Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Валерий Соловей: Путинское большинство начинает разрушаться

Архивные материалы

07.12.2015 16:56  

Михаил Хазин

182

Когда ждать начала массовых социальных протестов в России, наблюдаются ли признаки раскола российских элит, имеет ли значение то, кто стоит за «сливом» компромата на Генпрокурора Чайку? На эти и другие актуальные вопросы корреспонденту Обзор.press ответил ведущий российский политолог и политический аналитик, профессор МГИМО, Валерий Соловей.

 

О.П.: Валерий Дмитриевич, как вы прокомментируете послание Путина к Федеральному собранию?

В.С.: Это послание трудно назвать судьбоносным документом, в нём не прозвучало ничего принципиально нового, ничего принципиально неожиданного. Ожидания в связи с ним были незначительные и никакой широкой реакции или резонанса среди общества и в элитах оно не вызвало. Хотя было ощущение, что элита не исключала и боялась того, что в послании президент может сообщить  некие «судьбоносные» и не очень приятные инициативы в связи с турецким кризисом.

О.П.: Как можно прокомментировать эмоциональное состояние Путина во время выступления, в частности, чем вызвана его недипломатическая  резкость в адрес турецких властей?

В.С.: Путин считает, что он был лично обижен и оскорблён. Он воспринимает происходящее как что-то глубоко  личное. В этой связи во время обсуждения санкций он предлагал в отношении Турции значительно более жёсткие меры, чем те, которые сейчас реализовываются.

О.П.: Многие  обратили внимание на то, что Путин, сравнивая с предыдущими посланиями, необычно много говорил об экономике и коррупции. Связано ли это с громкими разоблачениями в фильме «Чайка», снятым «Фондом борьбы с коррупцией»,  о криминальной коррупционной империи, которую якобы возглавляет  Генпрокурор России?

В.С.: Я не думаю, что в данном случае была какая-то связь между разоблачением генпрокурора Чайки, его детей и заявлениями Путина. Просто тема борьбы с коррупцией  это одна из немногих тем внутренней политики,  о которой власть говорит, поскольку, как она полагает, на этой теме можно завоевать пропагандистские очки.

О.П.: Как вы думаете, всё набирающий обороты скандал  вокруг Генпрокурора и его окружения  может, в итоге, привести к отставке господина Чайки?

В.С.: Это вероятно. Но, думаю, что если это и произойдёт, то не так быстро, как многим бы хотелось. Путин терпеть не может принимать решения под давлением, а в данном случае если бы он принял какие-то решения, то они бы воспринимались как принятые под давлением. Поэтому президент наверняка предпочтёт выдержать паузу. Но какая-то реакция обязательно последует.

О.П.: В  СМИ циркулирует масса домыслов и «аналитики» по поводу происхождения фильма «Чайка», в которых, в частности, обсуждается  вопрос – кто, на самом верху, мог бы быть заинтересованной стороной в сливе компромата на Чайку. Какие здесь могут быть версии?

В.С.: Насчёт версий можно инсинуировать сколь угодно долго. У Чайки много недоброжелателей: начиная от Следственного комитета и ФСБ и заканчивая Сечиным. Однако какие бы ни были версии относительно заказчиков фильма, на самом деле все это  совершенно не принципиально, так как важно другое: мы в этом фильме имеем обширный массив данных, компрометирующий одну из самых влиятельных в стране персон. И здесь, прежде всего,  надо разбираться, достоверны ли эти сведения или нет. Это самое главное, а всё остальное - второстепенно.

О.П.: А  лично вам эти данные  представляются достоверными?

В.С.: Они производят очень сильное впечатление. Но оценкой  их достоверности, в том числе   и в судебном порядке, должны заниматься соответствующие инстанции. Хотелось бы обратить внимание на следующее. Прокурор Чайка,  хоть и отверг  обвинения в свой адрес, но в суд против Навального или ФБК не подал. А как специалист в области управления общественным мнением, я могу уверенно утверждать, что первый совет, который в таких случаях дают, следующий: если вы считаете, что вас несправедливо обвиняют, то сразу же должны подавать в суд и трезвонить об этом на весь белый свет.  Поэтому, исходя из реакции упомянутых в фильме лиц, в том числе самого Генпрокурора, уже можно сделать некоторые выводы о качестве и серьезности предъявленных в нем фактов.

О.П.: Протесты дальнобойщиков против системы «Платон», против  новых поборов,  это серьезный вызов для властей?

В.С.: Судя по тому, как власти действуют, как они  препятствует  прибытию дальнобойщиков в Москву, устанавливая кордоны на пути их следования, как они пытаются не допустить объединения этого движения и появления у него новых лидеров… Всё это говорит о том, что власть относится к этим протестам более чем серьёзно.

О.П.: Можно ли считать протесты дальнобойщиков лишь первой ласточкой будущих массовый протестов, о скором начале которых сегодня,  кажется, не высказался только ленивый?

В.С.: Да, можно считать эти протесты первым уроком. Начинает ломаться путинское большинство, путинский консенсус,  путинская стабильность. Но это не означает, что сейчас начнутся один за другим протесты и какие-то резкие перемены. Ничего подобного. Действительно серьёзные массовые протесты начнутся значительно позже, где-то через год-полтора. Пока ещё  у системы достаточно велик запас прочности, а  в обществе еще слишком велик страх передсоциальными катаклизмами.

О.П.: Вы недавно говорили о том, что несколько военнослужащих ряда частей Минобороны начали готовить к защите правительственных зданий в столице. В частности о том, что военнослужащих  вывозят, чтобы они могли изучить местность и объекты, которые им в случае кризиса в стране  придется защищать. Речь идет о подготовке к Майдану в Москве?

В.С.: Я думаю, у страха глаза велики, и некоторые параноидальные черты в поведении российской власти заметны уже давно:  власть боится, но она пока сама не очень понимает, чего конкретно.

О.П.: А как можно охарактеризовать отношение российской элиты к политическому курсу, на котором находится страна под управлением президента Путина?

В.С.: Вот как раз в кризисе, связанном с российско-турецкими отношениями, элита, насколько я знаю, пыталась сдержать президента. Представители элиты, - не только министры-экономисты, но даже силовой блок, -  полагают, что Путин переоценивает возможности России, которые не столь велики, а геополитические амбиции страны явно не соответствуют  её экономическому состоянию.  Эти люди видят, что дела не очень хороши, что России  стоило бы поумерить свои амбиции и президенту  стоило  бы это осознать. Но, надо понимать, что власть России  организована таким образом, что все ключевые политические решения принимаются исключительно президентом. И элита может на него, конечно, влиять, но в ограниченных масштабах. И она не может ему воспрепятствовать принимать кардинальные решения и совершать резкие действия.

О.П.: Но при этом, сейчас модно стало говорить о том, что в стране назревает раскол элит, насколько это утверждение соотносится с действительностью?

В.С.: Никакого раскола элит в стране нет, и в обозримом будущем не предвидится.  Есть очевидный страх элиты,  есть нарастающие опасения со стороны элиты за свое будущее. Все это происходит, как полагает элита, вследствие непредсказуемости и иррациональности действий президента.  Вместе с тем, элита ощущает себя заложником президента - у неё типичный «стокгольмский синдром». Поэтому надежды на то, что она выступит против него, по меньшей мере, наивны.

О.П.: А при каких условиях можно ожидать такого раскола -  ведь многие возлагают определенные надежды на то, что благодаря тому, что окружение президента перестанет поддерживать его спорные инициативы, страна изменит свой нынешний курс?

В.С.: Как учит  политическая теория и подтверждает мировая практика, раскол в элитах может наступить только тогда, когда начнутся массовые выступления общества, когда  начнется давление снизу. Без этого фундаментального условия никакого раскола в российских элитах не произойдёт.

Сcылка >>


Оцените статью