Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

О характере провокаций

Архивные материалы

31.07.2014 22:17  

ragnar

129

Командир на передовой протягивает рядовому кирпич.
- Собьете этим самолет противника!
- Но, пан майор...
- Вы украинець?!
Рядовой с воодушевленным лицом ломает об колено кирпич пополам:
- Я СОБЬЮ ДВА САМОЛЕТА ПРОТИВНИКА!!!

Гибель малайзийского «Боинга» над Донбассом натолкнула на мысль, что в последнее время несколько изменился характер политических провокаций. Надо поразмышлять над тем, что бы это может означать.

Для начала надо напомнить понятия.

Что такое террористический акт (теракт)? В классическом смысле, теракт – это оружие слабого. И в каком-то смысле – побочный эффект эпохи гуманизма, когда была провозглашена ценность жизни любого человека, а не только высоких персон, которых обычно хорошо охраняют. 

Посредством теракта какая-либо политическая группировка, не имеющая достаточных ресурсов для ведения открытой войны против государства, заявляет о себе. Этим она указывает на неспособность враждебного государства защищать жизни своих граждан, и заставляет считаться с ней. Естественно, классический теракт не имеет смысла без «подписи». Террористы каким-то образом сообщают всем о своей ответственности за теракт. Например, звонят журналистам или случайным людям, и просят передать своё послание властям. 

Как известно, все террористические организации «курируются» спецслужбами государств или международными группами влияния. Под теракт можно замаскировать политическое убийство, но это отдельная тема. Обычно террористов используют для провокаций.

Провокации обычно применяются для того, чтобы выставить политического противника в невыгодном свете, и развязать себе руки для действий, к которым руки уже давно чешутся. В былые времена государства занимались провокациями по большей части сами, без применения террористов.

Можно какими-то малозаметными действиями, типа дипломатических или торговых, спровоцировать противника на неадекватный ответ, и тем самым выставить его агрессором. Пример: отрезание Японии от источников топлива – и Пирл-Харбор. Высший пилотаж: настоящего провокатора никто не заметил, и нападение Японии на американский флот в глазах обывателя выглядело как гром среди ясного неба.

Не всегда так получается. Чаще приходится имитировать враждебные действия против себя. Пример: нападение переодетых в польскую форму эсэсовцев на радиостанцию в Глейвице. Или просто выдумать враждебные действия, и убедить всех через контролируемую прессу в их реальности. Пример: Тонкинский инцидент.



А вот пример более сложного провоцирования. Руководство США было не против вступления страны в Первую мировую войну, но этому мешали изоляционистские настроения граждан. Пришлось пустить на дно трансатлантический лайнер «Лузитания» с американскими гражданами и почтой США, чтобы поднять в прессе антигерманскую истерию.

И самый знаменитый теракт уже с использованием террористов – известный «выстрел в Сараево». Террористов использовали «втёмную». Россию удалось втянуть в войну на нужной стороне.

В общем, схемы были простые и понятные. Но в последние годы наблюдается тенденция к усложнению. 

Всё чаще случаются события, которые по всем признакам подпадают под теракт, но «подписи» в классическом смысле нет. Например, после 9/11 и последовавших вскоре терактов в Лондоне об ответственности за теракт какого-то Бен Ладена и «Аль-Кайеды» заявили власти. Бен Ладен, по всей видимости, просто согласился на эту роль. Если ты всё равно негодяй, почему бы не стать самым главным негодяем?

Правда, после 9/11 осталось столько вопросов, что их интерпретация будоражит умы уже много лет. Чего стоит только падение третьего здания Международного торгового центра, в котором не было даже пожара. Также всем известно, что будет, если набрать в Word номер первого рейса, врезавшегося в башни-близнецы (Q33 NY), и перевести в шрифт Wingdings. Шрифт был добавлен в Word незадолго до 11 сентября 2001 года.

Теракты в Норвегии. Всё свалили на одного человека. Но надо быть очень наивным, чтобы поверить, что взорвав автомобиль, в результате чего погибли члены правительства, он успел в другом месте перестрелять кучу народа, где в число жертв попали родственники королевской семьи Норвегии, являющейся ветвью Виндзоров. И суд поверил, что всё это сделал одиночка.

Бостонский марафон. Опять нет «подписи», но в сеть «сливают» такое количество свидетельств о причастности американского государства к теракту, что становится понятно, что это «ж-ж-ж» неспроста. Это сделано специально. Не могли американские спецслужбы так накосячить. Разве что если у них в отделе кадров Задорнов работает.

После взрывов в Волгограде в сети также появилось множество материалов, ставящих под сомнение официальную версию. Также, как после взрывов домов в Москве и Волгодонске в 1999 году. Правда, тогда ещё Рунет не был так развит.

И теперь этот малайзийский «Боинг».

Вообще-то боевые действия на Донбассе идут уже давно, и всё это время гражданские самолёты продолжали летать над районом боевых действий. Где-то я читал, что в день гибели рейса MH17 там прошли 55 пассажирских самолётов. И надо же такому случиться, что сбили именно малайзийский и именно «Боинг»! При этом его бортовой номер отличается всего на одну букву от скандально пропавшего несколько месяцев назад собрата. А чтобы быть сбитым, ему пришлось «случайно» отклониться от курса.

У кого-то хватит смелости назвать эти совпадения «случайными»? 

По моему мнению, подозрительные совпадения во всех случаях – это и есть «подпись». Только – подпись нового типа, неразборчивая. Такую «подпись» обыватель прочитать не сможет. А если её попытается прочитать какой-нибудь журналист или аналитик, его трактовка останется только его мнением, и всё. Как говорится, «к делу не пришьёшь». 

Полагаю, что в данных случаях авторами провокаций являются какие-либо группировки, не тождественные государствам. Надгосударственные, межгосударственные, контролирующие часть государства, или как-то ещё. 

«Неразборчивую подпись» «автор» провокации направляет своим противникам, таким же группировкам. Они поймут. А обывателю это понимать не надо. Обыватель мыслит старыми категориями. Он думает, что схватку ведут государства. Что на Донбассе идёт война Украины с Россией. Пусть думает так. Для обывателя виновником теракта будет тот, кого в нужном свете выставят СМИ, контролирующие целевую аудиторию, к которой он относится. Понятно, что для западного или укромайданутого обывателя виноватой в гибели «Боинга» в любом случае будет Россия. А для российского – США и их укропские холуи. И неважно что там скажут эксперты или суд. Бабушки на скамейке знают всё про всех, и абсолютно уверены в точности своей информации. С «общественным мнением» - то же самое.



Как там в реальности – читайте в «подписи», если умеете.

Изменение характера провокаций, по моему мнению, связано с падением роли государств в мировой политике. Не совпадающие с государствами структуры борются друг с другом за контроль над ресурсами, государствами и общественными настроениями. Посредством таких провокаций они могут усиливать нужные настроения в обществе, не считаясь с интересами государств. Также могут подталкивать выгодные себе кадровые решения в государственных органах. Вроде: министр внутренних дел допустил теракт – в отставку. Народ считает государство причастным к бостонским взрывам – одни спецслужбы посрамлены, другие возвысились. И тому подобное.

Новый мир – новые провокации.

Сcылка >>


Оцените статью