Видео: Эфир от 21 февраля 2013 года

Архивные материалы

21.02.2013 14:10  

Михаил Хазин

190

Т. ДЗЯДКО - Здравствуйте. Хотелось бы начать вот с чего. Сегодня было объявлено Следственным комитетом, что для возможной переквалификации статуса Сердюкова и передачи дела о хищениях в Минобороны в суд, потребуется не меньше года. Это заявление Александра Бастрыкина, главы Следственного комитета. Кроме того, сообщается, что сейчас ведется экспертиза по всем делам Минобороны, чтобы определить наличие вины Анатолия Сердюкова. Бывшего главы ведомства. И так далее. Бастрыкин сегодня...

М. ХАЗИН - Ушел от ответа.

Т. ДЗЯДКО – Но всячески, вот он говорит – мы привлекаем экономистов и финансистов, чтобы все это доказать. Мы хотим, чтобы все это было убедительно. Чтобы вышли в суд. А тем более министр обороны и его помощники, мы должны выйти с существенными доказательствами финансового плана. В общем, общался с журналистами господин Бастрыкин по делу о хищениях в Минобороны. Как вам кажется, дойдет ли это все до суда, состоится ли суд, кто окажется на скамье подсудимых, вообще, чем закончится эта громкая отчасти пиар-кампания, да?

М. ХАЗИН - Безусловно, дойдет. Пиар-кампания к делу имеет слабое отношение. А что касается дела до суда оно, безусловно, дойдет. Будет ли там Сердюков, это вопрос сложный. Скорее всего будет, он совершил принципиальную ошибку, когда привлек к делу своих родственников. Личных родственников, которые соответственно там получили какие-то пансионаты или еще чего-то. А уж дальше я не знаю, поскольку это будет решать суд, у нас конечно очень специфический суд, в некотором смысле у нас его вообще нет в стране. Но мы же знаем, что когда судят представителя элиты, то суд всегда принимает решение, исходя из некоторой высшей целесообразности в любой стране. По этому поводу есть масса замечательных историй. И по этой причине какое здесь будет принято решение, я естественно не знаю. Тем более что я вообще не специалист по нашим судам. У меня конечно имеется опыт. Я судился с администрацией президента в Басманном суде. Это было замечательное совершенно развлечение. Но, тем не менее, это не мое.

Т. ДЗЯДКО – Хорошо. Идем далее. Смотрим новости. Господин Бастрыкин предлагает создать финансовую полицию для борьбы с экономическими преступлениями. Будущая налоговая полиция по его задумке должна будет бороться с неприкасаемыми. Нужна нам очередная структура?

М. ХАЗИН - Я уж не знаю, что он имеет при этом в виду. Но нужно понимать, что когда речь идет об элите, то ее никогда не трогают. Она неприкасаемая. Вы где-нибудь слышали о судебном процессе в адрес члена королевской семьи Великобритании?

Т. ДЗЯДКО – Да как-то нет.

М. ХАЗИН - Это невозможно. Точно так же, там есть некоторые тонкости, потому что, условно говоря, очень богатым людям можно там в пьяном виде попасться на улице и ничего ему не будет. Но если он собьет малолетних детей, то могут и посадить. Разные варианты бывают. Грубо говоря, есть разные преступления и чем выше человек, тем больший спектр преступлений он может совершать безнаказанно, но для чего это Бастрыкину я не знаю. Может быть, это какие-то аппаратные игры, может быть ему нужно, чтобы была специальная силовая структура, которая не подчиняется, например, МВД. Потому что МВД коррумпирована другими силами. В общем, это сложно сказать. Надо разбираться.

И. ВОРОБЬЕВА - Вообще в принципе финансовая полиция для борьбы с экономическими преступлениями нужна или нет?

М. ХАЗИН - Вообще чтобы разбираться в экономических проблемах, нужна очень высокая квалификация. Я знаю людей, которые могут, изучая банковские проводки, это аудиторы, которые проводят фондовики, обнаружить вывод денег. Это виртуозная техника. Потому что так обычно непонятно, купили, продали. В целом в плюсе и что именно эти операции конкретный вывод, очень трудно. Но может он имеет в виду, что нужно таких виртуозов отдельно собрать, потому что сегодня невозможно, если вы хотите человека какого-то привлечь, например, для того чтобы расследовать дело в банке, то выясняется, что все специалисты работают в других банках и есть некоторая корпоративная солидарность, с которой очень трудно бороться.

И. ВОРОБЬЕВА - Еще вопрос. Мы не раз говорили про малый и средний бизнес. Которые в связи с новыми налогами, законами давят и давят. Генеральный прокурор России Юрий Чайка признал, что действительно малый бизнес исчезает под угрозой новых налогов, вмешательства силовиков в хозяйственные споры. То, что это признает генеральный прокурор, это дает нам шанс надеяться, что что-то будет все-таки меняться в лучшую сторону.

М. ХАЗИН - Нужно понимать, как все происходит. У нас экономическую политику определяют сидящие в правительстве и в ЦБ экономические либералы. Еще раз повторю, это их самоназвание. К либерализму они не имеют никакого отношения. Поэтому у меня на сайте их называют неприличным словом «либерасты», обидным словом. Но от этого суть не меняется. Это некоторая группа, которая придерживается неких правил. Они там у себя в учебниках прочитали, что нужно делать вот так, они так сделали, получили негативный результат. Это классический совершенно пример безграмотности чиновников, которые не понимают всех механизмов обратной связи. Сегодня их в эти механизмы носом тычут. Говорят, ребята, смотрите, что у вас происходит. Малый бизнес закрывается, люди приходят к государству и говорят - дайте нам пособие по безработице», пособие по ЖКХ, то есть это увеличение нагрузки на бюджет, дальше соответственно экономический рост сменился экономическим спадом. Итоги января катастрофические и так далее. Но они не мычат, не телятся и все время только говорят одно и то же – больше 3% роста быть не может. Кстати тут очень интересная вещь произошла. У них произошла буквально вчера-позавчера принципиальная смена риторики. Просто происходило на глазах, и я склонен считать, что это неслучайно. Дело в том, что эта группа соответственно очень тесно связана с МВФ, мировым банком, старой администрации президента США, в новой уже не осталось их друзей. Но их собственно вырастила администрация Клинтона в 90-е годы, а именно она контролировала администрацию Обамы первый срок. Так вот эти люди, что они объясняли, экономического роста быть не может больше 3%, в реальности было ноль, значит, что все это глупости, и так далее. Чуть ли ни открыто заявляли президенту, что его требования об экономическом росте это глупость. И вдруг неожиданно позавчера я был на юбилее...

Т. ДЗЯДКО – Ой, давайте я здесь вас прерву буквально на полторы минуты.

РЕКЛАМА Т. ДЗЯДКО – Мы продолжаем наш разговор с Михаилом Хазиным. Говорим об экономической политике и МВФ. И прервал я вас буквально на полуслове.

М. ХАЗИН - Был юбилей 106 лет Плехановскому институту. Я там был, и вот там выступал академик Макаров, директор ЦЭМИ, нужно понимать, что ЦЭМИ это такой учредитель и окормитель российской экономической школы. Одно из гнезд либерализма российской действительности. И вот академик Макаров начинает говорить о том, что что-то у нас много в экономике стало либерализма. Я совершенно ошалел от этого. Потому что ну как, пчелы против меда. И поэтому когда подошла моя очередь выступать, я честно соответственно сказал, что я совершенно ошарашен. После этого ко мне подошел академик Макаров, что тоже удивительно, и сказал, что Михаил Леонидович, ну что вы, ну все же уже всё поняли. Я говорю: я очень рад, что все всё поняли, я просто удивлен, что я это слышу. Искреннее выражение удивления. Я наоборот, я за. На следующий день я прочитал не то в Интернете, не то в газете, в Интернете наверное все-таки, что есть такой Евсей Гурвич, руководитель экспертной группы при Минфине. То есть та группа, которая ценные указания МВФ для чиновников переписывает в доступной им форме. Он тоже начал объяснять... какой-то доклад, в котором объяснял, что, конечно же, майские указы президента неисполнимы. Это в старой риторике. А дальше, комментируя его доклад, его зам. сказал: но если провести структурные реформы, направленные на импортозамещение, может получиться 6% роста.

И. ВОРОБЬЕВА - Ничего не поняла. Извините.

М. ХАЗИН - Они столько месяцев говорили, что не может быть больше 3%, и вдруг неожиданно говорят, что возможно 6, только нужно заниматься импортозамещением, которое вообще было запретным словом для российских либералов. И очень удивился, не может быть, МВФ не разрешал произносить слово «импортозамещение». И вот сегодня руководитель миссии МВФ в Москве начал объяснять про то, что да, конечно, при нынешней редакции не больше 3%, но соответственно, но импортозамещение пока не произносил, он сказал, что нужно вкладываться в новые предприятия. На самом деле это такой эвфемизм. То конечно же. Можно получить 6% роста. Фактически это означает следующее. Владимир Владимирович Путин победил МВФ, надо отдать ему должное. МВФ поднял лапки, сказал: ладно, Владимир Владимирович, ради того, чтобы тебе обеспечить 6%, мы даже произнесем слова «импортозамещение». Только одно условие – чтобы ты наших верных либерастов, которые сидят на всех постах не трогал. Вот теперь будем смотреть, что из этого получится. Выглядит это ужасно смешно.

И. ВОРОБЬЕВА - Потрясающе. То есть 6% не будет, но мы все об этом говорим уже несколько программ.

М. ХАЗИН - И будем говорить. Уже все, разрешено. Либералам разрешили говорить про 6% и про импортозамещение. Могу вас уверить, они теперь будут об этом орать громче, чем все Глазьевы и российские академии наук вместе взятые.

И. ВОРОБЬЕВА - А объясните, что такое импортозамещение?

М. ХАЗИН - Это строительство российских предприятий, которые будут производить ту продукцию, которую мы сегодня покупаем за доллары или евро и завозим в страну в готовом виде.

И. ВОРОБЬЕВА - Соответственно это будет все равно производство не наше...

М. ХАЗИН - Наше. Оно у нас будет производиться.

И. ВОРОБЬЕВА - Но это будет все те же продукты.

М. ХАЗИН - Мы сегодня продаем нефть, а закупаем пластмассу. Что нам мешает поставить завод, который будет делать пластмассу из этой нефти. Это рабочие места, это будут оставаться деньги в стране. Это вполне рабочая вещь. Но у либералов эта вещь запрещенная. Потому что у либералов ключевая мулька это свобода торговли. Они говорят, что нет, нужно снять все барьеры, и соответственно, чтобы импорт проникал в страну свободно. Но сегодня жизнь меняется, валютные войны у нас происходят, которые мы в книжке нашей 2003 года назвали «парадом девальваций». То есть это еще тогда... Вот, когда же 20 министров финансов собирались в Москве несколько дней в Москве и сказали, нет, никаких валютных войн, мы против этого. Все прекрасно понимают, что это чушь собачья. Что их никто не будет спрашивать. Потому что решения будут принимать политики, а для политиков самое главное, чтобы не падал катастрофически уровень жизни населения. Поэтому они все занимаются девальвацией своих валют. Когда соответственно министры финансов говорят, что типа это не положено и им начинают выкручивать руки или просто увольняют, то есть, как пойдет жизнь, понятно. Единственная страна, которая была святее Папы Римского, и которая не девальвировала, а ревальвировала свою валюту в реальном выражении, в номинале там колебания, это Россия. За последние три года мы рубль не девальвировали.

И. ВОРОБЬЕВА - Наши слушатели, задают вопросы на сайте, Андрей интересуется: как вам эта история со сдачей мандатов нашими депутатами. Добровольной сдачи мандатов. Во что вы верите в этой истории?

М. ХАЗИН - Я думаю, что произошло следующее. Товарища Пехтина вызвали высокие кабинеты, и произнесли ему некоторый монолог, цензурная часть которого состоит примерно в следующем: что же ты, нехороший человек, нас подставил.

И. ВОРОБЬЕВА - А вот как вы думаете, у нас вообще депутаты наши люди богатые.

М. ХАЗИН - Ясное дело. Бедные в депутаты не попадут. Это невозможно.

И. ВОРОБЬЕВА - Наш слушатель задает вопрос...

М. ХАЗИН - Опять же у меня вопрос, дело даже не в том, есть у него лично квартира, сын у него там живет, судя по всему, занимается бизнесом. Представьте себе, что вызовут сына местные его деловые партнеры, скажут: слушай, такое дело, у нас тут бизнес, проблемы, спрос падает, надо бы увеличить экспорт в Россию. Ты там через папочку подсуетись, чтобы снизить соответственно пошлины импортные. Но при этом правда, в России исчезнет 20 тысяч рабочих мест, и народ начнет с голоду подыхать. Но кому интересна эта Россия. Ты-то тут живешь. Вот как соответственно они будут действовать. Папа с сыном.

И. ВОРОБЬЕВА - Это вопрос, ответ на который мы с вами, видимо, не узнаем.

М. ХАЗИН - Да. Но можем предполагать.

И. ВОРОБЬЕВА - Это точно. Спрашивает Стефана: почему вы не говорите о последствиях развала сельского хозяйства, или эта отрасль не играет роли в экономике нашей страны или на деревнях надо ставить крест?

М. ХАЗИН - Я говорил. Ну надо ставить крест. На деревнях в том виде, в котором они были в 50-е годы, однозначно будет крест по банальной причине, - потому что у нас произошел аграрный индустриальный переход. В США на селе реально живет людей, которые занимаются сельским хозяйством 4% населения. А у нас еще больше 20. Поэтому это население будет сокращаться. Население сокращается, умирают деревни. То есть в этом смысле понятно. Другое дело, что не значит, что нужно уничтожать при этом сельское хозяйство. У нас например, резко увеличивается импорт масла, молока. Просто резко. Соответственно закрываются наши предприятия. Потому что мы вступили в ВТО. Причем резко это не на 3%, а на 20-30. Мы вступили в ВТО. Кто у нас вступал в ВТО. Не знаю, теперь все против. Точно так же как с ситуацией про 3%. Две недели тому назад все говорили, нет, больше 3% невозможно, теперь все говорят: ну конечно, Владимир Владимирович, 6, будет тебе 6%, лапочка.

И. ВОРОБЬЕВА - Тут Вера пишет нам: раньше торговцы объясняли рост цен ростом доллара. Когда он не растет, они объясняют ожиданием роста. Это так?

М. ХАЗИН - Я же рассказывал по поводу бензина. Что если мировые цены на нефть растут, то и цена на бензин в России растет. И это соответствует мировой конъюнктуре. А если соответственно цена на нефть в мире падает, то нефтяные компании компенсируют свою недополученную прибыль ростом цен на бензин в России. Поэтому рост цен на бензин снова соответствует экономической конъюнктуре. Так и тут. Меня-то спросили: доколе бензин будет расти. Я объясняю: до тех пор, пока мы его покупаем. Вот когда соответственно дальнобойщики или водители автомобилей выведут свои машины на Рублевское шоссе или Киевское, поставят поперек, и скажут, что пока цена не упадет в полтора раза, они машины не уберут, вот тогда цены на бензин может быть будут падать.

И. ВОРОБЬЕВА - Сказка какая-то.

М. ХАЗИН - Это не сказка. Это жизнь.

Т. ДЗЯДКО – Смотрим ее вопросы, которые задавали к эфиру на нашем сайте. К чему приведет увеличение выплат в пенсионный фонд индивидуальным предпринимателям?

М. ХАЗИН - Индивидуальные предприниматели не будут платить эти деньги. Либо они перестанут быть индивидуальными предпринимателями, либо они будут нелегальными индивидуальными предпринимателями. То не будут платить.

Т. ДЗЯДКО – А поясните, в чем суть. В чем фишка.

М. ХАЗИН - Если человек легальный индивидуальный предприниматель, у него есть мандат. Типа я ИЧП.

И. ВОРОБЬЕВА - ИП.

М. ХАЗИН - Неважно. И он должен платить. Он может это ИП сдать и сказать, я больше не ИП, грубо говоря, раньше он был ИП в такси, а теперь он просто извозчик из ИП. И соответственно ничего не платит.

И. ВОРОБЬЕВА - Если он не ИП, то какая форма у него получается?

М. ХАЗИН - Никакая. Он просто ездит на машине и все.

И. ВОРОБЬЕВА - Но если не машина, а какой-то интернет-магазин например.

М. ХАЗИН - Чего-нибудь он придумает.

И. ВОРОБЬЕВА - То есть надо просто перестать быть индивидуальным предпринимателем.

М. ХАЗИН - Ну например, или вообще ничего не платить. Тупо.

И. ВОРОБЬЕВА - Ну как?

М. ХАЗИН - А так, а к нему придут, скажет, а у меня нет доходов. Пусто. Нету денег.

И. ВОРОБЬЕВА - Чему вы учите наших слушателей.

М. ХАЗИН - Я ничему не учу. Я констатирую факт.

И. ВОРОБЬЕВА - Обманывать государство.

М. ХАЗИН - Ну если в государстве сидят дебилы, ну кому может придти в голову людям, у которых месячный доход 15-20 тысяч рублей, увеличивать соответственно платежи в пенсионный фонд на сумму, которая составляет половину, а то и больше их заработка. Ну это же думать надо, нужно быть полным дебилом.

И. ВОРОБЬЕВА - Такой страстный у нас сегодня Михаил Хазин.

М. ХАЗИН - Потому что я таких людей видел, когда я работал в администрации президента и Министерстве экономике. Я помню, когда принимался Налоговый кодекс, приходили тетеньки из Минфина, такие начальницы отделов, такие сурьезные тетеньки и говорили: будем вводить для банков и страховых компаний оборотный налог. Я говорю: ребят, вы сдурели что ли. У них обороты в тысячи раз больше, чем прибыль. Если вы введете оборотный налог, они закроются все сразу. Тут же и сразу. Мне говорят: нет, какие глупости, они воруют. Я говорю: они воруют другим способом. Вот закрывайте те способы, которыми они воруют. А не делайте то, что закрывает банковскую сферу экономически.

И. ВОРОБЬЕВА - Как можно налог на оборот поставить, я сейчас подумала. Последний вопрос, спрашивает слушатель: какой смысл говорить о валютных войнах и внутреннем рынке, когда основная статья роста экономики от продажи энергоресурсов.

М. ХАЗИН - Соответственно нужно делать так, чтобы не это была основная статья. А знаете, какая основная статья доходов была в СССР? Две статьи были главные. Доходы бюджета. Продажа водки, куда делись доходы от продажи водки? Почему это не главная статья бюджета. И кинопрокат.

И. ВОРОБЬЕВА - Ух ты.

М. ХАЗИН - Да, в СССР. Где были вроде как государственные расходы на снятие фильмов, кинопрокат приносил главную прибыль. Что нам мешает?

Т. ДЗЯДКО – Спасибо большое. Это Михаил Хазин - экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН. Спасибо и до встречи через неделю.

Сcылка >>


Оцените статью