаций» как «нормы жизни» со времен Чернобыля - разумеется, глава МЧС (77,5% - у Шойгу, его уровень «одобрения» сегодня на 12% выше, чем у самого ВВП, а «доверие» к нему питает 32,8% - на 14% меньше, чем у президента, но все-таки сопоставим этот уровень только у него). Без всякого активного личного самопиара (и при всех чудесах в «русоязычной армии») позитивно по одобрению воспринимается большинством населения С. Иванов-арбатский (+54% при неодобрении 24%., к армии как институту это отношение +46% против -36%, но личного доверия у главы МО всего 9% - как у Грызлова и Зюганова. При крайне неважном отношении большинства населения к МВД (+29% против 57,4%, а перемены при ВВП в этой сфере оцениваются как +13,5% при -43,9%) лично Нургалиева одобряет 26,55 против 34% - он четвертый по своей популярности в кабинете министр. Третий - С. Лавров (+39% против 19%), но этот «подпоручик Киже» явно живет на проценты от пиар-успехов во внешней политике при Путине (ее позитивно оценивает больше полвины населения). Более 40% затруднились оценить «доверие» к данному министру по причине его личной «мнимости», а доверяют ему всего 3,5%.
Впрочем, правительству с его 26% «доверия» еще есть куда падать - в сравнении с Думой (той падать особо некуда - стояла в конце 2004 года на 24,5% «одобрямса», теперь стал 23,2%, а винит ее как главную в «январской монетизации» всего 21,2% населения). И особенно в сравнении с нашими «типа партиями», которые по-прежнему «в натуре» живут в духе известной частушки времен хрущевско-брежневской «славы КПСС»:
«Обижается народ
Мало партия дает!
Наша партия - не блядь,
Чтобы каждому давать!». Про 15,7% «одобрения» всех партий (это их «ядерный электорат вместе взятых!) при 55,1% «неодобрения» можно сказать одним словом - «это диагноз». Впрочем, 14% «против всех» на потенциальных новых выборах в Думу - тоже диагноз (12% не будут твердо участвовать, еще столько же настолько не интересуются, что на данный вопрос не ответили). Однако при всем понимании «виртуальности» далее следующих оценок таких «партий» населением - январский «стоп-кадр» все-таки местами небезинтересен. Все организации и «типа вожди», известные населению хоть чуть «выше уровня плинтуса», будут кратко рассмотрены по единой схеме (поскольку данные по ним разбросаны в разных частях опроса) - причем для удобства анализа «думаки» попарно (в зависимости от «весовой категории» и своей электоральной ниши - нынешней и потенциальной), а вся мелочь - суммарно.
За бурный январь ЕР привлекала внимание 23,4%, а КПРФ 16,1%, Грызлову доверяет 9% (и не доверяет 5,3%), а Зюганову доверяет 9,4% (недоверие в 16,8%), за месяц запомнились 5,6% выступления первого и 4,3% у второго - так что «партия власти» и ведущая «партия оппозиции» в «Россиянии, понимаиш» вполне достойны друг друга. Если вдруг «завтра выборы», то перспективы ЕР вроде хорошие (30%), а КПРФ довольно дрянные (9% - то есть только перевалят через новый барьер в 7% и будут иметь почти нынешние мандаты по списку). Однако КПРФ все-таки (по наличию разветвленной сети и хоть как-то организованного «электората пенсионеров») сумела ухватиться за подножку «протестной волны»: по мнению 24,8% они «активно поддержали» выступающих с протестами (по ВЦИОМ, Л-ц дает 27%), еще по мнению 16,7% они это сделали формально - суммарно «народных заступников» вспомнили более 40%. 2,1% каких-то «странных людей» решили, что официальные коммунисты на стороне власти, по мнению 8,9% они «отмолчались», не заняли четкой позиции - но «не каждому же давать!» наследникам КПСС.

Однако, так или иначе, «впавшую в летаргию» после провала на выборах 2003-4 годов и раскола (в результате чего в конце 2004 была зарегистрирована альтернативная ВКПБ) КПРФ заметило как нечто реально живущее в России, а не как «полутруп» и Миф - как ране многим казалось - больше половины населения страны. Только 47,5% не смогли определить ее позицию - что, конечно, безумно много: но все-таки это по-прежнему «первый парень на партийной деревне». Объективно самую активную и большую по численности партию, которая вовремя напомнила про столетие «кровавого воскресенья» 9 января (кстати, 23,5% считает, что «напряжение в обществе велико и возможна новая революция», обратного мнения сейчас придерживается 61,9%) и шумно использовала удачно совпавшую годовщину смерти Ленина 21 января для «подстегивания» затухающих стихийных протестов - «не увидело» в привлекшем внимание значительного большинства населения России событии почти полвина населения страны.
Однако только еще хоть какую-то роль ЕР (формально правящей в России по мнению ВВП) увидело больше половины населения в январском кризисе (тут «затруднились оценить» 49,9%). По мнению 4,3% единороссы активно «поддержали выступающих» (есть еще респонденты, сильно долбанутые на голову, по данным Л-ц таких даже 8%!), по мнению 7% - «поддержали формально и недостаточно», на стороне властей их верно увидели 29,8%, еще по мнению 9% они «промолчали» (в ряде регионов это - полная правда). В общем, этой затее можно жить только на проценты от популярности ВВП - и надеяться только на то, что публичной общенациональной альтернативы тому так и не возникнет до новых выборов в Думу. Иначе при углублении кризиса - спасение только в досрочных выборах, на местных-2004 дела у 2партии безвластия» очень не блестящие (см. статью А. Кынева), «первые парни на партийной деревне» в среднем получают на 10-15% меньше по партспискам, чем на выборах в Думу декабря-2003.
Очень интересен ответ на вопрос об изменении отношения к КПРФ после начала январского кризиса: 12,9% всегда симпатизировало левым партиям (но КП Зю даже эту нишу пока «не выбирает» полностью), еще 9,6% «раньше не симпатизировали, а теперь стали». По большей части это, скорее всего, старый «периферийный» электорат КПРФ - Зюганова 1995-1999 годов, не разделявший коммунистической идеологии ни в каком виде, но бывший «за социальную и национальную справедливость для русского большинства России». Который просто забыл или сильно не хочет вспоминать, за кого именно он тогда голосовал (как «вытеснило» из сознания большинство, голосовавших 3 раза за Ельцина эту ныне дискомфртную информацию, раз у ЕБН 1,18% доверия, даже у БАБ его больше - 1,31%). Впрочем, Абрамыч первый парень по недоверию на путинской деревне (31, 2%), второй - Чубайс (27,5%), а у Бориски, который «не прав», почетное 3 место после своих выкормышей (24,2%). Из «живых» политиков сопоставимо с политическим трупами не доверяют только ВВЖ (20,6%), а доверят ему около 14% - так что ВВЖ января-2005 из «партийного охвостья» сегодня «живее всех живых» - Зю, андроида Грызли, голодающего Рогозина и др.

Однако эту частичную «регенерацию» старой одной пятой электората для всех «традиционных левых» не надо переоценивать, большинство опрошенных-2005 заняло позицию «сочувствую митингующим, а партии мне не нравятся» (26,7%). Впрочем, есть и твердый электорат власти, который «не сочувствует» митингующим и отвергает партии, провоцирующие протесты (21,3%) - так что глубины нынешнего явного кризиса режима не надо переоценивать. Кстати, всего 13,9% опрошенных считают, что выступления января-2005 были организованы левыми партиями (видимо, это они сами так про себя думают - «размерность» с симпатизирующим левым партиям почти полностью совпадает). 26,6% увидели в роли организаторов сети пенсионеров-ветеранов, только 3% увидели роль губернаторов (в ряде регионов - несомненную!). По мнению большинства опрошенных (43,3%)- это «стихийно выступление отчаявшихся людей». Даже если это и не совсем так - оценка массового восприятия «первой волны» в высшей степени показательная! Теперь - завершающая оценка перспектив «КПРФ и прочих традиционных левых»: все еще верят, что они «придут к власти» 6,4% (за президента-Зюганова готово проголосовать всего 4,3%, почти столько же за Жириновского - 4%). По мнению 27,4% «к власти левые не придут, но часть доверия вернут» - так думает, скорее всего, преимущественно старый «периферийный» электорат КПРФ - Зюганова 1995-1999 годов, не разделявший коммунистической идеологии, а бывший «за социальную и национальную справедливость». 36,7% сказало в январе-2005 «ничего коммунистам эти события не дадут», еще 30% - с позицией не определились.
1,25% видит вождем «объединенной левой оппозиции» Анпилова, чуть меньше (1,1%) Лимонова: такие «общенациональные вожди» типа революции - это клиника и полный позор для русской нации. 11,4% - по-прежнему Зюганова, 6,4% сохранилось у Тулеева. У Семыгина и Тихонова по полпроцента на каждого, личный рейтинг доверия Семыгина - 0,4%. В опросы ВКПБ как таковая не включена, ее блок с «Патриотами России» (и партией пенсионеров) имеет пока 2,4% - сколько пенсионеры в прошлый раз собрали сами, только не «от списка», а от явки чуть более 50%. ВКПБ почти реально не участвовала в январских протестах в самостоятельном качестве в регионах и ничего активно не вякнула в лице «типа лидеров»: однако ее в блоке с «Патриотами России» и партией пенсионеров как активно «поддержавших протест» восприняло 11,8% (формально поддержавшими считает 8,4%, не заметили более 66%) - почетное третье место для оппозиции! Как будет показано дальше, скорее всего это заслуга не отколовшихся «коммуняк», а пенсионеров; к сожалению, в опросе Левада-центра этого списка просто не было
На втором месте - «Родина»: 15,3% восприятия позиции как активной поддержки протеста (ВЦИОМ, по Л-ц - 12%) достигнуто за счет чисто думской активности (опрос был еще до начала голодовки) - ибо региональной структуры у партии для работы на улице просто нет. Парадоксально, но реально лезущую из штанов как раз на улицах НБП в роли активных протестантов увидело всего 6,5% (еще столько же решило, что лимоновцы «формально и явно недостаточно поддержали» выступления), по Л-ц в таком качестве НБН восприняли 2%. но об этой организации более подробный разговор впереди. Лидером левой оппозиции на перспективу 7,55% видит Глазьева, 11,6% - Рогозина, почти столько же (12%) надеется, что события сами выдвинут нового лидера. 13% думают, что им станет «кто-то из губернаторов», 2,8% - «кто-то из военных или сотрудников спецслужб» (но этот «настоящий Путин-2», скорее всего, придет к власти не на выборах, а через переворот)... В общем, царит в России сегодня полная «разруха в оппозиционных головах»!

Теперь есть смысл сопоставить восприятие Жириновского-ЛДПР и Рогозина-у«Родины» на фоне январского кризиса. Первый все больше воспринимается как элемент истеблишмента, отказ голосовать за отставку правительства и голодовка второго «полу-системного патриота» стали знаковыми событиями. Массовое сознание Жириновского и тем более его партию как оппозиционную не воспринимает, однако январские эскапады оценило позитивно: привлекли внимание 10,8% опрошенных - третье место (у «Родины» 9,3), второе место по этому показателю у КПРФ (16,3%), более 24% у ЕР. Жириновскому лично доверяет 13,9% - чистое первое место среди лидеров партий, у Грызлова-Зюганова-Рогозина оно чуть более 9%. Выше Жирика по этому параметру (кроме уникальных Путина и Шойгу) только Алексий Второй (14,9%) и Лужок (15,2%), который вместе с толстозадой Матвиенко (11,2%) воспринят Россией как эталон поведения региональной власти в ходе январских событий. Правда, у Жирдяя и антирейтинг доверия в 20,6% (у Зю 16,8%, у толстомордого голодающего Рогозина - всего 2,2%, у Грызлова 5,3% - но у «андроидов» большого антирейтинга быть не может).
Ясно, за счет чего есть рейтинг ВВЖ - его выступления запомнились в январе 21,3% - чисто 2 место после Путина (35,3% - но этот как раз до проведения опроса только раз что-то занудно проблеял «про монетизацию» по ТВ, так что выехал на старом рейтинге восприятия). Для сравнения - третьим был Рогозин (5,2%), четвертым - Зюганов (для 5% своего «ядра» выступления запомнились), еще 3,55% запомнилось общение Матвиенко с возмущенными пенсами в кабинетах и на улицах. Однако при всей выдающейся пиарной клоунаде Вольки-ибн-юриста при новом барьере в 7% шансы ЛДПР при вползании страны в новый кризис смотрятся «на пределе» (5,6% голосов «от списка»), а у «Родины» пусть не намного, но больше - 6,3%, а 11% видят Рогозина потенциальным вождем левонационалистической оппозиции в России. Это - уже серьезная стартовая площадка даже для личностно и организационно много более мелкой чем Ж фигуры. В общем, все по Брехту: старый осел - осел, молодой осел - молод!
Столько же поддержки у Димы Р. в роли «вождя» - сколько выходящего в тираж Папашу Зю и пока неизвестного «нового лидера из масс», а если окончательно загнется как Претендент на протестный престол (еще 7,7% поддержки) Глазьев - шансы толстомордого Димы становятся реальными при удачном «пиар-выходе из голодовки». Реальный конкурент пока для массового сознания в роли вождя оппозиции - только какой-то популярный оппозиционный губернатор (более 6% у Тулеева, еще 13% за неизвестного «нового лидера из провинциальных начальственных масс»), но их ВВП может теперь без труда увольнять, лишая ресурсов борьбы за центральную власть. Так что раздражение старого демагога на «нового голодающего» в той же почти электоральной нише можно понять - «национал-протестный» Боливар вполне может не вывести двоих в Думу в следующей кампании, когда больше не будет одномандатных округов для «страховки», чем воспользовался ВВЖ в 1993 году (и ранее всегда пользовался Рогозин). Президентского собственного рейтинга (при все «деформирующем наличии» Путина в списке для опроса) нет у обоих - 4% у Жира и всего 2,7% у Рогозина.

В ходе январских протестов, как уже отмечалось выше, «Родина» была воспринята как вторая после КПРФ сила по поддержке выступающих (15,4% за счет чисто думской трибуны, еще 10,4% увидели от уРодов хоть «формальную и недостаточную поддержку» протестов - четверть страны в совокупности), вторая «Родина по этому параметру и у Л-ц - 12%, а ее антирейтинг («выступили на стороне властей») - всего 1,9%, тут довольно лакейская к Путину и режиму организация обошла по степени искренности восприятия своего протеста населением и честно-безбашенную в своей антисистемности НБП (2,2% «выступили на стороне властей»). Такая оценка для КПРФ - 2,1%), а ВКПБ с пенсионерами-патриотами - 2,2%. Интересно было бы понять - кто так думает про нашу системную, полусистемную и антисистемную оппозицию в январе-2005, но «размерность» этой группы слишком маловата - при большом совпадении количественных показателей. Восприятие ЛДПР в ходе январского кризиса «буквально на грани» - 6,9% увидели «активную поддержку протестов» (7% по данным Л-ц) и 6,8% - как «выступивших на стороне властей», 10,4% заметили «формальную поддержку» акций и по мнению 14% жиринята «промолчали, не заняли позиции». Затруднились ответить про позицию ЛДПР в кризисе 62%, «Родины» 60,5% (ВКПБ 66,7% и НБП 70,2%), так что в «своей нише» опять минимальный перевес у Рогозина.
Единственной активной антисистемной оппозицией, готовой к «прямому уличному действию» преимущественно ненасильственного характера оказалась в нынешней стране только НБП. Но больших лавров от событий января-2005 казалось бы оптимально приспособленная к подобным действиям небольшая, но шумная «организация пассионариев» в общественном сознании не снискала. Всего 6,5% увидели в акциях разветвленной регионально организации активно поддержавших протест: 6,64% оценили поддержку городских революционеров как «формальную и слабую». Еще 14% решивших, что НБП «промолчало и на заняло четкой позиции», 70% их вообще не заметивших - это еще хуже, чем 2,2% увидевших их на стороне власти (вероятно, в роли «провокаторов-общественников»?). Похоже, что дело не только в понятной личной слабости Лимонова для роли «вождя революции» (а прочие «лимонники» столь же неизвестны населению, как и «баркашовцы» во времена оны): формы их нынешнего эпатажно-протестного поведения не нравится даже большей части активно недовольных режимом, а не только отторгаются обывательским «молчаливым большинством». Когда сроки в 5-7 лет за протестный хэппенинг в здании министерства большинство знающих о нем (22,55%) охарактеризовали как «наказаны поделом» (и еще 7,8% считают, что «справедливо, но несколько сурово») - это мнение сторонников нынешней власти. Однако всего 6,4% восприняли приговор как «несправедливую расправу», а еще 10,4% сочли «излишне жестоким и суровым» - так что с «оппозиционной солидарностью» пока плохо!

В общем, активный курс национал-большевиков пока понимается населением явно неадекватно - или упорно не замечается вообще именно в силу гиперардикализма, пытающегося «обратить внимание любой ценой»: заметили их как таковых в январе 1,6%, а выступления «Эдички» лично - 0,9%. «Доверяют» же Лимонову после всех его потуг а на единый фронт НБП с КПРФ и «Яблоком» 1,05% (и не доверяют 7,3%). Так что из изоляции в оппозиционной среде организацию данный курс (многим национал-большевикам противный как «союз слона, моськи и таракана») не вывел. 0,33% потенциальных голосов для сознательно не регистрируемой и преследуемой властями «партии внепарламентской оппозиции» - это не трагедия. Однако получается, что описанные выше данные об отношении к НБП после участия в январских протестах - не ничтожно малые, а невероятно высокие для таких «изгоев».
Ранее они активно-протестно не только «самореализовывались», но и жили в своей «параллельной» для ельциско-путинской России реальности «За стеклом» (как точно назвал свой роман о «новых левых» в студенческом Нантерре-68 под Парижем перед началом «красного мая» Р. Мерль). «За стеклом» от всего народа, включая его саму недовольную часть - а не только от всего нашего действительно гнилого, продажного и трусливого «политического класса». «Стекло» изоляции-самоизоляции НБП в январе-2005 пробило, но с пенсионерами и их протестом скорее общий язык нашли КПРФ и «партия пенсов»: по крайней мере, так все пока выглядит на уровне массового восприятия событий. Какие уроки извлечет такая антисистемная оппозиция из нынешних событий - пока не ясно совершенно и прогнозу толком не поддается. Впрочем, выступления протеста в самых разный частях страны пока власти сбить тоже не удается (при всей разнузданной комбинации шумных пиар-полачек и уличных демонстративно-карательных «репрессий против подстрекателей»), так что итоги событиям пока подводить еще рано.
Зато вполне понятно, почему Лимнову-НБП так понравился киевский «майдан Незалежности» - в силу социокультурной и психологической общности «поколенческой революции». В России пока подобный сценарий как успешная перспектива для Проекта выглядит пока чем-то очень мало реальным - даже в его украинской в целом «служебной роли» в чужой «полупобеде»... Однако «других р-р-рэволюцинэров для вас в России нэт. Работайте пока с этими» - так можно теперь перефразировать известную фразу про писателей Виссарионыча. Смогут ли в НБП привлечь новые силы по итогам январской «протестной волны» и успешно утилизировать весной-2005 хоть наиболее близкий им социокультурно и психологически студенческий протест против «забривания в армию» - от этого зависит, смогут ли они стать не только символом «антисистемных революционеров», но и реальным субъектом такой политики. Или эту неизбежно возникающую по мере роста протеста нишу займет кто-то другой, куда более плебейский и националистический!?

Далее, по данным ВЦИОМ можно выделить большую группу партий, которые практически не имеют шансов на преодоление барьера в 7% при любом стихийном развитии событий в России, хотя некоторые из них при наличии разумных оргпроектов и достаточных ресурсов «не безнадежны до конца». АПР после падения Лапшина находится в странно-межеумочном положении; с одной стороны, как и следовало ожидать, после введения пропорциональной системы на местных выборах ее списки (если финансирующий их А. Чепа иногда дает денег из центрального бюджета) начали получать мандаты. С другой стороны, В. Плотников (как продукт «антилапшинского компромисса» и единсвтенный депутат Думы кроме не пожелавшего баллотироваться в лидеры Н. Харитонова) на роль лидера не тянет даже аппаратно, не говоря уж о любых общенациональных «потугах». А. Гордеев (дающий на аппарат АПР гроши по линии Минсельхоза) никак не может решить - нужна ли ему эта затея и не приберечь ли ее под себя в случае отставки кабинета и ухода с поста: бывший некогда любимцем Путина, который не верил и не давал хода даже вполне реальным доносам в 2003-4 гг., он явно чувствует колебания почвы под ногами. Кампания Харитонова в президенты-2004 объективно сработала не на КПРФ, а на электорат АПР (часть неопределенно-левого избирателя воспринимают Харитонова как агрария, а не как «коммуниста»)...
Всю эту «кашу» надо учитывать при понимании перспектив АПР: при наличии нестарого для массового восприятия лидера с деньгами, «мотором в заднице» и хоть минимальным политическим опытом применительно к федеральным выборам (им могут быть и Гордеев, и Чепа, и Харитонов - и их «комбинация») ничего нереального в том, чтобы проскочить в Думу на обвале ЕР и КПРФ у АПР нет. На нет же - и суда нет, теперь есть смысл минимально проанализировать «аграрную фактологию» января-2005. Гордеев как министр вполне типичен - 16,3% «одобрения» и 35,7% неодобрения, еще 48% просто не знают, что это за фрукт. Поскольку «политиком» его не считают (в отличие от Зурабова, Кудрина или Грефа, Иванова или Лаврова), то про «рейтинг доверия» ничего сказать нельзя... Что до АПР, то при полном отсутствии медиа-активности партии в январе (провальные статейки «про хорошего Плотникова» - это смешно!), внимание 3,8% опрошенных партия - никакой активной позиции на уровне федерального руководства в январе не имевшая (и почти ни в одном регионе не участвовавшая в протестных акциях) как-то привлекала. Это чуть выше чем у «Яблока» (3,7%), много выше чем у ВКПБ-пенсионеров (2,5%) с союзом правых сил (2,2%) или НБП (1,6%). Все остальное - менее 1% (Гудков 0,7% и Миронов - 0,4%, прочие просто не фиксируются на общенациональном уровне). На гипотетических досрочных выборах за АПР готово проголосовать 2%, что сопоставимо с пенсионерами-ВКПБ (2,3%) и «Яблоком» (2,6%) и много выше, чем за СПС (1,3%).
Занятно восприятие «малых партий» умеренно-оппозиционного толка и в ходе январского кризиса 2005 года. «Буквально ни на чем» (довольно небольшая личная активность Харитонова и соучастие в событиях всего в нескольких регионах - при «нулевом лидере» и полном отсутствии доступа к центральным СМИ) дали 5,8% восприятия АПР как активно поддержавшей выступления, это «за гранью ошибки измерения»! Еще 10,7% как-то увидели и услышали «формальную поддержку». Как силу прорежимную, находящуюся на стороне властей АПР восприняли 3,15% - тоже интересно понять бы кто такие так трезво думают (еще целых 19,4% все таки заметили факт существования АПР - ибо «промолчать, не занять четкой позиции» может только нечто реально существующее для массового сознания, хоть на уровне «запроса»). Не увидели никакой АПР только 61% - отношение на уровне «Родины», ЛДПР или партии пенсионеров, ныне куда более активных и организованных в ситуации общенациональных уличных протестов.

Очевидно, что в январе (в силу паралича ВКПБ и откровенной мифичности «патриотов России» семыгинского разлива) именно уличная настырность части региональных отделений партии пенсионеров и памяти о голосовании за нее в 2003 году блок обязан тому, что как активно «поддержавших протест» их восприняло 11,8% (формально поддержавшими считает 8,4%, «провластными» 2,2%), не заметили более 66%. Сможет ли руководство данной партии во главе с В. Гартунгом хоть что-то выжать из этой ситуации - дело темное, но как и АПР, «пенсы» кое-чего добились по партспискам в ряде регионов в 2004 году. Так что и эту партию можно считать на федеральную перспективу «ненулевой» - в отличие от политических трупов из «Яблока» и СПС (так думает на базе итогом анализа местных выборов и А. Кынев). «Яблоко» хоть 4% оценило как «активно поддержавших» выступления (по Л-ц - 2%) и еще 7% как «формально поддержавших». Все остальное из числа «типа партий» - либо «реликты минувшей эпохи», либо пиар-фантомы Суркова и К, ныне выброшенные кукловодами за ненадобностью...

«Третья волна» социального протеста (с 1989 г.): что было и что будет?
Мною будет сделана теперь попытка рассмотреть ситуацию не с точки зрения партий (и прочих политических, властных и экономических субъектов), а с точки зрения самого населения - чем недовольно, на что готово и на что надеется (все почти по кантовскому императиву). Разумеется, в ходе дальнейших исследований надо будут более четко обозначить: в чем разница «третей волны» с первой - забастовками шахтеров и массовыми митингами с 1989 г. (включая трагический эпилог той эпохи в 1993 году) и с «второй волной» - бурно начавшейся и быстро кончившейся еще до дефолта «рельсовой войной»-98, во многом спровоцированной деньгами и энергией БАБ - как и «заговор Рохлина» в войне за наследие ЕБН. Пока «третья волна» представляется наиболее стихийным социально-экономическим протестом в ответ на наглую «шокотерапию-2» со стороны верховной власти (почему-то такой вполне предсказуемой реакции в ответ не ожидавшей всерьез) - при минимальной роли неудачно примазывающихся к протестам любых «политиков». Вопрос о верховной власти - быстро ставший ключевой темой акций для «первой» и «второй волны» (последнюю потому так быстро и «свернули», ибо типа «элиты» решили разобраться про «наследника» в своем кругу, без всяких протестующих толп), пока вообще всерьез не ставится основной массой протестующих-2005, которых к тому же вообще не так много. «Волна» сразу сильно пошла «вширь», но «глубина» и «размах» протеста пока невелики.
Так или иначе, после долгого «смирения» в России «улица» опять проснулась. Волнует - не волнует вопрос о замене льгот денежными компенсациями: население в январе раскололось в пропорции 65, 2% против 30%, то есть все тот же раскол «довольных» и «не довольных» жизнью и политическим режимом в пропорции примерно 2:1, который неоднократно фиксировался и до начала «январской волны». Данные Л-ц незначительно отличаются: число «одобряющих» сократилось с 37% в августе до 33% в январе, а осуждающих выросло с 53% до 57%. На самом деле и с «недовольными» далеко не все так однозначно, как может показаться на поверхности последних шумных событий: отвечающие на вопрос о замене льгот денежными компенсациями раскололись на 4 близкие по своей размерности группы (по данным ВЦИОМ). «Это не ухудшает нашего положения» ответили 27%, еще 20,9% заняли близкую позицию - «эти меры не затрагивают никого из нашей семьи». Судя по всему, это та же половина жителей России, которые считают, что уже «приспособились к новой жизни» (56,5%). Еще 16,5% надеются, что «приспособимся в ближайшем будущем»: по конкретному вопросу о монетизации 21,6%, считают, что «скажется негативно, но мы приспособимся». Как катастрофу воспринимают ситуацию 27% - «крайне негативно, это снижает наш уровень жизни»: «не определившихся» по данной проблеме уникально мало - всего 4,7%.. Как уже отмечалось в первом разделе, позицию «никогда не адаптируемся к новым условиям» в явной форме занимает 22,3%. Разумеется, нужны более тонкие дальнейшие исследования по поводу границ и состава каждого «слоя» - однако размерность их и взаимные отношения уже примерно ясны.

Данная «общая картина» для власти выглядит довольно благостной: мол, всем недовольны «дезодаптанты», которым по большому счету ничего уже не поможет - кроме массовой «эвтаназии» и «хосписов» для наиболее шумных. Однако анализ каждой из «чисто конкретных» запущенных мер показывает, что «все только начинается». По поводу «коммуналки» ситуацию зашкаливает сразу, уже не 27% как «в общем» - данную «монетизацию льгот» оценивают «крайне негативно как снижающую наш уровень жизни», наоборот - 72,1%! Даже Греф 28 января пустился в «большое откровение» - к 100% плате за квартиру «мы еще не готовы»: очень вовремя подсуетился, в конце января все проявится в «чисто конкретных счетах». По этому параметру «затруднились ответить» про последствия всего 2,1%, «не ухудшает нашего положения» всего у 3,9%, еще для 1,7% «эти меры не затрагивают никого из нашей семьи» - суммарно 5% «живущих в этой стране» граждан мирового сообщества! Если «в общем» 21,6%, считают, что «скажется негативно, но мы приспособимся», то по коммунальным платежам - практически те же самые 20,2%. Россия, как удачно (даже для умственно отсталых и домохозяек) показал А. Паршев - уникально «северная страна» для индустриального городского общества: в ней подобный курс реально равен геноциду большинства русского населения. Причем даже не очень «ползучему» - как в бедовые времена ЕБН и пятилетку «ремиссии» эпохи раннего ВВП - а быстрому и крайне мучительному.
С «постепенным переходом на платную медицину» геноцид большинства русского городского населения принимает еще более открытые формы - и воспринимается им уже вполне адекватно. «Крайне негативно как снижающую наш уровень жизни» считает - 75,5%, пусть для каждого в конце января это все сразу еще не проявится в «чисто конкретных счетах» к оплате за «право на жизнь». Тут «скажется негативно, но мы приспособимся» думает уже почти на 5% меньше (16,4%), чем по платежам за жилье - те перешли в «крайне недовольные». По этому параметру «затруднились ответить» про последствия всего 1,7% (еще меньше чем 2,1% по «коммуналке»), «не ухудшает нашего положения» всего у 3,6% (точно как по «полной квартплате»), еще для 2.7% (даже больше, чем 1,7% по «полной квартплате») «эти меры не затрагивают никого из нашей семьи» - суммарно все те же 5%. Которых чем дальше, тем больше три четверти вполне готовы будут резать, а 2монетизированные» вояки и менты вряд ли будут всерьез защищать.
Так что «тарифы на общественном транспорте», которые - в лице пенсионеров и взорвали ситуацию «тихого вымирания» в январе-2005 - находятся в «середине недовольства», как «крайне негативную» меру их воспринимают всего 63,5%, а «приспособиться» надеются те же 22,5% - что в общем и среднем. «Не ухудшает» жизни это 6,5%, еще для 4.8% - «не затрагивает», так что суммарно это уже не жалкие 5%, а «целых» 11%. С платным образованием ситуация воспринимается еще более спокойно «стареющим обществом» - просто в силу далеко зашедшей депопуляции русского и российского горожанина: как «крайне негативную» меру это воспринимают всего 59,7%, а «приспособиться» надеются 16,2% (как и по «платной медицине»). «Не ухудшает» жизни этот ход властей 6,4% (полное совпадение с «транспортом»), а «целых» 16,2% подобное образование уже «не затрагивает». Сейчас я совсем не анализирую тему наглого прямого бюрократического грабежа всех и каждого: так, «зурабовская страховая медицина» и «страховая пенсия» оценивается знающими аналитиками в передел в свою пользу 60 млр. баксов (и граждан, и бюджета) в год, глава московского метро «своим» выделил на компенсацию 350 рублей месяц, а «быдлу» выдали 160 и т.п. Пока для меня важны массовые настроения, а не «чисто конкретные разборки» властей - хотя когда Лужков «несет правительство по кочкам» (а Центр - его и других губеров по тоже делу «посылает обратно») выбалтывается в запале много, а через СМИ и в общественное сознание «попадает немало». И - мало такой «власти» скоро не покажется!

Надо отдать должное исследованию ВЦИОМ - оно включило в опрос по «блоку недовольства» не только затрагивающие (до степени открытого геноцида) большинство русского населения, но и скорее «проблемы богатых» - рост цен на бензин и падение стоимости доллара. В силу большой моторизации общества (и понимания его «советским образованным большинством» + успевшими выучится на остатках старого образования молодым меньшинством доминирующего механизма роста цен в стране) результаты по бензину - похожи на показатели по платному образованию. «Крайне негативно» - 49% (на 10% меньше чем по образованию), «не ухудшает» для все тех же 6,8% и стандартные 22,4% «приспособиться» надеются», «не затрагивает» аж 18,6%, заметно выросли «затрудняющиеся ответить». Проблема нефтяных цен в РФ зависит не только от мирового рынка, но и от произвола - мошенничества власти и бизнеса, а вот падение доллара не зависит даже от всемогущего господа бога. Тут «пестрота мнений небывалая»: для 21% «это не ухудшает положения» и еще для 32.6% «не затрагивает членов моей семьи». Для 16.7% - сказывается негативно, но приспособимся, а «крайне негативно, ибо снижает уровень жизни» думает почти столько же (16,22%). Именно ответ на этот вопрос «критериален» для понимания состава той трети населения России, для которой уже наступила жизнь в «глобализированном обществе»...
Причины выступлений охарактеризованы общественным мнением РФ следующим образом: небольшое относительное большинство (28%) считает, что «детонатор» - в ухудшении по вине власти экономического и социального положения россиян - похоже, что преимущественно это позиция «дезодаптантов». Вторая большая группа (21,4%) считает, что причиной выступлений является «социальное расслоение общества», при ВВП действительно еще более усилившееся - чем при ЕБН. Отказ «федеральных властей от социальных обязательств перед обществом» воспринимают как главную причину январской протестной волны 14,5% : тут явно довольно много «еще надеющихся адаптироваться». И наоборот, 5,65% винят самих «иждивенцев», неспособных и «не желающих отказываться от традиционных форм социальной поддержки» (3,26% винящих «отсутствие полной и объективной информации - видимо, более политкорректная форма позиции «бедные неудачники сами виноваты»).
На «местные власти» удалось центральным «перевести стрелку» у 16% (по данным ВЦИОМ); в другой редакции этого вопроса «кто главный?» губернаторов+мэров винят аж 22% (по 11% тех и других). А вот «действия оппозиции винят в протестах» всего 3,3% - что, по-моему, довольно верно оценивает реальный потенциал всех «примазавшихся» вместе взятых. Левада-центр предложил другую, более «операциональную» для властей «шкалу причин недовольства», в том числе и применительно к делению «льготников» на федеральных и местных, которое сильно практически дезорганизовало «аппаратную подготовку». Оправданным подобное «деление» считает всего 16% (против 62%), но тут реально «делись чисто конкретные бабки»; по мнению 58% федеральным лучше местных противоположным образом думают 9%. Так ил иначе, по январским данным Л-ц 41% недовольны малой величиной «монетной компенсации», 36% кивают на «несовершенство закона» и 32% на его «поспешное принятие» (еще 12% считают, что просто не хватило времени на бюрократическое «сведение концов с концами»). По мнению 23% «неудачно разъяснили населению» его же пользу, для 21% был выбран неудачный момент: отменять льготы при небывалом бюджетном профиците от нефти - тут выйдет «разъясняй - не разъясняй, все равно получишь... протест»!? Для 6% виноваты местные власти, саботировавшие реализацию закона (сумма тут больше 100%, ибо можно было выбрать несколько ответов)...

Теперь есть смысл подробно проанализировать сам «детонатор вспышки» - законы, вступившие в силу с 1 января в зеркале общественного мнения. Население некогда «самой читающей страны мира» явно хочет показаться осведомленнее, чем есть на самом деле: если бы 8,8% действительно «читали закон», то его уж точно хоть как-то знали бы сами чиновники, которым поручена его реализация (они в массе его в лучшем случае видели). В 25,9% «читавших основные положения в газетах» верится - как в скорое возвращение в СССР, когда система партполитпросвета примерно на подобные подвиги еще была способна. 58,2% «слышавших по ТВ и радио что-то об этом законе» и еще 27% «слышавших только разговоры о нем, но сами не читавшие» - это похоже на правду, но несколько приукрашенную по количеству... Так что при восприятии оценок закона надо помнить бессмертное «Я, конечно, не читал Пастернака, но...» и Галича про передового рабочего: «Злодеяния израильской военщины -
Известны, говорю, всему свету.
Как мать, говорю, и как женщина -
Требую их к ответу!»
Прежде всего, характерна позиция «довольных жизнью и властью» - 13,1% одобряют и закон, и реализацию. Относительно много народа встало на классическую русскую позицию «Законы святы: но исполнители - лихие супостаты!» (36,7%). Однако большинство (38,5%), пусть и незначительное, рубит правду-матку: «закон изначально носил антинародный характер», почти 12% прибывают в тягостном недоумении и не могут пока определиться в оценке такого «законотворчества». Самое интересное в том, что ответы на прямой вопрос про влияние закона на «твой личный и семейный карман» показывают, что только у 38,8% (та же величина, что и считающих «закон изначально носил антинародный характер») он ухудшил положение реально. Улучшил - у 6,6%, так что митингующие «сельские ставропольские пенсионеры» не являются чисто пиарным мифом. У 29,5% опрошенных нет льготников в семье, еще у 16,35 - есть, но на материальное положение семьи в целом это не влияет. Очень интересны и попытки объяснения мотивов «других протестантов» - в сравнении с тем, как люди (до этого) оценивали свои мотивы. Если «про себя» только 3,26% винили «плохую разъяснительную работу» - про других так думает аж 21%! Почти абсолютное большинство (48,8%) считает, что «у многих есть опасения, что это ухудшит их материальное положение»: похоже, сюда полностью вошли те, кто на предыдущий вопрос причиной всплеска протеста считали «социальное расслоение». По «свертыванию социальной ответственности» (11,7%) про «других» позиция отличает от «про себя» всего на 35. Наконец, скорее всего ядро противников «иждивенцев» (11,42%) считает, что для других «льготы - это признание их заслуг перед государством».

Левада-центр задал в январе вопрос - а зачем власти все это затеяли? Большинство населения решило просто и ясно- «деньги на нас экономят» (53%), еще по мнению четверти «решили уравнять имеющих и не имеющих льготы». 13% совсем «клинических оптимистов» даже после начала протестов считают, что «власти решили помочь наиболее обездоленным». Оценки населением степени готовности властей к реализации законов все время менялись в худшую сторону. В сентябре «готовыми» их считало 27%, в декабре - 22%, в январе - только 13%; и наоборот - не готовыми 64%, 66% и 81% - когда гром, наконец, грянул, а чиновник публично перекрестился на народ и на Путина. Интересен и январский перенос акцентов в любимом «русском вопросе» - кто виноват? Доля личной ответственности ВВП сократилась с августа по январь с 34% до 31%, «думаков» с 24% до 21%, а правительства выросла с 34% до 41%; эти данные Л-ц абсолютно совпадают с ВЦИОМ. При более дробной шкале оценок вины она у правительства в целом сократилась до 38%, у путина лично до 23%, у «думаков» почти вдвое - до 12%; зато 14% получили «чисто конкретные министры» Зурабов и КЮ 5% губернаторы и прочие местные чинуши, по 2% провокаторы-общественники сами пенсионеры: так что «никто не забыт и ничто не забыто»...
Теперь надо поговорить о готовности личного участия населения в протестных акциях в новом году. На начало третей декады января, когда проводились опросы, регионы, в которых население ждет массовых акций протеста, незначительно преобладают над «спокойными» - 48,9% против 45% (ВЦИОМ), были акции в регионах, где живут 30% опрошенных и не было в 48% (Л-ц). Готово (и «скорее готово») принять участие в протестных акциях примерно та же четверть населения, которая и пострадала (26,7% по ВЦИОМ, 26% у Л-ц + менее 1% опрошенных «уже участвовали» сами) - не собирается этого делать более 65% у ВЦИОМ и 67% у Левады. В не разрешенных властями демонстрациях готово принять участие 8,8% - примерно такая размерность «ядра активно недовольных» фиксировалась и декабрьскими исследованиями, 1,2% готовы к перекрытию дорог и захваты зданий (протест в стиле «прямого действия» НБП), 2% - даже действовать с оружием в руках. Если брать эмоциональную реакцию, то (по данным Л-ц) «негодование» от январской «шокотерапии» испыталос незначительное большинство в 28%, «недоумение» - еще 22%, 11% восприняло происходящее «с пониманием», 6% «с одобрением» и 8% с «обидой».
Сторонники «мирного протеста в рамках закона» пока в России в подавляющем большинстве - их 40% по ВЦИОМ. Левада-центр дал интересное сопоставление августовских и январских оценок отношения к протестам: число «поддерживающих и готовых участвовать» выросло с 29% до 41%, без изменений остался 41% типичных для России «сочувствующих, но не участвующих». Число решительных противников сократилось с 18% до 10% (опять эта же «размерность лоялистов» режима), почти не осталось н еопределившихся. Теперь - о возможной реакции власти на протестную волну - с точки зрения общественного мнения: по мнению 75% (ВЦИОМ) «власть должна прислушаться к митингующим», но четко фиксируется и позиция, которая требует от власти «порядка» в стиле: «Богач - будь смелым и гордым!

Бей бедняка в хамскую морду!». По мнению 3,3% «власть не должна реагировать» на акции протеста, еще по мнению 4,7% «отмороженных богатеев» «несанкционированные выступления должны присекаться» (ВЦИОМ). Так что для эскалации классовой ненависти в некогда однородном обществе - все готово и только 9,7% считают, что «ни в коем случае не должна применяться сила»...
К чему же могут привести протестные акции по мнению населения на начало 20-х чисел января? Большинство (40,8%) считает, что «ни к чему не приведут», еще 26,9% рассчитывают на корректировку закона о льготах: ПОКА КОРРЕКТИРУЕТСЯ НЕ «ЗАКОН» (Дума не кует и не мелет, а депутаты в конце месяца разъехались в округа ), а механизмы его реализации правительством и местной властью. Кстати, по январским данным Левада-центра, только 27% - чуть более четверти населения (фиксируемых всеми опросами) за полную отмену закона о монетизации, 68% за его корректировку. Треть - за приостановку и его перезапуск «в хорошем виде», 18% за увеличение компенсаций, 17% за корректировку закона и механизмов его реализации. На изменение нынешнего курса руководства страны по ВЦИОМ надеется 4%, досрочные выборы президента - 2,25% (а Думы - всего 1,7%). На отставку правительства надеется - 13,94% (по данным Левада-центра, за нее выступает 20%), отдельных министров - 9,1% (по Л-ц, за это выступает 29%), еще 11% хотело бы по мнению последнего «гнать губернаторов и прочих чиновников», а 9% «давить провокаторов протестов» - что опять почти совпадает с данными ВЦИОМ. Впрочем, активно хотеть чего-то самому и этого ждать от кого-то - две большие разницы.
Так что особых иллюзий у населения нет - хотя три четверти хотели бы, чтобы к ним и их мнению «власти прислушались». Разумеется, данные и о готовности личного участия в протестах, и реакции на их эффективность - пока наиболее скудны и не полны. Ибо удалось только нАчать и слегка углУбить - и все еще не понятно, как «процесс пошел»... К тому же реакция на начало реализации закона (если ответы сравнить с прошлогодними оценками) тоже дает далеко не однозначную картину по поводу оценки населением своих, других людей (и России в целом) перспектив. По данным Левада-центра, число опрошенных, считающих, что обездоленным слоям в итоге станет лучше, с августа по январь сократилось с 25% до 18%, число «ухудшится» осталось почти без изменения (58% и 59%), «останется без изменения» - так и осталось без изменения (15%). Участь страны оценивается чуть более оптимистично: число «будет больше пользы» выросло к январю с 29% до 34%, «будет больше вреда» чуть сократилось (с 48% до 45%), «останется без изменения» - так и осталось без изменения (8% и 9%). Для семьи «будет больше пользы» упало к январю с 17% до 11%, «будет больше вреда» выросло (с 44% до 52%), «останется без изменения» - так и осталось без изменения (31%). Наконец, интересно, что думает большинство (льгот не имеющее) - об имеющих: «будет больше пользы» выросло к январю с 20% до 23%, «будет больше вреда» тоже чуть выросло (с 60% до 62%), «останется без изменения» - так и осталось почти без изменения (8% и 6%).


Оцените статью