Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Видео: Эфир от 20 декабря 2012 года

Архивные материалы

21.12.2012 16:34  

Михаил Хазин

92

Точная ссылка М. ХАЗИН - Здравствуйте.

И. ВОРОБЬЕВА - И мне казалось, что вы просили у нас возможность что-то сказать перед тем, как у нас начнется, хотелось задать жесткий экономический вопрос.

М. ХАЗИН - Я должен соответственно поздравить всех работников государственной безопасности с их профессиональным праздником. А также с наступающим концом света, который нас, безусловно, ждет завтра.

И. ВОРОБЬЕВА - Это не один и тот же праздник.

М. ХАЗИН - Я его собираюсь праздновать, между прочим, завтра еще день рождения товарища Сталина, видимо, конец света с этим днем совместили. Но я-то собираюсь конец света праздновать по-старому стилю.

Т. ДЗЯДКО – Я вернусь к Владимиру Путину, простите, Сергей Лойко из «Лос-Анджелес таймс» сейчас задает вопрос, и если я правильно понимаю из того, что пишут коллеги в твиттере, речь идет опять про детей. В Америке им будет лучше, чем в детдоме. И сравнивается ситуация с 1937 годом.

И. ВОРОБЬЕВА - Жестко.

М. ХАЗИН - Какое отношение имеет 37-й год.

И. ВОРОБЬЕВА - Давайте мы полностью потом послушаем вопросы и ответ. Давайте вернемся к экономическим вопросам и к тому, что сегодня Владимир Путин говорил в своем выступлении. Потом он еще несколько раз возвращался к экономике. Начал он с того, что...

Т. ДЗЯДКО – Он в этом своем 16-минутном вступлении, или 17-минутном говорил, несколько раз давал характеристику деятельности правительства, и говорил, что президент и правительство имеют общие цели, должны работать как единая команда. И что он удовлетворен успехами правительства в том, что касается темпа роста ВВП и в последнее время и вообще за 10 месяцев 2012 года. Вы согласны с оценкой в деятельности Владимиром Путина правительства положительным. Четыре раза, по-моему, была дана оценка со знаком плюс.

М. ХАЗИН - Все же все время талдычат на тему о том, когда Путин снимет это правительство. Поэтому он четыре раза и повторил. Это фактически ответ на вопрос неявный. Он на это ответил: я удовлетворен. То есть я пока снимать не буду. Именно так это и нужно понимать. Что касается удовлетворения, я не очень понимаю, можно ли оценивать деятельность экономическую оценкой ВВП, я не очень знаю, какой у нас реальный ВВП. Я понимаю, что структура нашей экономики ухудшается, у нас даже очень условный рост сокращается. Поэтому соответственно и может быть уже даже остановился. Поэтому я бы не стал так сильно радоваться результатам. Но еще раз повторяю, что говорил Путин о правительстве, имея в виду не само правительство, а имея в виду ответ на неявный вопрос, который последние месяцы многократно задается.

И. ВОРОБЬЕВА - Что все-таки правительство молодцы...

М. ХАЗИН - Не молодцы. А что пока не собирается его увольнять. Вот так.

И. ВОРОБЬЕВА - Но при этом он удовлетворен темпами роста ВВП, говорит об инфляции...

М. ХАЗИН - Это эвфемизм.

Т. ДЗЯДКО – Путин надеется, что деньги от продажи ТНК-Би-Пи будут вложены в РФ.

И. ВОРОБЬЕВА - Есть такая вероятность?

М. ХАЗИН - Я тоже надеюсь.

Т. ДЗЯДКО – А в реальности как вам кажется?

М. ХАЗИН - Понимаете, если учесть, что у нас там несколько сот миллиардов не вложены в РФ, то нет уверенности, что эти деньги пойдут в РФ.

И. ВОРОБЬЕВА - Также Владимир Путин сегодня говорил о социальной сфере. Говорил, что власти продолжат уделять первостепенное внимание этой сфере. Будут индексировать выплаты, в том числе материнский капитал. За последний год по его словам среднемесячная зарплата в России выросла с 23 с лишним тысяч рублей до 27 с лишним тысяч рублей. Но и сократился уровень безработицы. За счет чего растет зарплата?

М. ХАЗИН - Хороший вопрос. Вообще у нас инфляция в стране довольно высокая.

И. ВОРОБЬЕВА - По поводу инфляции я вам сейчас скажу.

М. ХАЗИН - Нет, я все знаю, что говорит правительство.

И. ВОРОБЬЕВА - 6,3.

М. ХАЗИН - А дефлятор ВВП официальный по итогам 2011 года 115,8 или 9 десятых процента. Инфляция это штука сложная. И я считаю, что люди, которые живут реально на зарплату, для них инфляция намного выше. Если соответственно у человека входит в число его товарных групп, с которыми он работает, например, недвижимость, которая падает в цене. То в этом случае для него имеет место дефляция. Подавляющую часть народа не интересует цена на недвижимость. Поскольку они все равно себе квартиру позволить не могут. Вместо этого их интересует цена на картошку и на хлеб. И на молоко. А по ним совсем другая инфляция. По этой причине, если на эту тему говорить всерьез, это нужно делать долго, тщательно очень изучать, по регионам, по социальным группам, по другим стратам, какая инфляция для семей с одним ребенком, с двумя детьми. Это разные цифры. И в этом смысле я бы не считал, что у нас такая прямо идиллическая картина. Я считаю, что ровно по тем группам, для которых это принципиально, то есть которые смотрят на ценник. Я например не смотрю, сколько хлеб стоит. Я когда хлеб покупаю, мне неинтересно, сколько он стоит. А есть люди, которые смотрят. Вот для них инфляция довольно высокая.

Т. ДЗЯДКО – Очередной вопрос Владимиру Путину на пресс-конференции. Давид Ахвледиани его задает.

И. ВОРОБЬЕВА - У нас есть вопросы на сайте, не связанные с Владимиром Путиным. Я решила сделать паузу. Михаил спрашивает: вы неоднократно предсказывали, что в обозримом будущем уровень жизни на Западе вообще в Европе в частности упадет в разы. Хотелось бы услышать прогноз о том, что при этом будет у нас в России: мы тоже упадем или же не упадем и превзойдем их уровень жизни?

М. ХАЗИН - Нет, может быть суммарно по сравнению с концом 80-х мы упадем сильнее. Но мы вот этот спад, который у них будет одноразовый, мы его в два этапа прошли. Первый был в 90-е годы и сейчас будет второй. Поэтому я думаю, что у нас относительно пика, который был примерно в 2006-2007, мы упадем процентов на 30. Еще раз повторяю, это будет не одномоментно и не завтра. Я думаю, что до осени следующего года нам почти наверняка ничего не грозит. А вот с осени следующего года вероятность негативных событий будет нарастать. Но, тем не менее, уже понятно, что администрация Обамы будет делать все, для того чтобы этого спада острого не допустить. В отличие от Ромни, который мог бы и на резкие шаги пойти.

И. ВОРОБЬЕВА - Возвращаясь к Путину, уж извините, я подумала, что...

М. ХАЗИН - Любите вы его.

И. ВОРОБЬЕВА - Конечно. Как можно не любить Владимира Путина.

Т. ДЗЯДКО – Который 4 часа отвечает, больше чем на 55 вопросов он ответил.

И. ВОРОБЬЕВА - Я в его вступлении...

М. ХАЗИН - В отличие от Обамы, обращаю внимание, на монитор практически не смотрит.

И. ВОРОБЬЕВА - На какой монитор?

М. ХАЗИН - Обама все время смотрит на монитор.

Т. ДЗЯДКО – Потому что у Владимира Путина почти на все вопросы сегодня универсальный ответ...

И. ВОРОБЬЕВА - Я не знаю деталей.

Т. ДЗЯДКО – Либо сослаться на то, что в США происходит.

И. ВОРОБЬЕВА - Ничего, так если мы все-таки говорим не о том, что происходит в США, а то, что происходит в России, что говорил Владимир Путин в самом начале, я поймала себя на мысли, что все выступление я как-то пропустила мимо ушей, наверное, потому что половину просто не поняла. Поэтому хочу попросить вас расшифровать, что же сказал Владимир Путин. Например, он говорил про внешнюю торговлю и говорил, что положительное сальдо внешней торговли по итогам 2012 года составит около 200 млрд. долларов. Это много, мало или что? И что это вообще нам дает. Это важно?

М. ХАЗИН - Это очень важно. И вот в чем дело. Мы же не производим очень много товаров народного потребления. То есть фактически мы, продавая нефть и газ, обмениваем их на эти самые товары народного потребления. И соответственно обмен этот возможен только потому, что мы продаем нефти и газа больше, в деньгах, чем мы соответственно покупаем. Если вдруг у нас будет отрицательное сальдо, то люди недополучат товаров народного потребления. Просто не будет денег на то, чтобы их купить. Это будет проблема. Поэтому для нас положительное сальдо вещь важная. О чем и говорит Путин. То есть это на самом деле для российской экономики сегодня очень важно. Теоретически нам бы надо сейчас принимать программу импортозамещения. Чтобы минимизировать нашу зависимость, потому что это высокое сальдо определяется исключительно высокими ценами на нефть и газ. Что не есть хорошо для государства, которое претендует на то, чтобы зваться даже не экономически развитым, хрен бы с ним, цивилизованным. Не может цивилизованное государство быть в мировой экономике монопродуктовым экспортером. Это скорее свойство сырьевого придатка. И даже Казахстан маленькая страна, в которой всего 16 миллионов человек, там уже 18, в общем, меньше 20. Она уже три года ведет колоссальную программу реиндустриализации, импортозамещения и они активно работают в этом направлении. И я думаю, что нам уже пора. Другое дело, что это правительство такую программу делать не будет. Поэтому, к слову сказать, претензии к этому правительству на самом деле имеют место. Другое дело, что это другая модель. То есть в рамках существующей экономической модели это правительство адекватно. Если речь пойдет о смене модели, тогда да, то есть на самом деле в своем том вопросе, о котором мы говорили в начале передачи, Путин еще сказал, что он пока не собирается менять экономическую модель. В том числе, потому что она обеспечивает высокое положительное сальдо внешней торговли. Кстати еще одна вещь. Это же положительное сальдо обеспечивает отток капитала. А отток капитала не есть хорошо.

И. ВОРОБЬЕВА - Я прошу прощения, просто это любимая тема Михаила Хазина. У меня такое ощущение. Путин сегодня говорил про вступление России в ВТО. Сказал, что больше плюсов, чем минусов. Уверен, что будет больше плюсов, обращает внимание, что конечно, правительство должно заниматься этим и обращать внимание на те проблемные отрасли, которые являются критическими. Например, из плюсов, прежде всего, плюс системного характера, связанный, в том числе с созданием благоприятного инвестиционного климата. Среди положительных моментов он отметил возможность оспорить применение к нашим экспортерам нерыночных методов регулирования и ограничения деятельности на рынках третьих стран.

М. ХАЗИН - У нас очень мало экспортеров. Я не имею в виду экспортеров нефти и газа. У них таких проблем нет, это биржевые товары, по нефти. Что касается экспортеров, скажем, машиностроителей у нас таких практически нет. По этой причине нам это не очень актуально. Теоретически если бы у нас была программа импортозамещения, можно было пытаться потом с результатами этой работы, то есть продукции выходить на мировые рынки. Но у нас этой программы нет, у нас нет машиностроения сегодня в стране, тем более экспортного. Фактически нет. Хотя у нас есть разные странные вещи, например, я знаю завод, который производит у нас микроскопы, которые продаются у Китай.

И. ВОРОБЬЕВА - Круто.

М. ХАЗИН - То есть вполне себе высокотехнологичную продукцию. В общем и целом я сказал бы, что эти рассуждения о ВТО это скорее такие общие слова. Которые не привязаны к реальным событиям, которые происходят. То есть это ответ политика, а не экономиста.

И. ВОРОБЬЕВА - Я могу просто сейчас одну секунду про ВТО спросить. Просто буквально недавно на пресс-конференции, которая сейчас все еще идет в рамках вопроса про ВТО спросили и про допуск на рынок грузинских товаров. Это обязательство в рамках ВТО России. И Путин сказал, что Россия исполнит свои обязательства в рамках ВТО по допуску на рынок грузинских товаров. Я хотел это в качестве новости зачитать, раз уж мы заговорили про ВТО.

М. ХАЗИН - Тут есть свои тонкости. Дело в том, что Грузия это страна, которая не может обеспечить высокий уровень жизни своего населения за счет внутреннего рынка. Там проживает примерно в 4 раза больше людей, чем она может обеспечить за счет внутренних резервов. Ей нужно продавать продукцию на экспорт. Поскольку в основном это сельхозпродукция, но это может быть только экспорт на север. То есть в Россию, понятно, что в Турцию Грузия ничего продавать не может, в Турции все то же самое, но только дешевле. Там климат лучше. И по этой причине с точки зрения экономики ругань с Россией для Грузии идиотизм высшей марки. Но проблема состоит в том, что Грузия сегодня не может продавать товары высокого качества. По тому же вину. Конечно у Грузии есть вино хорошего качества. Но его очень мало. А если она будет продавать в более-менее приличных объемах, то очень легко можно будет найти продукцию некачественную, и бить уже ее не за то, что она Грузия, а за то, что она поставляет некачественные товары. То есть на самом деле для Грузии особого облегчения не будет, ей придется все равно решать проблемы нормализации отношений с Россией политически.

Т. ДЗЯДКО – Несколько минут у нас до конца, хотелось бы спросить, это тема сегодня поднималась на пресс-конференции Владимира Путина. Но поднималась она в связи с новостями, которые пришли в понедельник. Что Виктор Янукович отменил свой визит в Россию, и поднялась дискуссия о том, тянут Украину в Таможенный союз, тянется ли она сама в Таможенный союз, сегодня Путин... мы ее не заставим.

М. ХАЗИН - Ситуация следующая. Экономически у Украины такая же ситуация, как у Грузии. Жить на внутреннем рынке она не может, а единственный внешний рынок это Россия. Это абсолютно объективная ситуация. Когда Украина пыталась влезть в экономические отношения с ЕС, ей установили такие квоты, что это слезы. Для 50-миллионной страны это просто несерьезно. То есть Украина не выживает без Таможенного союза. Но это идеологически противоречит политике элиты украинской. И идет поэтому невероятная склока. Всем абсолютно очевидно, что экономически она войдет в Таможенный союз, не завтра, так послезавтра, не послезавтра, так через три дня. Но при этом внутренней фрустрации украинской элиты, то, что там сейчас происходит, это внутренняя фрустрация украинской элиты сильно стимулированной ЕС, который ужасно боится, что Украина сделает шаг на восток. Вместе с тем это естественное развитие экономических связей. Это примерно то же самое, невозможно предотвратить рост влияния Турции на Балканах. Это естественный единый экономический кластер. И поэтому, как только соответственно Болгария перестала продавать помидоры в Россию, обнаружилось, что у нее вообще нет помидоров, потому что турецкие помидоры дешевле. Все. И ЕС по этому поводу может ругаться, нервничать, еще чего-то, ничего не получается. Вот есть некоторые объективные экономические факторы, которые все равно сыграют свою роль, несмотря на все противодействие.

Т. ДЗЯДКО – Каков в итоге будет результат?

М. ХАЗИН - Я думаю, что Украина будет в Таможенном союзе.

И. ВОРОБЬЕВА - Антон просит ваш прогноз на цены с драгоценными металлами.

М. ХАЗИН - Я не знаю. Потому что сейчас идут спекуляции, поэтому сказать вам, что будет в ближайшие месяцы, я не знаю. Если говорить о годах, то цена на золото будет идти вверх. А по серебру как говорят некоторые эксперты, сильно вверх относительно, разумеется, нынешних значений. Потому что серебра, как они говорят очень мало. Но это не мои слова, это я передаю мнение экспертов.

Т. ДЗЯДКО – Спасибо большое. Михаил Хазин - экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН был в программе Дневной Разворот.


Оцените статью