Голосования



Что вы думаете о деле Улюкаева?




Хоронить заказывали?

Хоронить заказывали?

Михаил Веллер

58324


Даг Кейси о России и российских акциях

Архивные материалы

29.12.2014 12:40

Михаил Хазин

100

Но за пределами Москвы и Санкт-Петербурга, притягивавших все деньги и способности, Россия в 1996 году была депрессивной страной третьего мира. Но теперь то время, когда главным импортом были краденые автомобили, а главным экспортом проститутки, осталось позади. Мне действительно стоило поехать туда пожить в начале 90-х. Это было время больших возможностей. Но я думаю, недавние события подготовили почву для того, чтобы сделать серьёзные деньги в России.

Источник

10.12.2014

Интервью взял Ник Джиамбруно (Nick Giambruno), главный редактор InternationalMan.com

Ник (Nick): Даг, какие рынки вы считаете дешёвыми сегодня?

Даг (Doug): Я недавно видел, что многие акции в Греции продаются с почти четырёхкратной прибылью. Но я не знаю, каково качество этой прибыли. Конечно, дивидендная доходность по греческим акциям не очень высока, а дивиденды, я считаю, лучший реальный показатель количества свободных денежных потоков в компании.

Ник: Рынок, который привлёк меня своей дешевизной, приличной дивидендной доходностью и доступностью - это Россия. Что вы думаете о России?

Даг: Я думаю, что там ситуация может улучшиться. Крупная сделка по природному газу с Китаем - это плюс. Тот факт, что русские явно продолжали покупать много золота - это плюс.

Что же касается Украины (с той оговоркой, что я не верю в безгрешность любого государства-нации и потому ни за одно из них не болею), с этической и практической точки зрения прав Путин. Так что у меня нет больших опасений по поводу России. Не думаю, что будет война с Россией любого рода, и поскольку рынок так дёшев, он может быть весьма интересным. В любом случае, цвета на карте мира изменялись с тех пор, как появилась первая карта. А Украина ведь даже не является всегда существовавшей страной - это этническая приливная зона. США не должны совать туда свой нос, это только ухудшает ситуацию.

За годы странствий по миру, стараясь понять, как всё работает на самом деле, я убедился, что редко всё бывает так хорошо или так плохо, как вам внушают, полная райская идиллия или абсолютная военная зона.

Ник: В путинской России интересно то, что это одна из немногих стран мира, способных противостоять запугиванию со стороны США. Мы видели это, когда Россия предоставила убежище Эдварду Сноудену (Edward Snowden), помимо других вещей. Россия также одна из немногих стран, которые США не решаются бомбить. И я думаю, это делает её исключительным местом. Я впервые посетил Россию в 2006 году.

Даг: А я в 1977-м. Когда я приехал в следующий раз, в 1996-м, страна радикально изменилась. В 1977 году для иностранцев был открыт въезд только в Москву и Ленинград, которые были, уверяю вас, такими мрачными, что даже Оруэлл не мог представить такого. К 1996 году, всего через пять лет после коллапса СССР, эти города преобразились. Они были почти неотличимы от любой западной европейской метрополии. Даже старые фабрики вдоль реки были превращены в модные «лофты».

Но за пределами Москвы и Санкт-Петербурга, притягивавших все деньги и способности, Россия в 1996 году была депрессивной страной третьего мира. Но теперь то время, когда главным импортом были краденые автомобили, а главным экспортом проститутки, осталось позади. Мне действительно стоило поехать туда пожить в начале 90-х. Это было время больших возможностей. Но я думаю, недавние события подготовили почву для того, чтобы сделать серьёзные деньги в России.

Ник: Тут вспоминаются российские олигархи, создавшие свои горы денег через кризисное инвестирование. Проводя скупки во время хаоса в России, они подобрали алмазы российской экономики всего за несколько пении на доллар.

Даг: Это поучительный пример. Постсоветское правительство дало всем ваучеры, которые можно было продавать за акции государственных предприятий, в то время приватизируемых. Обычные люди не имели понятия, что означают их ваучеры и чего они стоят. Те немногие, которые это понимали - сегодняшние олигархи - получили огромную выгоду от этой растерянности и от страха, который пришёл после краха Советского Союза. Они скупали ваучеры и платили лишь крошечную долю от их стоимости. В отношении России, хотя она кажется несчастливой и нестабильной, хорошо то, что там будут возможности делать примерно то же самое с публично торгуемыми акциями.

Ник: На сегодняшний день, независимо от происходящего на Западе, Россия сделала большие позитивные шаги в свою пользу - газовая сделка с Китаем, которую вы упомянули ранее, или путинский Евразийский союз. То есть несмотря на преобладание негативного отношения к России в основных СМИ и низкие котировки, не похоже, что Россия выходит из бизнеса. Делает ли это её хорошим рынком кризисного инвестирования, по вашему мнению?

Даг: Я бы привёл примеры экстремальных случаев из середины 1980-х годов, когда фондовые рынки в Бельгии, Гонконге и Испании продавали с двух-трёх кратными прибылями, за половину балансовой стоимости, и с дивидендной доходностью порядка 12-15%. Этот пример показывает, насколько дешёвые вещи можно приобрести.

Сегодня рынки во всём мире переоценены из-за очень низких процентных ставок. На данный момент, думаю, Россия представляет собой такое место, которое следует рассматривать для длинных позиций в гораздо большей степени, чем, скажем, США.

Ник: Ещё один рынок, который может выглядеть интересным как кризисная перспектива, это Таиланд, с его недавним военным переворотом. Однако, перевороты не редкость. В Таиланде это двенадцатый с 1932 года, предыдущий был в 2006-м. Тайские акции, по сути, отмахнулись от смены власти этого года.

Даг: Вы правы. Во время азиатского кризиса 1997 года тайские акции рухнули, а дивидендная доходность подскочила выше 10%, в некоторых случаях почти до 20%. Так что тогда много денег там впало в панику, но переворот этого года, кажется, никого не расстроил.

Ник: На ваш взгляд, дивидендная доходность представляет собой лучший критерий стоимости, чем другие показатели?

Даг: Я думаю, надо смотреть на дивиденды, потому что отчётная прибыль может быть фиктивной, а с балансовой стоимостью можно проделывать бухгалтерские трюки. Но дивиденды - это фактическая наличность в вашем кармане. Они реальны. Так что, я бы сказал, в списке реальных показателей стоимости дивиденды на первом месте. Одни только дивиденды могут быть невероятными, когда рынок находится на дне - люди про это забыли.

Ник: Я полностью согласен. Спасибо, что поделились вашим информированным мнением.

Даг: Пожалуйста.


Оцените статью