Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Царь хороший?

Архивные материалы

10.10.2014 01:34

ragnar

129

Давайте попытаемся вспомнить из истории какую-нибудь победу «хорошего царя» над «плохими боярами». На ум сразу приходит незабвенный Иосиф Виссарионович! Ему удалось сделать то, что редко удавалось правителям – пересесть на другую «концептуальную лошадь», и при этом, не свернуть себе шею.

В связи с украинскими событиями и возвращением Крыма популярность Путина взлетела до небес. Похожая ситуация и в Белоруссии. Многие граждане, критически настроенные к Лукашенко, стали благодарить его за то, что у нас невозможны такие безобразия, как на Украине. Но давайте посмотрим, - решились ли от этого проблемы? Нет. Всё как и было. В России – коррупционный беспредел, власть воров и предателей. В Белоруссии – экономические трудности. Ладно, не буду всё перечислять, - каждый может добавить то, что у него больше «болит».

Так что получается? «Цари» у нас хорошие, а «бояре» - плохие? Вам не кажется, что это уже было? Много раз. И каждый раз в итоге виноватым во всём оказывался царь. Разумеется, после его «снятия с должности» по тем или иным причинам. Кажется мне, что нас опять «разводят», причём, - очень старым способом.

Но допустим, что в этот раз я неправ. «Царь» действительно хороший, и всё дело – в «боярах». «Царь» радеет о народе, но все его усилия – тщетны. И столько лет уже! Значит, от «царя» ничего не зависит? Что нам толку тогда с хорошего «царя»? Какая разница хороший он или плохой, если он всё равно не может ничего сделать со всевластием плохих «бояр»?

Или, всё-таки, может? Давайте попытаемся вспомнить из истории какую-нибудь победу «хорошего царя» над «плохими боярами». На ум сразу приходит незабвенный Иосиф Виссарионович! Ему удалось сделать то, что редко удавалось правителям – пересесть на другую «концептуальную лошадь», и при этом, не свернуть себе шею.

Он возглавил партию, нацеленную на Мировую революцию, и переориентировал её на построение социализма в отдельно взятой стране – создание Красной Империи. Риск был большой – за «мировыми» революционерами стояли серьёзные международные группы влияния.

Справедливости ради, надо отметить, что тезис о построении социализма в отдельно взятой стране впервые выдвинул Ленин. Он же приложил большие усилия по внедрению данного тезиса. Привет некоторым современным авторам, строящим свои книжки на противопоставлении «хорошего» Сталина «плохому» Ленину. Также следует понимать, что «бонапартистский переворот» Сталина, сорвавшего планы троцкистов, не следует считать изменой коммунистической идее. Просто был избран другой способ утверждения этой идеи. Вместо навязывания своих идей всему миру силой, Советская Россия должна была стать примером для других.

Позвольте на таком сравнении оценить шансы Путина на переформатирование российской властной элиты. Сможет ли он, опираясь на свою огромную популярность в народе, сменить воров и жуликов на патриотов, и вывести страну из опаснейшей ситуации, дать ей перспективу?

Большевики победили в гражданской войне, что означает, что народ им доверился. Их идеи были популярны. Но что понимал простой крестьянин в коммунистических идеях? Что он мог знать о положении дел в мире? Простой житель России тогда представлял себе весь мир вроде своей деревни. Везде помещики-кровопийцы, кулаки-мироеды и угнетённые труженики. Значит, надо бороться. За Мировую революцию, или нет, - разница невелика. Победили в России, - победим и во всём мире. Везде батраки против кулаков и помещиков поднимутся! То есть, принципиальную для верхушки партии разницу массы не могли прочувствовать. Это означает, что переход от идеи Мировой революции к новой концепции большинство населения просто не заметило. Сейчас ситуация совсем другая. Население может не заметить изменение схем воровства, смену денежных потоков в одни оффшоры – на новые, смену ориентации отечественного ворья с одних западных элит – на другие. Но дело ведь в том, чтобы прекратить разграбление страны!

Второй аспект состоит в том, что после победы Революции массы были охвачены идеалистическим настроением. Из охваченных революционным энтузиазмом масс можно было набирать новые кадры вместо тех, которые подлежали замене в связи со сменой курса. Сейчас мы также видим идеалистическое явление – взрыв патриотизма. Но это немного другой случай. Тогда, идеализм был однородным – социалистического толка. А теперь, попробуйте выяснить политические пристрастия фанатов Путина. Они невнятны. Ассортимент мнений огромен. Никакой доминирующей идеи нет. Патриотизм – это не идеология.

«Перестройка» и прошедшие после неё десятилетия в значительной степени вытравили из народа идеализм. Либеральная идеология, долгое время господствующая во всём мире, приучила людей к тому, что бороться надо только за материальное благополучие, за комфорт. Многие, негодующие по поводу власти «воров и жуликов», негодуют только потому, что им самим не досталось место среди тех воров и жуликов. Боюсь, что сегодняшний патриотический подъём не имеет под собой серьёзных оснований, и может быстро «осесть».

Мне кажется (хотел бы ошибиться), что ситуация больше похожа на преддверие 1917 года. Тот же патриотический подъём в начале войны. Точно такой же широкий ассортимент политических программ и мнений. Такие же никому не известные «партии-клубы». Вроде и есть какие-то интересные идеи, но их последователей – кот наплакал. Нам в советской школе преподавали историю так, как будто партия большевиков была главной оппозиционной партией чуть ли не с момента своего основания, тогда как даже в середине 1917-го о ней ещё многие не слышали. Большевики возвысились уже после того, как либеральное Временное правительство довело страну до катастрофы.

Боюсь, что только обвал эгоистических мечтаний может заставить людей всерьёз обратить внимание на какую-то новую идею, апологеты которой сейчас мало кому известны. Значит – только через катастрофу? Не хотелось бы так. Можно и не проскочить.

Сcылка >>


Оцените статью