Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Тема О «системности» кризиса

Архивные материалы

03.10.2011 04:11

Михаил Хазин

85

О том, что настоящий экономический кризис носит системный характер, кто только уже не говорит. Даже идейные монетаристы, которые многие годы объясняли в интернете, что наш прогноз кризиса бессмысленен, поскольку «кризисы регулярно повторяются», уже стали регулярно оговариваться, что его течение носит сегодня (отчасти, разумеется) «системный характер». Но вот что подразумевается под этим мудреным словом?

Формально – то, что ключевые структурные и макроэкономические параметры существенно меняют свои взаимосвязи. Иными словами, привычные причинно-следственные связи в экономике начинают рушиться и этот процесс все время ускоряется. Я много об этом писал, буду писать и впредь, однако сегодня хотел бы обратить внимание на две новости прошлой недели, которые имеют отношение к этой теме.

Вот первая: «Morgan Stanley и Bank of America, входящие в число крупнейших банков мира, с точки зрения стабильности в глазах инвесторов приблизились к банкам Италии, а Goldman Sachs — к банкам Испании. В настоящее время стоимость страховки этих кредитных организаций от дефолта вышла на уровень соответствующих показателей для UniCredit, Intesa Sanpaolo и Banco Santander, свидетельствуют данные одного из крупнейших провайдеров данных о внебиржевых сделках CMA.

Спред кредитных дефолтных свопов (CDS) для Morgan Stanley, отражающий, сколько будет стоить защита от дефолта для банка в течение пяти лет, подскочил до 458,30 базисного пункта. Таким образом, «застраховаться» от дефолта банк сможет за 458,30 тыс. долларов на каждые 10 млн. своего долга.

Аналогичный показатель для BofA вырос до 412 базисных пунктов, или 412 тыс. долларов на 10 млн долларов долга. Примерно такие же показатели у итальянских UniCredit и Intesa Sanpaolo — 426,63 и 405 базисных пунктов соответственно. В то же время для Goldman Sachs страховка от дефолта по состоянию на пятницу стоит 313,10 тыс. долларов на каждые 10 млн долларов долга. Для сравнения — у испанского Banco Santander этот показатель составляет 307,50 тыс. долларов на каждые 10 млн. долларов долга.

Таким образом, дела у трех крупнейших банков США идут настолько плохо, что стоимость страховки от дефолта для них теперь больше, чем для кредитных организаций Франции, Великобритании и Германии. Так, стоимость CDS для Barclays и Bank of Scotland находится в пределах 210—250 тыс. долларов на каждые 10 млн долларов долга, для французского Credit Agricole — 243,69 тыс. долларов, для немецкого Deutsche Bank — 185 тыс.

Как отмечают в своем докладе аналитики международного рейтингового агентства Moody’s, повышение стоимости страховки для Morgan Stanley означает, что инвесторы уже сейчас относятся к кредитоспособности банка так, как будто бы его рейтинг был понижен на шесть ступеней — до уровня «Ba2». При этом в настоящее время эта кредитная организация имеет рейтинг от Moody’s на уровне «А2».

Новость вторая: «Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) США по итогам обзора деятельности десяти рейтинговых агентств, в том числе Moody’s, Fitch и S&P, обнаружила «очевидные ошибки» в их работе, следует из сообщения ведомства. Кроме того, опасения регулятора вызывают сбои в своевременном и корректном раскрытии рейтинговой информации, а также в организации эффективного внутреннего контроля за рейтинговым процессом и адекватного разрешения конфликтов интересов.

Ведомство уже выдало рассмотренным агентствам рекомендации по их деятельности. Некоторые из них уже предприняли шаги по устранению выявленных в их работе недочетов, отмечают в комиссии. «Данный доклад отражает увеличение надзора SEC за деятельностью рейтинговых агентств, — говорится в сообщении ведомства. — Мы наняли экспертов и укрепили процесс мониторинга и исследования для лучшей защиты инвесторов, обеспечения целостности рынка и облегчения процесса формирования капитала.

В августе SEC сделала запрос в S&P относительно того, кто из сотрудников располагал информацией о планируемом снижении кредитного рейтинга США. В то же время отмечалось, что у SEC «нет точных сведений об утечках, а также о том, имела ли место инсайдерская торговля акциями».

Небольшой комментарий. SEC не обвиняет рейтинговые агентства в торговле информацией и еще каких уголовных деяниях (может быть они и имели место, но это, судя по всему, будет исследоваться отдельно). Она обвиняет их, если сформулировать это кратко, в том, что те неадекватно использовали имеющуюся у них информацию. Я уж не буду разбираться в том, насколько это серьезное нарушение с точки зрения законодательства США, но одну вещь сказать просто обязан: рейтинговые агентства не могли не совершать подобные нарушения в текущей ситуации.

Дело в том, что их экономическая суть (если отвлечься от бизнеса) – это служить маяками для инвесторов, спекулянтов, кредиторов в мире с высоким уровнем разделения труда. И по этой причине они просто обязаны быть консервативными – чтобы как можно более тщательно исследовать реальное состояние дел. Хотя, конечно, и некоторые новые тенденции рынков они должны улавливать. И вот здесь и начинается основная проблема.

Дело в том, что более или менее внятно предсказать тенденции рынков (а значит, и опасности вложения в тот или иной регион, отрасль или предприятие) можно только в том случае, если есть их более или менее адекватная модель. Она может быть формально-математическая, она может быть в голове у аналитика, она может быть даже аналоговая. Но она должна легко подстраивать под текущие тенденции, какие-то параметры должны быть в нее заложены явно, при этом самое главное – чтобы она была. А вот теперь представьте себе, что случилось нечто такое, что разрушило все такие модели.

Сегодня эксперты SEC (и, быть может, многие другие эксперты), уже вооруженные некоторым опытом развития кризиса, смотрят на выводы рейтинговых агентств и делают свои выводы: мол, неадекватно реагировали на сигналы. И, не исключено, небескорыстно. Про «корыстно» я уже много раз писал: уж коли рейтинговый бизнес это бизнес, то клиент заказывает музыку. Но, тем не менее, если модели объективно показывают, что все хорошо, то брать у клиента деньги легко и приятно.

А как рейтинговые агентства могли понять, что все модели нужно менять? Для этого им был нужен новый опыт, которого еще не было. Да, конечно, была уже наша теория кризиса, но работают в этих агентствах выпускники западных университетов, говорящие на «либерально-монетарном» языке, которые нашу теорию не признают уже просто потому, что не их учителя ее разработали. И вот вам результат.

Найдут что-то там в деятельности этих организаций контролирующие органы США или нет – вопрос, по большому счету, десятый. Важно другое – новых моделей пока построить невозможно. Причем сразу по нескольким причинам. Первое – нет теории. То есть, на самом деле, у нас она уже есть, но для того, чтобы ее операционализировать, нужны десятки и сотни тысяч человеко-часов, работа, которую еще нужно начать и закончить.

Второе – под эту теорию нужно выучить тысячи специалистов, мастеровых, которые и будут ее реализовывать, в том числе и в рейтинговых агентствах.

Третье – сейчас идет «острая» стадия кризиса, то есть все быстро меняется. Это очень усложнит предыдущую работу и сделает высокой вероятность отдельных ошибок, в том числе, временных. Ничего не поделаешь, опять-таки, объективная ситуация.

Четвертое – времени никто не даст, поскольку ответы всем нужны немедленно, лучше – завтра. Теоретически, обращаться в такой ситуации нужно к носителям теории (нужно же сделать самим себе комплимент), но привычки такой нет, опять же, основные потребности на Западе, а мы – в России. Значит, обращаться будут к тем, к кому привычно.

В результате, рейтинговые агентства, обжегшись на молоке, начинают дуть на воду. И используют старые модели, загоняя в них совершенно запредельные для них параметры, заведомо выходя в области фазового пространства (я, все-таки, математик!), в которых эти модели не работают. И получают достаточно неожиданные и странные результаты – как на приведенном выше примере с банками. Может быть, где-то это и соответствует реальности, хотя в целом, к жизни отношения не имеет.

Такова нормальная ситуация при системном кризисе. Все внутренние модели и структурные связи рушатся, а без них регулировать и просто поддерживать жизнедеятельность сложной системы почти невозможно. Остается делать вид, что работают старые связи – что приводит ко все большему количеству ошибок и сбоев.
Сcылка >>

закрыть...

Сcылка >>


Оцените статью