Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

ЗАТОВАРИВАНИЕ НЕФТЯНОГО РЫНКА ПОСТАВИЛО В КАТАСТРОФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ АМЕРИКАНСКИЕ СЛАНЦЕВЫЕ КОМПАНИИ

Энергетика

28.03.2015 08:55  

Александр Хуршудов

268

Обычным явлением при снижении цен на рынке является сокращение производства; образущийся дефицит товара способствует восстановлению цен.
В силу огромных начальных капвложений в бурение скважин при добыче сланцевой нефти этот механизм нарушается. В прошлом году добыча в США продолжала расти, несмотря на двукратное снижение цен, а после резкого сокращения бурения на рынке началось затоваривание. Оно препятствует росту цен и грозит катастрофой для сланцевых компаний.

Американское агентство энергетической информации EIA в отчете за прошлую неделю (с 16 по 20 марта) сообщило об увеличении коммерческих запасов нефти в США на 8,2 млн баррелей. Ранее эксперты прогнозировали рост коммерческих запасов лишь на 5,133 млн баррелей. Запасы нефти достигли величины 466,7 млн барр., что является новым максимумом за 80 лет.

Действительно, за последние 4 месяца рост коммерческих запасов нефти и нефтепродуктов резко ускорился. Чтобы вникнуть в причины происходящего, давайте сначала посмотрим динамику добычи и переработки нефти за последние два года (рис.1).

Рис. 1.

Добыча нефти за этот период выросла на 2,1 млн барр./сут, главным образом, за счет трудноизвлекаемых (сланцевых) запасов.  А вот импорт нефти сократился лишь на 1 млн барр./сут. Почему не больше?

А дело в том, что крупные американские компании собирают свою нефть со всего мира, и часто она достается им там дешевле, чем в США. К примеру, в прошлом году США импортировали 16 млн т нефти из России. Это, главным образом, доля Exxon Mobil в Сахалинском проекте. Он выполняется по СРП, первоначальные инвестиции там уже окупились, а текущие затраты малы. Вот почему при солидном росте собственной добычи США все еще импортируют 40 % потребляемой нефти.

Производство нефтепродуктов выросло на 1,6 млн барр/сут. Часть нефтепродуктов американцы экспортируют в Канаду и Мексику, она увеличилась на 0,6 млн барр./сут. Таким образом за прошедшие два года потребление нефтепродуктов в самих США возросло на 1-1,1 млн барр./сут. А до этого оно в течение 8 лет снижалось и в те годы сократилось на 2 млн барр./сут. Что же изменило ситуацию?

Я вижу только одну причину: крупным потребителем нефтепродуктов стала сама «сланцевая» индустрия. Мощность буровых станков 0,7-1,3 МВт, количество этих станков к середине прошлого года выросло почти до двух тысяч. При операциях многоступенчатого гидроразрыва используется до 1000 т песка, до 15 тыс. кубов воды, и все это надо привезти, закачать в скважину, потом извлечь обратно и утилизировать закачкой в подземные горизонты. Вывоз добытой нефти тоже часто производится автоцистернами и далее по железной дороге. Разумеется, затраты энергии можно было бы снизить путем строительства трубопроводов (отчасти так и делается), но высокая конкуренция за сланцевые участки требует быстрой окупаемости, поэтому – возят, избегая роста капитальных затрат.

Кратко поясню, что представляют собой коммерческие запасы нефти и нефтепродуктов.

Статистика в США поставлена прекрасно. Каждая компания, имеющая в конце недели в своем хозяйстве более 500 барр. нефти (бензина, керосина или дизтоплива), должна сообщить об этом в агентство EIA, которое сводит суммы для всеобщего пользования.

Примечание: в США есть еще СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ЗАПАСЫ нефти. Они составляют 690 млн барр., хранятся в соляных шахтах и практически не меняются.

При стабильном нефтяном рынке величина коммерческих запасов колеблется в обе стороны в пределах плюс/минус 2,5 %. Отклонения обычно связаны с динамикой морских перевозок. Пришли за неделю три лишних танкера – запасы выросли на 6 млн барр. Закрыл шторм или циклон морские порты – упали нефтяные запасы. А запасы нефтепродуктов – дело сезонное, летом более дефицитен бензин для отпускников, зимой – дизтопливо для отопления домов. На прогнозах запасов резвятся два десятка аналитиков, их бурно обсуждают, время от времени пугают цифрами биржу, она привычно шарахается. Два прошедших года все так и происходило, даже двукратное падение нефтяных цен вплоть до декабря на коммерческие запасы НИКАК не повлияло (рис.2), в сумме они составляли 700 млн баррелей. А потом ситуация изменилась.

Рис. 2

С начала декабря по март суммарные запасы нефти и нефтепродуктов увеличились на целых 126 млн барр. (18%). Стабильность рынка резко нарушилась. Самое любопытное, что линия роста запасов зеркально отображает кривую сокращения действующих буровых станков (рис.3).

Рис. 3. Источник - Бейкер-Хьюз 

Экономия нефти в размере 126 млн барр. за 4 месяца соответствует 1 млн барр/сут. Теперь понятно, кто употреблял эту нефть раньше? Та самая тысяча буровых станков, которые сейчас остановлены, а также пробуренные ими скважины и их промысловая инфраструктура.

Затоваривание нефтью поставило в катастрофическое положение американские сланцевые компании. Сначала они не могли остановить бурение, потому что были связаны контрактами с подрядчиками и владельцами земель. Сейчас они не могут сократить добычу, так как надо возвращать ранее взятые кредиты. Но в прошлом году у них были надежды на рост нефтяных цен. Теперь эти надежды придется отложить: при избытке нефти придется ждать не менее полугода, пока сланцевые скважины сами истощатся. Раньше цена WTI существенно не поднимется.

Положение сланцевых компаний могла бы спасти организация поставок нефти на экспорт (сейчас экспорт нефти из США запрещен законом). Но шансы изменить закон в нынешнем году практически нулевые, ибо ему противостоит мощное лобби перерабатывающих заводов. К тому же сланцевые скважины быстро истощаются и переходят на газ с конденсатом, смесь легкой нефти с газовым конденсатом летуча, ее пары взрывоопасны и для дальних перевозок эту нефть придется дополнительно дегазировать. Это опять затраты.

Крупные нефтяные компании чувствуют себя намного лучше. У них основная доля прибыли формируется от переработки и сбыта, а эта маржа с падением нефтяных цен практически не изменилась. Для дизтоплива, например, она  составляет $65-75  на баррель. Сейчас нефтяные гранды внимательно следят за состоянием «покорителей сланцевых плеев», чтобы вовремя скупить их вместе с потрохами. Клиенты для этого уже созрели, но вопрос в том, не слишком ли много у них долгов.

К многим проблемам сланцевой нефти добавилась еще одна: ее добыча весьма энергоемка. Нам, разумеется, недоступны данные статистики для точных расчетов, но из приведенных выше цифр можно сделать примерно такой вывод: из двух баррелей сланцевой нефти один употребляют ее добытчики. Это не отобьет начисто вкуса к сланцам, но горечи им добавит изрядно.

А что в Евразии? Здесь картина совершенно иная, никакого затоваривания нефтью нет. Рост потребления в ЮВА на 1,3-1,7 % в год является долгосрочным фактором. Поэтому разница между ценой Brent и WTI недавно достигала $12. На рис. 4 видно, что Brent уже второй раз пытается штурмовать верхнюю границу падающего недельного тренда. К лету я ожидаю цену Brent в районе $70, хотя до конца года ей придется пережить и падения, и новые взлеты.

Рис. 4.

Краткое резюме будет таким. Многие проблемы американцев проистекают от чрезмерной самоуверенности; в данном случае именно она помогла им второй раз наступить на сланцевые грабли....


Оцените статью