Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Как поссорились коммунисты с православными

Архивные материалы

23.04.2014 22:30  

ragnar

88

Получилось так, что коммунисты с православными поссорились. А могло ли быть по-другому? Думаю, не могло. Это была трагическая историческая неизбежность.
Чтобы понять, почему так случилось, надо вспомнить как всё было.
Вы можете представить себе православных коммунистов?

Вообще-то православные коммунисты существуют. Самый известный из них – писатель Александр Андреевич Проханов. Но надо признать, что таких немного. Для большинства людей коммунизм и православие несовместимы. Но так ли это?

Я считаю, что эти понятия совместимы. Просто получилось так, что коммунисты с православными поссорились. А могло ли быть по-другому? Думаю, не могло. Это была трагическая историческая неизбежность. Это теперь легко рассуждать о том, что если бы да кабы... Как в той одесской шутке: «Чтобы я всегда был такой умный заранее, как моя тёща потом».

Чтобы понять, почему так случилось, надо вспомнить как всё было. И начать надо не с появления в России марксистских кружков, а с более ранних времён.

Говоря формально, коммунистическая идеология пришла к нам с Запада. А когда это «мы» и «Запад» попали в разные категории? Можно вспомнить античность – Рим и Греция. Но так глубоко копать не будем. Ограничимся тем историческим горизонтом, в котором присутствует Христианство.

Извиняйте за упрощённость моего изложения. Если подробно – надо целую книгу писать, к чему я пока не готов.

В XI веке произошёл давно назревавший раскол христианского мира на православных и католиков. Рассмотрим процессы, которые происходили в западной (католической) части христианского мира. В той, откуда к нам позже пришёл марксизм.
Католическая церковь приобрела большую власть в своей части христианского мира. Не в смысле духовном (хотя, и в этом тоже), но, главным образом, в смысле политическом. Ватикан назначал монархов, объявлял крестовые походы, владел землями и т.д. Светские властители тяготились властью Ватикана и боролись с ней по мере возможности. В процессе борьбы обе стороны даровали привилегии городам, как источникам денег. А вы что думали, Магдебургское право затак раздавали?

И вот, к XVI веку Европа подошла к некоторому водоразделу. Понятно, что всё случилось не вдруг. Предпосылки к событиям XVI века назревали давно. Росли и усиливались города, в которых складывались социальные группы, тяготившиеся властью католической Церкви. Это были купцы и тайные ростовщики, мастера искусств, учёные (если так можно их называть). Позже к ним примкнула и часть духовенства, поселившегося в городах и «надышавшегося» тамошним воздухом. Антиватиканские настроения в городах росли, временами доходя даже до тайного оккультизма и сатанизма.

Почему именно в XVI веке эти настроения «прорвало», есть много разных мнений. Говорят, климат ухудшился, урожаи стали меньше, голодно стало. Другие говорят, что население слишком выросло. Ещё какие-то версии есть, наверное. Может и все эти причины в какой-то мере имели место. А может быть просто силы, оппозиционные Ватикану, почувствовали, что пора его подвинуть. Сил и нетерпения уже достаточно.
И начался большой «наезд» на Ватикан – Реформация. Реформацию заказали торговцы и ростовщики, главным образом венецианские и генуэзские. То есть те, кто не только был недоволен всевластием Ватикана, но ещё и обладал нужными финансовыми и интеллектуальными ресурсами, а также мог воспользоваться результатами ослабления Ватикана.

Чтобы было понятнее. Что значит «могли воспользоваться результатами»? Представьте себе страну, население которой тяготится властью диктатора (все совпадения случайны!). Кто свергнет диктатора? Романтик-одиночка? Скорее всего, он не сможет одолеть охрану диктатора. А если и сможет? После убийства диктатора его тоже убьют. Многие пойдут на такое? А если и не убьют? Он что – займёт место диктатора? Нет, он в лучшем случае получит почётную пенсию, а страной будет править кто-то другой. Тот, кто обладает для этого нужной субъектностью. И не факт, что это будет тот, о ком мечтали романтики с бомбами и револьверами. Поэтому не верьте в романтиков-одиночек, борющихся с диктаторами.

Так вот, Ватикан «заказали» торговцы и ростовщики. А выполняли «заказ» Мартин Лютер, Жан Кальвин, Ян Гус и другие. Только не поймите это буквально. Это были люди, страстно верящие в то, что делали. Они это делали не за деньги. Но всё равно получился «заказ».

Реформация привела к череде религиозных войн, которые длились более века, и закончились Вестфальским миром в 1648 году. Каков же был результат? На первый взгляд непонятно. Какие-то страны (преимущественно севернее) вышли из-под власти Ватикана – стали полностью протестантскими. Какие-то – стали протестантскими частично. Какие-то – остались католическими. И всего-то? Стоило из-за этого больше ста лет воевать?

Стоило, оказывается. Главным результатом Реформации стала отмена библейского запрета на ростовщичество. Да-да, именно это. До Реформации ростовщичество было однозначно запрещено Церковью. Конечно, это не значит, что его не было. Но всё-таки, те кто занимался этим, знали, что совершают тяжкий грех. «Рынок ростовщических услуг» был относительно небольшим, как и подобает преступным сферам деятельности. Кое-где ханжески разрешали заниматься ростовщичеством евреям. Им-де их бог не запрещает наживаться на иноверцах. Как будто христианство признаёт существование каких-то других богов? Так было потому, что за ширмой «еврейского капитала» частенько скрывались реальные хозяева вполне «христианского» происхождения, просто не желающие «светиться». Так и сейчас бывает.

Так или иначе, но начиная с XVII века ростовщичеству был дан зелёный свет. Это вызвало резкий экономический подъём Европы. Те проблемы, которые стали причиной Реформации (если это они были причиной) были решены. Эффективность экономики резко повысилась и продолжала повышаться. Но есть ли в христианстве такое благо, как «эффективность экономики»? Мне кажется, что нет.

Из христианской системы ценностей был вынут один из краеугольных камней. Этого нельзя было делать. Нельзя вынуть из фундамента дома один из огромных камней, не причинив дому вреда. Дом может сразу и не рухнет, но процесс разрушения начнётся. И он начался.

Высокая эффективность экономики была куплена ценой предательства веры. Протестанты с радостью бросились в нарождающийся капитализм. Отдались ему всей душой, можно сказать. Неудивительно – ведь их для этого и «изобрели». Католики без особого энтузиазма, но всё же потащились следом.

Но не надо забывать, что сознание европейских народов к тому времени уже полторы тысячи лет формировалось в христианстве. Поэтому люди довольно быстро почувствовали, что с христианскими идеалами справедливости в обществе стало что-то не так.

Как реакция на несправедливость нарождающегося капитализма, стал набирать популярность утопический социализм. Термин «утопический социализм» появился в XVI веке после выхода книги Томаса Мора «О наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия», но схожие идеи были известны с незапамятных времён и были характерны для раннего христианства. Сочинения утопистов набирали популярность, но это был не выход. Утописты говорили о том, каким должно быть справедливое общество, но когда речь заходила о путях его достижения, мямлили что-то невнятное. Недаром же сейчас «утопией» называют что-то хорошее, но нереализуемое.

Однако частичный отказ Европы от христианства породил не только вздохи об утраченной христианской справедливости, но и нечто другое. Те, кто поняли, в чём проблема, разделились на два лагеря. Первые призывали вернуться к подлинному христианству. А вторые призывали «сказавши А, казать и Б», то есть, полностью выбросить христианство на свалку истории. Так появились либералы – сторонники свободы личности от всего и вся, в том числе и от Бога. Конечно, сразу и в открытую такое сказать было нельзя, но работа началась. Первыми ласточками атеизма стали французские энциклопедисты, готовившие почву для Великой французской буржуазной революции. Как известно, в ходе Революции была предпринята довольно кровавая попытка отмены христианства во Франции.

Тогда же, во время французской Революции, проявился и левый, якобинский проект.

И наконец, в середине XIX века нашёлся человек, который придумал как совместить социальную справедливость и высокую эффективность экономики – Карл Маркс. Он предложил не отменять ростовщичество, но запретить частное присвоение его результатов. По его мысли, единым эксплуататором и ростовщиком должно было стать государство, действующее в интересах трудящихся. Таким образом, и прибавочная стоимость, и проценты, будут направляться не в чей-то карман, а на благо всего общества. Надо понимать, что Маркс со своими идеями появился не ниоткуда. Он «стоял на плечах гигантов» - утопических социалистов, ведомых христианскими идеалами. Таким образом, надо признать, что марксизм является христианским по сути, но антихристианским по форме.

Почему же эта благая идея несла с собой атеизм? Дело не в том, что Маркс был евреем. Строго говоря, евреем он не был – он был из семьи выкрестов. Фридрих Энгельс тем более не замечен в еврействе. Дело в том, что нельзя дважды войти в одну реку. Или, как ещё говорят, легко выдавить зубную пасту из тюбика, но почти невозможно её запихнуть обратно. Вернуть протестантов к идеалам подлинного христианства было нереально. Католическая церковь тоже достаточно срослась с мирской властью, деньгами, собственностью. И отдавать это не собиралась. Кроме того, и за теми, и за другими тянулся шлейф кровавых «художеств» ещё с давних времён. Где же они, настоящие христиане в Европе? Ау-у?

Говорите, в России есть какие-то «православные»? Это – истинные христиане?
Надо понимать, что знают и понимают европейцы о православных. Истинно говорю вам – ровным счётом НИ-ЧЕ-ГО!!! По их мнению, это какая-то жуткая версия христианства, то ли застрявшая в XI веке, то ли скрещенная с исламом. В общем, недоразвитая и восточно-деспотичная. Короче, ещё хуже католиков с протестантами. Поэтому – даже не рассматривается. Выбором Маркса стал модный в интеллектуальных кругах Европы XIX века атеизм.

И вот марксизм пришёл в Россию. И оказался очень востребован. Почему же? Ведь мы православные, мы не предавали идеалов раннего христианства? Ой ли? Если бы у нас всё было так хорошо, марксизм к нам на порог бы не вошёл.

Вспомним что происходило у нас.

Что вы знаете о реформе Никона? Что она вызвала раскол в православной церкви. Только из-за того, что стали креститься тремя пальцами, и что-то там в книжках исправили? Мне представляется странным, что такие небольшие изменения могли вызвать раскол. Староверы утверждают, что реформа Никона серьёзно подорвала основы православия. По их мнению, Никон был криптокатоликом, и сознательно действовал во вред.

Потом «отличился» Пётр I, когда вместо Патриархии учредил Святейший синод. Такое «министерство православия». Клирики стали «госслужащими», со всеми вытекающими последствиями. Церковь стала срастаться с государством.

В христианстве издавна боролись две тенденции. Излишний рационализм и полное отрицание попыток рассуждений в вопросах веры. Между этими двумя крайностями не удалось пройти ни католикам, ни православным. Католики увлеклись дискуссиями, и стали терять духовность. Русская православная церковь после реформ Петра пришла к практически полному запрету на какие-либо словопрения.

В результате церковь потеряла возможность выработать какой-то достойный ответ надвигающемуся Модерну с его идеологиями либерализма и социализма. Всё, что смогли сказать клирики-госслужащие – «Держать и не пущать!» И до сих пор многие церковные люди говорят, что если бы царь больше расстреливал, революции не было бы. Как это по-православному звучит!

XIX век часто называют потерянным веком России.

После неудачи Наполеона, Запад в лице Альбиона перешёл к следующему этапу решения «русского вопроса». Был запущен проект «русофобия». Велась работа среди «прогрессивно мыслящей» части русского дворянства. Это вылилось в восстание «декабристов», которые, как известно, не дали спать Герцену, и дальше пошло-поехало.

Я не хочу сказать, что во всём виноват только Запад. Государство в России действительно стало неадекватным эпохе. И это было заметно многим. Но поскольку дворянство к тому времени уже считало Запад образцом во всём, неудивительно, что враг смог «оседлать» протест. Позже к прозападно настроенной части дворянства присоединилась народившаяся интеллигенция, которая довольно быстро заболела Западом «на всю голову».

Первым «звоночком», указавшим на то, что в России не всё в порядке, стало поражение в Крымской войне. Давно уже Россия не помнила таких поражений.

Но самым серьёзным ударом стала «украденная победа» в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. Русские войска стояли у стен Царьграда, и между ними, и Святой Софией, на которой надо было восстановить крест, не было никого. Но царь поддался давлению Европы, и отступил. Всем стало ясно, что если в этих условиях не удалось воплотить вековую мечту, то другого раза не будет. Во всяком случае, с этой политической системой. Концепция Третьего Рима дала трещину.

Авторитет власти был подорван и стремительно разрушался. Но поскольку Церковь к тому времени уже совсем срослась с государством, падение авторитета государства ударило и по Церкви. На что опять не нашлось никакого другого ответа, кроме как «держать и не пущать!»

На место теряющего позиции православия пришли идеологии Модерна – либерализм и социализм (в лице марксизма). Но какая из них могла победить в православной стране? Конечно марксизм!

Поначалу марксисты, ставшие коммунистами, рассматривали Россию как «вязанку хвороста» для костра мировой революции. Но с вовлечением в коммунистическое движение народных масс, Россия постепенно начала «переваривать» коммунизм, и в итоге «переварила».

Появился наш, русский коммунизм, который теперь принято называть «Сталинизмом». Только не надо ставить это в заслугу одному Сталину. Его заслуги огромны, но он только явился выразителем воли народа. У коммунизма в России было только два варианта – понести поражение или стать русским. То, что коммунизм «обрусел», дало России возможность вписаться в Модерн на своих условиях, не ломая своей православной сути. Это позволило Третьему Риму продержаться ещё несколько десятилетий и даже выдержать самый мощный в истории «наезд» Запада.

Позволю себе небольшое сравнение. Посмотрите, из каких разделов состоит Библия. Ветхий Завет и Новый Завет. Ветхий Завет, - ни что иное, как еврейское Священное Писание. Так что, значит христианство – продолжение иудаизма? Нет! Христианство – это одновременно и продолжение, и преодоление иудаизма. Отрицание его. Но это не мешает христианам чтить Ветхий Завет. Хотя и не все его книги признаны каноническими.

По моему мнению, русский коммунизм – это как бы третий раздел Библии. Отрицающий предыдущие, но построенный на них.

Сcылка >>


Оцените статью