Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Наследники Кейнса: новый взгляд на экономику?

Архивные материалы

19.12.2013 20:32  

Михаил Хазин

111

В Великобритании в июне 2013 года экономику сдавали более 26 тысяч выпускников, — самый высокий показатель за все время. Но эксперты отмечают и тревожную тенденцию: большинство этих успешно сдавших выпускной экзамен молодых людей, попав на студенческую скамью, испытывают разочарование. Например, в Университете Манчестера (Manchester University) даже создали студенческое общество, которое будет пытаться изменить существующую учебную программу. В частности студенты требуют сократить количество лекций, где идет сплошная математика в пользу учебных занятий, где будут рассматриваться теории и учения мыслителей прошлого. 2008 год оказался, без преувеличения, настоящим кошмаром для экономистов и всех, кто причастен к экономической науке. Преподаватели и исследователи дисциплины, относительно которой в XIX веке известный и очень популярный в то время британский философ и публицист, шотландец Томас Карлейл (Thomas Carlyle) иронизировал, что экономика — «наука зловещая», не просто не предупредили о надвигающейся опасности. Более того, самое печальное заключается в том, что многие из этих «учителей» экономической науки прогнозировали абсолютно противоположное тому, что произошло с мировой экономикой — они рисовали эпоху безмятежной стабильности, которую прозвали «Великим успокоением». Сегодня глобальная экономика, похоже, постепенно восстанавливается, а вот сама экономическая наука по-прежнему находится в процессе движения в сторону изменений: студенты стремятся узнать, что же пошло не так, что и привело к известным негативным результатам, и оказываются совершенно разочарованными тем, чему их учат сегодня.

В Великобритании в начале 30-х годов XX века экономическая наука пребывала в удручающем состоянии, отмечает Economist. В мировой экономике наблюдался глубокий застой, а экономисты не могли объяснить причин происходящего. И именно тогда ситуацию изменили два Британца. В 1933 г. Джон Мейнард Кейнс (John Maynard Keynes), экономист из Кембриджского университета (Cambridge University), представил свой рабочий материал, который и должен был лечь в основу новой экономической теории, объясняющей, каким образом недостаточный спрос может приводить к продолжительным рецессиям и длительной безработице. В то время его идеи казались революционными, и при этом носили технократический характер. Правда, действительно широкую популярность идеи Кейнса приобрели тогда, когда один из наиболее выдающихся экономистов XX века, Джон Хикс (John Hicks), в то время также работавший Кембридже, преобразовал идеи Кейнса в упрощенную модель, что позволило доступно разъяснить истинный смысл его теории. Это и составило основу экономической дисциплины, которую преподавали студентам последних курсов долгие годы.

Аналитики Economist считают, что сейчас, когда ситуация вновь созрела для перемен, Великобритания имеет все шансы занять лидирующие позиции. Стоит начать с того, что молодежь активно приходит в экономическую науку. Все большее число школьников выбирают экономику в качестве одного из выпускных экзаменов A-level. В июне 2013 года эту дисциплину сдавали более 26 тысяч выпускников, — самый высокий показатель за все время. Но эксперты отмечают и тревожную тенденцию: большинство этих успешно сдавших выпускной экзамен молодых людей, попав на студенческую скамью, испытывают разочарование. Например, в Университете Манчестера (Manchester University) даже создали студенческое общество, которое будет пытаться изменить существующую учебную программу. В частности студенты требуют сократить количество лекций, где идет сплошная математика в пользу учебных занятий, где будут рассматриваться теории и учения мыслителей прошлого.

Эксперты Economist подчеркивают, что недовольство выражают ведь не только студенты. Большая часть преподавательского состава также считает, что история экономических учений преподается крайне ограничено. И здесь речь не идет о том, чтобы сдвинуться влево к Карлу Марксу, или, наоборот вправо к либертарианству Фридриха Хайека (Friedrich Hayek), представителя новой австрийской школы экономиста, лауреата Нобелевской премии. Задача сегодняшнего дня — научить студентов черпать новые идеи у мыслителей и ученых.

Economist предлагает понять, почему сегодня это так важно на примере банковского дела. Выдающиеся американские экономисты, авторы теории долговой дефляции великих депрессий, блистательный ученый 30-х годов, Ирвинг Фишер (Irving Fisher) и основатель монетаристской доктрины, Милтон Фридман (Milton Friedman), скептически относились к идее частичного банковского резервирования «fractional reserve banking» (система, при которой банк содержит в резервах лишь некоторую долю помещенных на счета средств, банковские депозиты обращаются в ссуды, а не безопасные активы), и широко писали об этом. То ограниченное число бизнесменов, кто был знаком с трудами Фишера и Фридмана, смогли воспользоваться их идеями и разработать системы ограждений от рисков (ring fence), и обеспечить, таким образом, защиту депозитов физических лиц. Британские аналитики скептически замечают: если бы большинство из тех, кто сегодня руководит банковско-финансовым сектором, изучали бы в своих университетах работы этих великих ученых экономистов прошлого века то, возможно, правильные идеи и решения пришли бы до кризиса, а не после него.

Еще и еще раз эксперты подчеркивают, что нынешним состоянием дел в системе преподавания экономической науки не удовлетворены не только студенты. К группе недовольных присоединяются и профессиональные экономисты практики, которые считают, что в программах обучения существует множество недостатков, которые, однако, можно легко устранить. Многие полагают, что история экономических учений должна преподаваться гораздо шире. И в качестве примера приводится тот факт, что не последнюю роль в том, что сегодня Федеральная Резервная система США под руководством Бен Бернанке (Ben Bernanke) работает эффективнее и успешнее других финансовых институтов развитых стран, сыграло и то, что, Бен Бернанке блестяще знает историю Великой Американской депрессии и Японского кризиса девяностых. При этом, отмечают эксперты, знать нужно не только американскую историю финансов. Так, глава Центрального Банка Израиля в 2005-2013 гг., Стэнли Фишер (Stanley Fischer), признается, что в преодолении экономического кризиса 2008 года ему, безусловно, помогло знание экономической истории и совершенно определенную роль в этом сыграло, по его словам, и применение знаменитого наставления Центробанкам в периоды кризиса ликвидности, сформулированное блестящим Британским мыслителем 19 века, длительное время бывшим редактором издания The Economist и автором большого числа статей на тему финансов и банковской системы, Уолтером Бейджхотом (Walter Bagehot). Это знаменитое правило гласило: кредитуйте свободно, но по штрафным ставкам, — то есть, утверждалась необходимость делиться деньгами с банками, испытывающими трудности, но с обязательным назначением высоких процентных ставок. А ведь эти бесценные экономические учения и постулаты совершенно выпали из учебных программ подавляющего большинства университетов.

В Economist утверждают, что сейчас образовалась группа преподавателей во главе с экономистом из Университетского колледжа Лондона, Уэнди Карлин (Wendy Carlin), которая приступила к работе над созданием новой учебной программы университетского уровня. Эксперты надеются, что реализация Проекта, запуск которого запланирован на 2014-2015 учебный год, должен помочь изменить нынешнее положение дел. Прежде всего, учитываются все замечания и пожелания студентов. Такие организации, как лондонское студенческое общество Rethinking Economics, получают возможность обсуждать новую учебную программу. Кроме того, стоит задача подключиться к миру политики. Например, конференцию, посвященную этому Проекту профессора Уэнди Карлин, проводили в здании Министерстве Финансов Великобритании, и на ней присутствовали ведущие экономисты из Банка Англии.

Проект будет носить международный характер. До кризиса американские студенты могли себе позволить окончить университет, имея слабое представление об экономике других стран. В проекте профессора Карлин участвуют ученые из девяти стран, в том числе из стран с развивающейся экономикой — Чили, Колумбии, Индии и России. Они усвоили урок Хикса о важности доходчивого изложения и используют хорошо подготовленные онлайн-материалы, разрабатываемые Azim Premji University в Бангалоре. Студентам не придется покупать дорогие книги: университетские кафедры получат материалы бесплатно.

Все это возможно благодаря серьезным изменениям в экономике Великобритании. Если в 50-х годах прошлого века Великобритания переживала пост-кейнсианский расцвет, то в последующий период экономисты начали активно уезжать в Америку, отчасти соблазненные более высокими зарплатами. Однако финансовые ограничения отходят по мере того, как хедж-фонды все больше обеспечивают науку новыми инвестициями. Второй по величине хедж-фонд в Европе, лондонская Brevan Howard, располагающая активами в размере около 40 миллиардов долларов США, основал в Imperial College London новый центр по исследованию финансовой стабильности. Два американца — Франклин Аллен (Franklin Allen), профессор Wharton Business School при Пенсильванском университете и Дуглас Гейл (Douglas Gale), профессор New York University, выступят в качестве соруководителей. Возможно, как полагают эксперты Economist, утечка мозгов начинает все же менять направление.

Проект под руководством профессора Карлин также использует средства хедж-фондов: деньги поступают от научно-исследовательского центра Institute for New Economic Thinking (INET), который в 2009 году основал Джордж Сорос (George Soros). Ежегодно институт выделяет 4 миллиона долларов США на финансирование проектов, связанных с экономической наукой, включая новый исследовательский центр при Оксфордском университете (Oxford University). Стоит вспомнить, сам великий экономист Кейнс был активным инвестором и полагал, что основная задача экономики — защищать все самое лучшее в жизни — музыку, искусство и интеллектуальную жизнь. Звучит весьма романтично. Вместе с тем, ключевая проблема наших дней заключается в том, что основные резервные валюты не обеспечены ничем, кроме экономического состояния своей страны. Почти как в советские времена — «всем благосостоянием Советского Союза». Все знают, что денег печатается много, и очень много. А вот инвестиционный выбор — ограничен. Разумеется, никто не заинтересован в обвале США и мировой экономики. Совершенно очевидно, что в этом случае, сгорят и все активы, и «домино» уже не остановить. Последние кризисы в буквальном смысле «заливались» ничем не обеспеченными деньгами. По большому счету, что будет дальше, причем при жизни этого поколения, — не знает никто. Хотя прогнозов, больше чем самих экономистов. Мировая финансовая система все больше становится виртуальной, со своим особым зазеркальем, которое живет совершенно собственной жизнью, часто ничего не имеющей общего с тем, что происходит вне этого зазеркалья. И молодежь это чувствует, чутко улавливает, что что-то не так, что-то нужно менять, и пытается синтезировать если и не готовые ответы, то, по крайней мере, найти объяснения тем новым реалиям, которые складываются сегодня.

Нана Яковенко


Оцените статью