Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Видео: Эфир от 17 октября 2013 года

Архивные материалы

17.10.2013 11:30  

Михаил Хазин

168

В эфире радиостанции "Эхо Москвы" – Михаил Хазин, экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН.

Эфир ведут Эвелина Геворкян, Тихон Дзядко.

Т. ДЗЯДКО: 16 часов 08 минут в Москве, приветствуем Михаила Хазина, Михаил, добрый день.

М. ХАЗИН: Здравствуйте.

Т. ДЗЯДКО: +7-985-970-45-45 номер для сообщение СМС ваших, присылайте вопросы, так же это можно делать с помощью твиттера, если вы пишете аккаунд @vyzvon, и с помощью нашего сайта в интернете www.echo.msk.ru.

Э. ГЕВОРКЯН: Да, ну а начнем мы с такого... (Неразборчиво), насколько вот популистского вопроса. Наш министр финансов России подтвердил приверженность политики размещения резервов страны в иностранных активах. И дальше будем держать наши сбережения (неразборчиво).

М. ХАЗИН: Ну, давайте я вам прагматический вариант такой...

Э. ГЕВОРКЯН: Это хорошо? Просто объясните, да.

М. ХАЗИН: Пугалку, да? Смотрите, американцы договорились с персами. Но уже понятно, что договорились, сейчас они еще какое-то количество, пару-тройку недель будут это в публичном пространстве, чтобы как бы не слишком потерять лицо. Потому, что в реальности персы получили все, что хотели, а американцы ничего. А изображено будет, что наоборот. А дальше соответственно республиканцы договорились с демократами. Американцы договорились с Китаем, войны в Сирии не будет. Что будет?

Т. ДЗЯДКО: Счастье.

М. ХАЗИН: Правильно, цены на нефть пойдут вниз. И будет с нашим бюджетом что? Будет с ним плохо.

Т. ДЗЯДКО: Несчастье.

М. ХАЗИН: Да, будет с ним плохо. С бюджетом будет плохо, нужны будут денюжки. И плюс к этому ещё рубль поползет вниз. По этому причине надо перекладываться в валюту, вот соответственно...

Э. ГЕВОРКЯН: Спасибо вам за...

М. ХАЗИН: Но у нас всё и было в валюте, надо из нее перекладываться.

Э. ГЕВОРКЯН: Подождите, когда мы говорим о том, что государственные резервные фонды хранятся и в принципе дальше будут храниться в иностранных активах, вы же наверное слышали все эти крики и контраргументы, что в чем логика. Мы берем, и наши сбережения отдаем туда, поддерживаем их (неразборчиво).

М. ХАЗИН: Объясню в чем дело. Значит, если вы занимаетесь развитием своей экономики, то это конечно идиотизм. Но кто вам сказал, что правительство и ЦБ занимается развитием нашей экономики? Они её гробят, вполне целенаправленно и осмысленно. Есть целая куча разных примеров. Ну например, даже при Игнатьеве была попытка сделать некоторую хотя бы такую минимальную систему расчетов рублевую, внутрироссийскую. Чтобы не было так, что Вася и Петя пересылают деньги, а виза за это берет 2%, и еще при этом знает, кто у нас в какой секретной компании, какую зарплату получает. Потому, что у нас не visa и MasterCard нету карточек, а зарплаты сейчас все перечисляют на карточки это вообще требование нашего правительства. Значит они всё знают. В этой ситуации была сделана попытка что-то изменить, там какие-то совещания происходили в Центробанке, (неразборчиво) пришла Набиуллина, сказала нет, visa и MasterCard это наше всё, как мы вели расчеты через них, так и будем. (Неразборчиво) знаменитая история про коридор, да? Китай заинтересован в создании транспортного коридора через нашу территорию в Японию. Там порт можно сделать, и при этом можно сделать железную дорогу, совсем коротенькую там 20-30 километров по китайско-японским стандартам. То есть, узкую, чтобы везти. Уже известны объемы, там десятки миллионов тонн. А правительство, тут понятно, чьи уши торчат, стоит стеной уже достаточно много лет. То есть, они не развивают нашу экономику, а если они её не развивают...

Э. ГЕВОРКЯН: Подождите, может там какой-то есть более высокий и высший политический смысл во всем?

М. ХАЗИН: Есть конечно высший политический смысл, если вы ведете переговоры с банком, размещать в нем миллиарды долларов, или не в нем. Ну вы же понимаете, откаты – это же святое.

Э. ГЕВОРКЯН: То есть, вы хотите сказать, что вся эта история с железной дорогой, она упирается ровно в (неразборчиво).

М. ХАЗИН: Нет, железная дорога упирается в то, что соответственно конкуренты там откуда-то позвонили и сказали, что ребята, этого не надо делать. Ну не надо, так не надо, и все попытки Китая и интересов России, они в данном случае упираются в личные интересы конкретных чиновников. Вот, еще раз повторяю, поскольку целей развития нету, то (неразборчиво) основной вопрос, а какой (неразборчиво). Понятно, что размещать в западных банках (неразборчиво) больше. Все.

Э. ГЕВОРКЯН: Так, а если мы все-таки закончим эту тему про зарплаты. Но ведь на карточках это лучше, чем в конвертах?

М. ХАЗИН: А это вопрос сложный. Потому, что на самом деле, если мы посмотрим... У меня был в жизни такой момент, когда я в 95-м году был ответственным секретарем правительственной комиссии по борьбе с неучтенным наличным денежным оборотом. Можно, но в этом случае ВВП упадет сильно. Потому, что есть довольно большое количество малого бизнеса, и может быть уже сейчас и среднего, который в принципе не способен работать 100% легально, в том числе из-за идиотической налоговой системы. Крайне жесткой, и совершенно не приспособленной для бизнеса. Это кстати во всех странах мира. В Италии например там доля серого (неразборчиво) черного не наркотиков, а проституция. А серого, то есть абсолютно легальной деятельности, но как бы с (неразборчиво) уплаченными налогами очень большая. Как мне объяснял когда-то один наш бывший председатель таможенного комитета, он был немножко выпимши, поэтому говорил так, с некоторым таким (неразборчиво): «Миш, я понимаю, что 50% контрабанды, или даже 30 – это перебор, но ноль – это же тоже не правильно. Экономика от этого страдает. Контрабанды должно быть 10-12%, и все счастливы, экономика цветет, все замечательно. Так и тут, да? Не нужно доводить до идиотизма. И уж точно не нужно, чтобы все соответствующие... Всю секретную информацию передавать иностранным партнерам. А я напомню, что скажем министерство труда, которое знало всю сетку зарплатную, в ней человек, который отвечал за зарплаты в оборонке, имел высокую форму допуска. А у нас все открыто, пожалуйста.

Э. ГЕВОРКЯН: Ну еще раз, что именно открыто, то есть какая именно...

М. ХАЗИН: Зарплаты, структура работников, и зарплаты.

Э. ГЕВОРКЯН: Вы имеет в виду как раз там работников министерств там, правительств?

М. ХАЗИН: Нет, я имею в виду оборонные предприятия. Они же тоже на карточки зарплаты получают.

Э. ГЕВОРКЯН: И получается, что вот эти самые иностранные банки для них вся эта информация...

М. ХАЗИН: Открыта, конечно.

Т. ДЗЯДКО: Хорошо, давайте перенесемся за океан, и обсудим с вами все, что там произошло. Вернее не произошло, технически дефолта не могло произойти, да? То есть, у вас никакого удивления...

М. ХАЗИН: Нет, абсолютно.

Т. ДЗЯДКО: Для соглашения демократов и республиканцев нет.

М. ХАЗИН: Нет, это не соглашение демократов и республиканцев, это капитуляция республиканцев. Ну, смотрите, Обама... К нему можно предъявлять много разных претензий, типа что он не знает, что будет через 10 лет с США, но чисто тактически он очень хороший политик. Он нашел для себя нишу – это ниша такой откровенный совершенно, социальный ботулизм. То есть, он всех, кто получает денежки из бюджета, он им сказал: «Ребята, голосовать надо за меня».

Т. ДЗЯДКО: Так.

М. ХАЗИН: «Потому, что я дам больше, а если даже не дам, то уж точно не отберу».

Э. ГЕВОРКЯН: Знакомая картина.

М. ХАЗИН: В результате количество этих получателей... Ну, она вообще всегда была в истории, да? Другое дело, что одних получается убедить народ, что вот я дам, а у других не получается. Вот у Обамы получилось отлично, да? То ли это его соответственно происхождение, то ли он действительно гениальный стихийный популист, как Жириновский например. Но во всяком случае это получилось. По этой причине любой кризис, если он произойдет хотя бы за полгода. До выборов, в ноябре 14-го года, первые крупные выборы в США, на пользу Обаме. Потому, что увеличивается количество бедных, и за полгода Обама их консолидирует как (неразборчиво), ребята, у вас все в жизни кончилось, но я вам буду давать денежки, если вы за меня проголосуете. А вот эти гады, вот эти, они наоборот видите, как они орут, чтобы не давать вам денег? Вот смотрите, вы за них не голосуйте. По этому причине для республиканцев единственная возможность организовать большой бенц где-нибудь в сентябре-октябре 14-го года так, чтобы народ несколько прибалдел от кризиса, и ещё не разобрался, кто ему будет давать денежки, а кто не будет. А с другой стороны совершенно очевидно, что избежать кризиса нельзя. Потому, что средние расходы американцев на 20-25% больше, чем их доходы. Как будут, так и есть. Изменение в структурных искажениях в американской экономике ещё не произошло за счет эмиссии. Ну и все, поэтому единственный вопрос – когда. Вот, значит республиканцы попытались дернутся, поняли, что проиграют, и поэтому отступили, вот и все.

Т. ДЗЯДКО: Мы сейчас прервемся на короткую паузу, после этого вернемся в студию, продолжим наш разговор с Михаилом Хазиным.

РЕКЛАМА.

Т. ДЗЯДКО: 16 часов 18 минут, Михаил Хазин у нас в студии, экономист, президент консалтинговой...

М. ХАЗИН: А я добавлю пару слов про Обаму.

Т. ДЗЯДКО: Да, хотелось бы продолжить.

М. ХАЗИН: Обама на самом деле хороший. Смотрите, он вот войну в Сирии не захотел, и даже лучшего друга Чубайса, известного клептомана Саммерса не пустил в руководители ФРС. Он такой хороший, другое дело с точки зрения республиканцев, тут уж никуда не денешься.

Т. ДЗЯДКО: Слушайте, а почему все-таки, что мешало 2 недели договориться, и почему вдруг эти противоречия...

М. ХАЗИН: Потому, что у республиканцев была мысль, да? Что они изобразят Обаму не хорошим. У них была мысль, что вот это вот в среде таких коренных американцев, идя этой реформы медицинской, она не очень. Другое дело, что они уже не в большинстве в США. НА самом деле коренной американец, который приехал в город и живет вот по этой городской модели среднего класса, он уже перестает быть американцем потому, что он целиком и полностью начинает от этой матрицы либеральной зависеть. Но что самое главное – Обама на самом деле я ещё раз говорю, политик очень сильный, и поэтому он уперся. Республиканцы думали, что они его немножко пошатают, туда-сюда, шаг вперед, шаг... А Обама сразу сказал, что я признаю только капитуляцию, а если нет, я наложу вето на законопроект. Видал я всё. Дефолт? Пускай будет дефолт.

Т. ДЗЯДКО: А что произошло бы, если бы соглашения не случилось?

М. ХАЗИН: Да ничего бы не случилось. Потому, что на самом деле ну хорошо, (неразборчиво) дефолт, американцы бы не погасили какие-то облигации, ну там упали бы фондовые рынки сразу. Ну так они упадут где-то через год – через полтора, а так они упали бы сразу. Ну произошел бы такой ещё один сентябрь 2008 года по масштабу. А все равно он произойдет, таких вот кризисов будет ещё там 4 или 5, потому что ещё раз повторяю, структурные диспропорции – они никуда не делись, их приостановили их развитие. А дальше что? Ну, вот отличие только от 2008 года, что в 2008 году эмиссии довольно быстро выскочили, но не до конца, но спад уж точно остановили. А здесь соответственно упали бы. И уже все, значит уже никакого бы роста не было. То есть, если тут как бы упали, потом поднялись не до конца, но все-таки ещё чуть-чуть поднялись. А здесь упали, и дальше горизонтальный кусочек. Потом снова упали, ещё горизонтальный. В общем, такая обычная совершенно картинка для длинного кризиса, который идет ступеньками.

Э. ГЕВОРКЯН: Сергей из Пензы вас спрашивает...

Т. ДЗЯДКО: Сейчас, прошу прощения. Но ведь даже не смотря на то, что они сейчас согласились республиканцы с демократами, к какому-то пришли согласию, не будет этого технического дефолта, но проблема-т никуда не ушла.

М. ХАЗИН: Нет, никуда не делись. А Обама не решает проблемы, это главное, из-за чего республиканцы злятся. Они говорят: Обама, ты проблему-то будешь решать? А Обама говорит: у меня одна проблема, убедить народ, что я ему дам денег, всё. А все остальное – это ваши проблемы. То есть, это безнадежная ситуация. Тут на самом деле у меня была мысль, что американцы... Если ли бы у них был бы шанс чего-то сделать, ну вот у элиты, то она что должна была бы сделать? Должен был бы появиться некий такой герой, третье лицо который. Грубо говоря, не совсем республиканец, и не совсем демократ, который должен был найти между ними компромисс, и потом его бы начали тащить на следующего президента в 16-м году. Но такого человека не нашлось, из чего я заключаю, что элита вообще никаких решений американская сегодня принимать не готова, просто в принципе. Но это ещё и связано с тем, что там раскололась и демократическая партия, и республиканская. Потому, что и так и там есть некоторые такие имперские идеалисты, только одни чисто американские, это (неразборчиво) республиканские. А другие такие международные финансовые. Это вот демократические партии (неразборчиво) и вокруг нее. Вот и Саммерс в том числе. А есть такие, которые понимают, что надо отходить на заранее подготовленные позиции, что надо бросать все эти транснациональные корпорации, и миссию только на поддержку внутренних структур, вычищать американскую экономику. Да, опускаться, ну соответственно нащупывать дно твердое, и может быть от него оттолкнуться, и постепенно начинать все снова. Это такие (неразборчиво) новые. У республиканцев это (неразборчиво). Он наиболее известный, он сейчас кажется в отставку подал, но сын зато его сенатор. А соответственно у демократов это Обама. Вот он такой прагматик. Все равно ничего сделать не могу, поэтому буду делать то, что могу, держаться за власть. В общем, довольно естественная политика. Собственно, в этом смысле он очень похож на Путина.

Э. ГЕВОРКЯН: Сменим тему, перейдем к российско-украинскому...

Т. ДЗЯДКО: Давайте... А можно ещё (неразборчиво).

Э. ГЕВОРКЯН: Хорошо.

Т. ДЗЯДКО: Новый глава ФРС какие у вас вызывает...

М. ХАЗИН: Жанит Елен? Ну как, она точно знает, что в белом доме сидит царь, которого нужно слушаться. Это вот продолжение после дела Трускана, руководство ФРС полностью легло под белый дом, но еще теоретически оно могло рыпаться. Была попытка вернуть все назад, что ФРС независимая структура, причем по полномочиям даже в некотором смысле выше, чем США. Потому, что она транснациональная, потому, что она контролирует мировую долларовую систему. Но это довольно быстро обрубили, Саммерса значит не пустили, и теперь Жанит Елен – это такой вот как бы чистый исполнитель, как прикажут так и будет. И все это понимают в общем.

Т. ДЗЯДКО: Она в этом смысле как-то серьезно отличается от Бернард Хелен?

М. ХАЗИН: Да, у Бернанки чуть-чуть более...Бернанка чуть более самостоятельный человек. Но он на самом деле тоже... Собственно лично Бернанки никогда с Белым домом и не воевал. Он профессор, да? То есть, он человек, который не политик в отличии от скажем Саммерса, у которого всегда на все есть свое мнение, и который по этой причине все время лезет в какие-нибудь авантюры, ну главным образом кончено где можно руки нагреть. И в общем прямо такой, его даже в США клептоманом называют.

Э. ГЕВОРКЯН: Можно уже? Перейдем к российско-украинским отношениям. «Сможет ли таможенный союз обойтись без Украины», - спрашивает нас слушатель, - «Почему украинские власти так яро отстаивают позицию, что они смогут войти и к нам, и в евро. Это дурманка для восточной и южной Украины»?

М. ХАЗИН: А я вот сегодня у себя на сайте разместит статью некоего украинского политолога, по фамилии Бондаренко, который может быть даже в Москве будет завтра. И тогда если он будет, я его как-нибудь вытащу куда-нибудь, и с ним поговорю. Значит дело в том, что он... И там он как бы очень четко описывает украинский взгляд. На самом деле нудно понимать, что рвется в Евросоюз украинская элита, которая до безумия боится нашей элиты. Поскольку они плоть от плоти одно и то же, то украинская элита точно знает, что наша элита её грабанет. Ну, точно так же, как украинская элита грабанула бы белорусскую, в случае объединении с Белоруссией, да? Они ребята простые, и точно знают, что если ты сегодня украл, то ты молодец. А они не понимают, что в Европе с ними церемониться не будут. Они не понимают... Ну, то есть они может быть как бы каждый из них тихо-тихо значит под одеялом (неразборчиво) на эту тему может и может подумать, но вслух сказать не могут. Что Евросоюза в нынешней конфигурации конец, ну и так далее. Что касается украинского народа, то украинский народ, у него только одна мысль, отстали бы они все от меня. В том числе и всякие взяточники, и прочие разные уроды. И в этом смысле они говорят, чего мы будем дружить с Россией, когда там такие же уроды. А глядишь, мы подружимся с Европой, они у нас этих уродов повыведут. Ну, я сильно сомневаюсь, что они повыведут, посмотрите опять-таки на Болгарию, там на Румынию, ещё чего-то. Можно посмотреть на Прибалтику, в которой вроде бы особо нет коррупции, но зато там и экономики нет, и народ оттуда разбежался, да? Вот что будет, когда из Европы начнут обратно выгонять, вот этого я говоря себе даже представить не могу потому, что если там в Литву вернется миллион человек активных деятельных, и при этом не имеющие вообще никакой возможности там работать. Это не понятно, чего будет. То есть, на самом деле нужно понимать, что вот все вот эти вот конструкции, они все выстроены исходя из логики, что вся вот эта вот лафа, экономический рост будет продолжаться дальше. Они продолжаться не будут, куда деваться дальше – не понятно. Но украинская элита, у которой все капиталы на западе, никогда не откажется т движения в Евросоюз. То есть, пока её по башке не стукнет... Все остальное – это демагогия. Они вопят: «Газпром слишком высокие цены ставит на нефть». Но давайте вспомним, когда Газпром поставил высокие цены на нефть? После Ющенко? А до этого какие были цены? Сильно ниже? И это ничуть не мешало Украине? То есть, когда были низкие цены, украинцы начали пакостить. Теперь значит они продолжают пакостить России, но ссылаются на высокие цены. То есть, в этом смысле... Ну, тут опять-таки в соответствии с любимым анекдотом: Или крестик снимите, или трусы наденьте. То есть, либо мы дружим, и тогда у нас как бы дружба важнее, чем политические обстоятельства. И не нужно соответственно апеллировать к Европе для того, чтобы из нас чего-то выбить. Либо мы занимаемся прагматическими операциями, тогда вы пытаетесь дружить с Европой, а вы повышаете цены на газ. То есть, либо так, либо сяк. Но ещё раз повторю, мне кажется, что все это сегодня уже не играет никакой роли потому, что сейчас будут меняться очень сильно правила игры, и какие они будут новые, я не знаю. Что кстати совершенно не отменяет то, что Кремль, я уж не говорю о Газпроме, ведет себя как слон в посудной лавке не только с Украиной, но и с другими странами.

Э. ГЕВОРКЯН: (Неразборчиво) постсоветского пространства в первую очередь.

М. ХАЗИН: С Голландией тоже. Со всеми, с Голландией то же самое. Да посмотрите, куда не ткните, везде как бы мы себя ведем... Ну, у нас во-первых нету чувства собственного достоинства у дипломатов, оно отсутствует напрочь. Все говорят только, дайте нам денежки. Это первое, а второе – у нас нет никакой стратегической линии вообще. Она не может быть эффектная внешняя политика, когда нет стратегической цели. Всё.

Т. ДЗЯДКО: Это Михаил Хазин, экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН. После большого перерыва наконец-то вновь в программе «Дневной разворот», в следующий четверг мы ждем вас здесь же.

М. ХАЗИН: Обязательно.

Т. ДЗЯДКО: Прекрасно, ждем в следующий четверг. Сейчас прерываемся на короткую паузу, новости и реклама в эфире «Эха Москвы», после этого будем говорить о подготовке к зимнему пожароопасному периоду.

Сcылка >>


Оцените статью